Борис Валентинович Беккер

Данное сообщение неразрывно с предыдущей статьей «Последний очевидец «Кровавого воскресенья«, т.к. повествует об ее авторе Борисе Валентиновиче Беккер — о человеке, который  сыграл немалую роль в жизни бабушки и мамы Натальи Алексеевны.

Москва 1934-1935.  Б.В. Беккер (второй слева)  среди  учителей воскресной школы.  Слева в верхнем ряду бабка НА Фаина Ефимовна Буслова.


О Борисе Валентиновиче говорит внучка Галина Иванова  в книге, посвященной ее отцу —  выдающемуся мультипликатору Ивану Петровичу Иванову-Вано,  среди многочисленных учеников которого выделяется фигура несравненного Юрия Нортштейна. Два ученика связывают Ивана Петровича с семьей Васильевых: Елена Жигня была ученицей НА первого выпуска, а Наталья Бодюл — ученицей отца НА художника Алексея Васильева.  Обе,  занимаясь во ВГИКе под руководством  Иванова-Вано, переписывались со своими первыми учителями  и мы планируем со временем поделиться выдержками из переписок учеников с учителями.
В Интернете информация о Б.В. Беккер практически отсутствует.  Местами она просто неверна. То, что вспоминает Галина Ивановна о своем деде расширяет и уточняет наши знания о нем.

Книга, в которой напечатан приводимый ниже текст

Москва, 2012. Галина Ивановна в гостях у брата НА

В 1926 г. происходит важное событие, оказавшее огромное влияние на жизнь молодого Вано. Он знакомится с Танечкой Беккер, моей будущей мамой. Поженились они только через два с лишним года. Бабушка с маминой стороны никак не давала согласия на брак своей дочери с Вано. Наконец, согласилась, но с условием, что мой отец обязуется обеспечить достойную жизнь своей семье. На мой взгляд, отец свое слово сдержал. 
Венчались они в надворной церкви Зачатьевского монастыря. Где брали кольца, я не знаю, никаких колец у отца и матери я отродясь не видела. «Ты не представляешь, какая это была семья, и я, простой парнишка, что я знал и понимал тогда? Но никогда Таня мне не показала, что я сделал что-нибудь не так. Никогда. А Борис Валентинович? Как много он помог мне в жизни!»

Борис Валентинович это мой дед со стороны матери. Происходил мой дед из немцев Поволжья. Окончил в Петербурге Институт путей сообщения. 

Институтский выпускной знак


Выпуск 81 от Института инженеров путей сообщения Борису Беккер
1894 г.

Работал инженером-строителем по ремонту на Николаевской железной дороге, в техническом отделе Казанской железной дороги, затем на Турксибе начальником строительства на участке Чита — Нерчинск, делал расчеты насыпи вдоль Байкала, потом инженером и начальником участка на строительстве КВЖД, затем опять работал на Николаевской железной дороге, потом на строительстве второго пути на дороге Вологда-Архангельск. Уже в советское время работал начальником строительства топливных железных дорог, участвовал в реконструкции железной дороги на Верный (Алма-Ата) и на Кавказе. Много видел, многих людей знал. В семье были книги о природе разных мест, книг по архитектуре и искусству Японии и Китая, Севера России. И всем богатством своих знаний дед делился с отцом. 

Среди друзей и знакомых семьи Беккеров, куда вошел мой отец, были академики, профессора различных вузов, инженеры, учителя, служащие, бывший курьер с дедушкиной работы, всех кормили, всех привечали. В доме никогда ничего не припрятывали, лучшее — гостям.
В молодости Борис Валентинович был активным общественником, принимал участие в организации общеобразовательных школ и курсов для рабочих, бесплатных столовых для железнодорожных рабочих и их семей, был членом Московского общества взаимопомощи лиц интеллигентных профессий, куда входили такие известные личности как: писатели А.П.Чехов, В.В.Гиляровский, Н.К.Михайловский; театральные деятели О.Л.Книппер, В.Э.Мейерхольд; инженеры Г.Б.Красин, М.Т.Елизаров. Почетным председателем общества был князь С.И.Шаховской…  (от сайта НА добавим, в общество входили также родная сестра Ленина Мария Ильинична, известный провокатор Азеф и (внимание) родители молдавского художника Сергея Семеновича Чоколова, о котором НА написала известную монографию).

 

…Но всю жизнь помогал, где мог, трудоустройству несправедливо уволенных людей, беря их к себе на работу, помогая семьям своих служащих. Так появились у нашей семьи Беккеров-Ивановых друзья-полуродственники: дружили наши деды, дружили наши отцы-матери, дружим и мы, внуки. К сожалению, таких полуродственников сейчас у меня остались всего две семьи — Андреевы и Васильевы. Пишу об этом, т.к. первым учителем художника-муьтипликатора Наталии Ивановны Бодюл был художник Алексей Александрович Васильев, мой «полудядя»(мы об этом узнали, когда Наташа уже поступила во ВГИК).

Пожалуй, последним благотворительным делом Бориса Валентиновича была прописка правнучек А.С.Пушкина Т.Е. и М.Е. Клименко в Москве, в нашей квартире, на площади Сергея Васильевича и Натальи Васильевны Тютчевых… Ну, а мой дедушка просто написал письмо В.Д. Бонч-Бруевичу, который тогда был управляющим делами Кремля, и получил ответ, что правнучки А.С.Пушкина, конечно, получат разрешение на прописку. А все дело в том, что когда-то они вместе с В.Д. Бонч-Бруевичем преподавали в воскресной школе при Казанской железной дороге, и впоследствии Борис Валентинович Беккер помог устроиться на работу безработному Владимиру Дмитриевичу, что оправдывает народную пословицу «Добро оплачивается добром». 

Москва, 1933. Автограф В.Д. Бонч-Бруевича
По поводу правнучек Пушкина я написал и буду ждать ответа…
Как хорошо, что Вы вспомнили то старое время, когда Вы еще работали в воскресной школе при Московско-Казанской железной дороги. Было бы очень хорошо, если бы Вы написали Ваши воспоминания об этой эпохе и о той большой культурной работе, которую мы тогда вели.

Борис Валентинович был обаятельным, общительным человеком, так считали соседи по нашей коммунальной квартире. Я сама мало помню своего деда, он умер, когда мне было 4 года. Помню отдельные эпизоды: как он качает меня на здоровой ноге, держа за руки; как он медленно идет по коридору на кухню, а я бегу и открываю ему двери, как он сидит в кресле, а я у него на коленях, и дедушка читает мне сказки братьев Гримм. С последними месяцами жизни деда связаны трагические моменты нашей семьи.

Информация в газете «Известия» о смерти Бориса Валентиновича Беккера, которая последовала 21 апреля 1937 года. Похоронен Беккер на Новодевичьем кладбище.  Такая оценка значимости человека не помешала органам  за несколько недель до кончины прийти домой с намерением арестовать хозяина. Его не взяли только потому, что он уже не вставал.

Я много думала о том, с чем связан этот визит к моему деду и только недавно из телевизионной передачи «Русские в Харбине» поняла — это был 1936 год, когда многие русские, работавшие и жившие в Харбине и в разные годы вернувшиеся в Россию, были арестованы. Дед работал на прокладке железной дороги как раз на участке Харбин — Порт-Артур в 1900-1904гг. и затем возвращался туда еще раз в 1907 или 1908г.

Семья скиталась по России вслед за сменой места работы деда. Потом, наконец, довольно обеспеченная жизнь в Вологде, где дед занимал должность зам. начальника, потом, очень короткое время, начальника строительства второй колеи на железной дороге Вологда-Архангельск. Арест деда в 1917 г., обыск в квартире, полная неизвестность судьбы Бориса Валентиновича. Семье пришлось оставить квартиру и «раствориться» в городе, но бабушке удалось связаться с Марком Тимофеевичем Елизаровым, с которым дед дружил еще со студенческих времен и много работал вместе, а Марк Тимофеевич был мужем Анны Ильиничны Ульяновой. Вообщем, к деду не успели принять никаких репрессий, по телеграмме, подписанной В.И. Лениным, деда, как арестанта, отправили в Москву, а тут уже его освободили. 
(От сайта НА — свидетелем совместной работы и дружбы Бекера и Елизарова была опять таки бабка НА. Но об этом позже).

1916 год.
Борис Валентинович Беккер в своем кабинете

PS  Все представленные документы из архива семьи Ивановых-Беккер.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *