Дневник Наташи Васильевой

Наверно, нет девушки, которая не начинала вести дневник. Не избежала этой участи и Наташа Васильева. 
Одно дело — начать дневник, а совсем другое — систематически вести его.  Большинство дневников заканчиваются в течении нескольких дней, в лучшем случае месяцев. Наташин дневник охватывает значительно больший период. Начала она его вести в январе 1954 года, за несколько месяцев до своего пятнадцатилетия- последнюю запись можно отнести к концу 1959 года.  Фактически 6 лет, но… с большими пропусками. Например, первая запись помечена 26 января, вторая — 27 января, а третья делается летом и т. д..
В дневнике есть фразы, которые выглядят наивными и вызывают улыбку, можно найти и такие фразы, которые говорят об авторе, как о тонком и вдумчивом человеке, а также есть записи, в которых просматриваются многие черты и черточки будущей Натальи Алексеевны, ее отношения к педагогическому процессу, к людям, к жизни…
Дневник жизни

Начала 26 января 1954 года.
 
О чем я мечтаю:
1.  Очень! Очень хочу кончить эту четверть без троек (ну, пусть будет 1).
2.  Хочу записаться в гимнастическую секцию.
3.  Хочу, чтоб скорей кончился учебный год, и чтоб были каникулы, и мы отправились на этюды!!
4.  Хочу, чтоб папа перестал считать меня маленькой и делать такие замечания, как: «одень кофту», «кушай больше» и др.
5.  Мечтаю о велосипеде!!
6.  Хочу заставить себя докончить начатый дневник!! (как и некоторые другие начатые дела). 
 
 
27 января 1954 года.
 
Хорошие начинания
Я начала заниматься рисованием!!
И, кажется, не в шутку!!
Наша «студия» состоит из 4 человек.
Руководит нами  засл[уженный]. деятель искусств художник А.А.Васильев, я его считаю лучшим художником в МССР!!
Начали заниматься мы еще недели 2 тому назад!!
Папа дал нам нарисовать орнамент, который на вид кажется очень легким, но нарисовать мы, конечно, не смогли, если бы нам не помог он. Рисовать я очень люблю, а учиться рисовать нет. Я себя сейчас учу любить учиться рисовать. Сегодня получила 4-ку по анатомии, а могла бы 5-ку, ах, как понизилась моя успеваемость!! 
        Причину моей плохой успеваемости знаю одна я!!  Как это плохо, когда нет искренних друзей!! Пора спать.
 
       Делала большой перебой хотя все время меня мучила совесть о заброшенном дневнике. А все-таки это очень хорошо, что я пишу дневник. Вот совсем не так давно я записала, что у меня «нет искренних друзей», теперь это прошедшее. Интересно как я буду учиться? Мучиться, я знаю, придется много. Новая школа, новые ученики и… новые разочарования. Велосипед у меня уже есть, лыжи тоже. Запишусь в секцию гимнастическую. 
      Приехали долгожданные родственники , дядя Витя (он мне очень понравился) (здесь и далее выделено нами — сайт НА) тетя Тоня и Аля.
По ночам мы с Алей очень часто разговариваем. Я бегала для нее за справками разными, за что была премирована самым лучшим, что есть – похвалена, и как я заметила, от души. Этого я получаю очень редко.
Аля очень откровенная девочка. Я боюсь, что потом ей это может очень навредить. Я ей несколько раз сказала, что мы с ней похожи и она все время отвечала, что «посмотрим потом». 
Да, я считаю, конечно мы похожи , но не совсем,  далеко не совсем, я может быть совершенно противоположна Але.
    Вот бабушка мне не нравится тем, что она слишком, уж, любит своих сыновей и не замечает других.
Жду с нетерпением окончания Алиных экзаменов, которые, как я уверена она сдаст на 5. Да, будет слово мое пророческим.
Кишинев, лето 1954 года.
Первый ряд: Ярослав (брат НА), Феодосия Исаевна Васильева (бабушка НА), Ира Буслова (двоюроднвя сестра НА).
Второй ряд: Татьяна Анатольевна Васильева (мама НА), Виктор Александрович Васильев (дядя НА), Аля  (двоюродная сестра НА, дочь В. Васильева),  тетя Тоня (жена В. Васильева), Наташа Васильева
Снимал Алексей Александрович Васильев
11 августа 1954 года
 
А все таки Б(абушка) у нас очень вредная. Ей у нас совершенно не нравится и она изо всех сил хвалит свой дом. А я думаю, что у нее вовсе не так хорошо. Она слишком захваленная. Привыкла, чтобы все ее хвалили. 
У меня вчера было очень плохое настроение. Я, кажется, кому то нагрубила. Кто то на меня рассердился. Аля, я вижу, очень обиделась на меня. Сдала экзамены она хорошо. А Ярославку наши гости испортят окончательно. 
Б[абушка]. говорит, что она уедет отсюда. Скажу по правде, что буду очень рада!! 
Лето приходит к концу.
Дядя Витя сочинил два стиха.
Вот 1-й:
Не пьет не ест сиамский кот,
уж врос в хребет его живот,
Хоть держит хвост свой пистолетом,
Однако, сдохнет этим летом. 
II-й    (рядом – рисунок кота).  
Страница дневника Наташи Васильевой
Второй стих д. Вити мы нашли в другом месте
Мой прогноз не оправдался
И котенок растолстел,
Раз до мяса он дорвался,
Килограмм без мала съел.
И теперь улегся на пол
И подставив солнцу бок,
Подложив под морду лапы,
Спит себе без задних ног.
18 августа 1954 года
Незаслуженный деятель искусств
Виктор Васильев
Наши долгожданные гости в конце концов уехали. Больше всех гостей я скучаю по Ирочке. На будущий год постараюсь съездить в Бородино
Честное слово не знаю: схожу ли я с ума или я так сильно изменилась. Вот,  прочитала книгу Мамина-Сибиряка «Приваловские миллионы» — в ней есть одно лицо – Лоскутов – таким ли образом сошел с ума. А все таки я поражаюсь отсталости нашей молодежи.
У меня есть вопрос – Варя С. Способная или нет? Постараюсь на его ответить сама.
Нет! Она не способная, но у нее есть еще выше качество –НАСТОЙЧИВОСТЬ. У нее долго некоторые вещи не получаются, но несмотря на это она доводит свои вещи до конца, можно сказать – победного.
Сегодня посмотрела картину «Веселые соревнования». С[вета] Т[абунщик] и А[ля]. – смеются – не понравилось. У меня одно заключение. Что у них до сих пор нет способности разбираться в очень простых вещах. Спрашивается, чем не понравилась им эта картина? – Всем! – Нет, это не ответ. Вот как я выражаю свое мнение по поводу этой картины. Много музыки. Это хорошо! Но хорошо ли, когда вся эта музыка однообразная. Нет! Да, но музыку эту создавал не  местный композитор, а народ, у которого, наверное, были причины на создание такой музыки. Спрашивается, кого в этом винить? Зрителя!! (Я включаю в его состав и себя, конечно). Это он не может до сих пор понимать музыку, созданную народом. Не бывает музыки однообразной. Это просто невежественный зритель развесил свои ослиные уши и даже не постарается понять простенькие мотивы. 
Танцы – это та же песня, только сопровождающаяся движениями, в данном случае, можно сказать красивыми. Костюмы были красивые!! Если они не понравились некоторым модницам, то только потому, что не соответствуют современной моде, т.е. нет разрезов, пуговиц и т.д. В этой картине режиссером допущена одна, но большая ошибка. Он не сумел связать все в одно сплошное целое. От этой ошибки и получился неинтерес зрителя к картине.
Может быть задан вопрос: почему я взялась обсуждать именно эту картину? 1.Сильно уважаю народное творчество. 2. Хочу научиться выражать свои мысли не только в уме, но и письменно.
Кишинев, август 1954 года
Ирочка Буслова — на переднем плане, Наташа и Аля Васильевы.
Справа Виктор Васильев
Бородинская турбаза, 1953 год
Наташа Васильева со своей тетей Натальей Анатольевной Бусловой
3 августа 1954 года
«Приваловские миллионы»
композиция Наташи Васильевой
Кишинев, весна 1948 года
Света Табунщик (слева, жила по ул. Котовского напротив дома Васильевых), Наташа Васильева (справа) с братом Ярославом
3 октября 1954 года
 
Иногда бывают такие минуты, часы, дни, когда руки опускаются и, кажется, что все кончилось, в это время, быть может на самом деле тяжелое, надо обмануть себя и внушить себе, что все очень нормально. Я, наверное, флегматик, что даже дневнику не хочу выдать свои ошибки. У моего дневника определенно есть читатель, который делает выводы, так пусть хоть они будут в мою пользу.
За это время, конечно, были и изменения. Учусь теперь в 9 классе без названия, но классный рук. Н.Д…    
Люся не пишет — определенно обиделась. За физику очень боюсь!
Но, в общем дела ничего. С Алей иногда ссорюсь.
 
Как я хочу научиться писать сочинения. Быть может я для того и веду дневник.
Я буду художницей. 
  
 
8 октября 1954 года
 
Хочу немного написать о нашем классе. Быть может все последние события  (смешивание, перевод в др[угую] шк[олу].) повлияли на дисциплину, но определенно не в такой мере, как об этом думают учителя и директор. Виновники —  безусловно учителя и дир[ектор], которые в день перевода своих учеников в другие школы даже не захотели с ними разговаривать. Особенно в этом отношении выделилась директорша. Конечно после этого у учащихся сложилось особое мнение об этих «педагогах». Анна Федоровна сказала, что мы «морально разлагаемся» из этого мы делаем определенный вывод. А.Ф.  попробовала с нами по-хорошему, пришла, поговорила с нами, но видно слишком быстро забыла она Макаренко и на следующий раз говорила с нами довольно грубо, когда следовало бы поговорить мягко. Ведь класс наш совершает разные проделки без зла, но без обдуманности, как-то не думает о том, что будет потом. Сегодняшнее собрание повлияло, главным образом, на девочек, а мальчишки будут такими,  какие они есть до сих пор, пока девочки на них не повлияют.  
Сегодня у меня болит шея и голова. Не пойду завтра в школу. Кажется все. Надо писать почаще. Мне не нравится Фенька К.
 
 
20 октября 1954 года 
 
Вообще новостей нет. Люся не пишет. Рита болеет. Я еще жива. Учусь. Настроение плохое. Островский (Н.А.) – драматург мне очень нравится. Класс, по-прежнему,  недисциплинированный.  Жду окончания четверти.
Подруга Люся Васильева
На долгую и добрую память дорогой подруге Наташеньке
от Люси Васильевой.
7 апреля 1955 года
(Примечание сайта НА: Люся Васильева в будущем станет мамой Володи Дубасова — ученика НА, лауреата Наталийской премии.)
Кишинев, 1953 год
7 класс 17 школы
Рита Ширяева — верхний ряд, вторая справа,
Наташа Васильева — в третьем снизу ряду, третья справа.
4 ноября 1954 года.
 
Сегодня читала Тургенева. Небольшие рассказики. Он их мог писать, превращая в замечательные вещи, по каждому поводу.
Смогу ли я?
После того как Балицкий отказался делать у нас душ, участились ссоры между Ярославкой и детьми Балицкого. Первая ссора произошла с Павкой, которого когда то  мы очень жалели, за то что он был часто бит своим отцом и довольно сильно. На этот раз Павка обозвал наших родителей, за что получил хороший тумак от Ярославки, сбежав с поля боя Павка наябедничал. Юля Петровна (мать) требовала расправы над Ярославкой. Мама, выслушав Ярославку, поверила ему и не наказала. Сегодня я выхожу во двор и вижу Ю[лия] П[етровна] выталкивает Ярославку с части двора, которую она считает своей. Ко мне посыпались жалобы со всех сторон, причем Ю.П.  и Стаська (20-летний «недоросль» и «хамелеон» «не хуже» Чеховского) обвиняют во всем Ярославку, забывая что Ярослав не сам с собой  дрался и ругался, а с Павкой, который не очень ангел. Я слушала с одной стороны и пулеметную очередь Ю.П., а с другой стороны Стаську, который весь преобразился, глаза у него чуть не выскакивали на лоб, видно было, что он в своей стихии. 
Эх, базарная баба,  больше о ней ничего не скажешь. Наконец, я сказала  Стаське, который нес черт знает какую чушь, что с ним говорить не хочу. Ю.П. считала, что я возьму Ярославку за уши и уведу домой, но она ошиблась. Забыла она и о том, что Павка врун и был за это часто бит ею же. Я совершенно спокойно сказала: «А помните Ю.П., когда Адька плюнул в бочку, а ваш муж сказал, что это Глебка, которого в это время тут и не было, а сейчас я поступаю, не разбираясь также как и ваш муж, т.е.скажу, что с Павкой дрался Глебка!!!!  Пауза…. (Чепуха) 
Кишинев, 1971
Двор по ул Котовского 75
В центре — «часть двора Балицких», можно разглядеть внучку Юлии Петровны.
Кишинев, 1980-е годы
Справа сквозь листву проглядывает большая металлическая бочка (для сбора дождевой воды) семьи соседей Мельник.
Наташа Васильева (слева)  Вероника и Борис Мельник.
Глеб — родной брат Вероники и Бориса.
1 декабря 1954 года
 
Так хочется быть художницей! Неужели я не смогу, в конце концов добиться и сделать какую нибудь порядочную вещь? Не могу даже полностью выразить свои чувства (Как плохо!). Почему я хуже других? «Неужели всю жизнь я буду такая «бесцветная», а потом мне нечего будет вспомнить? Ведь я внутри совсем не такая, другая, а себя не знаю совсем. Хочу быть порядочной.
Какая тоска!! Плохо, очень плохо.
 
 
13 января 1955 года
 
Вот и «здрасти» вам, уже не 1954 год, а 1955. 
Встречала Новый год вместе с несколькими нашими девочками И…. даже была королевой «бала». Смешно Но я вытянула бумажку и потому стала королевой . Может быть потому было очень весело.
Трудно представить себе меня танцующей!!  Еды было немного- мы быстро все подчистили.
Каникулы провела неплохо, ходила на лыжах (один с половиной раз), немножко рисовала, прочла «Анну Каренину» с большим удовольствием, ходила в кино и один раз в театр. Долго спала. Ярослав находился все каникулы в Москве. 
Сейчас с небольшой охотой принялась за учебу. Читаю пьесы Л.Леонова и Корнейчука. Надо бы продолжить рисовать с натуры. С Алькой все чаще ссоримся. Она какая-то странная. Всего возвышенного (например, любовь к Родине, высказывания о прочитанной книге) она боится, а кое о чем говорит слишком просто, слишком открыто. Аля считает, что прожила тяжелую, трудовую жизнь (в то же время говорит о том,  что сама ничего не сделала, особенного).  Часто говорит о себе (Васильевская черточка). Странные она себе внушила взгляды на людей. С первого взгляда внушает себе недоверие или уважение по отношению к человеку. Я, лично считаю, что это неправильно. Ей все мы, кажется, кроме мамы, не нравятся, значит сильно скучает о своих. Обычно, когда уедешь, то обязательно вспоминаешь все хорошее, что может быть дома и забываешь, что есть и  плохое. Варя тоже странная. Как маленькая, влюблена во всех больших художников и за это им все прощает. Живет совсем не по человечески. Я тоже какая-то непонятная, неизвестно, что мне хочется. Стихи, со скуки, скоро буду сочинять. 
Январь в разгаре,
Снега нет
Пишу в дневник я свой ответ
И посылаю всем привет!
Сейчас у нас нема котлет
Рука моя, как «шкет»
Писать (стихи) не может много лет
А я люблю прекрасный цвет
и так далее
и тому подобное
 
14 февраля 1955 года. 
Был у нас довольно известный молдавский писатель Игорь Шведов. Вид его меня поразил и не в его пользу. Какой то американский костюм для путешественника, на резинках широкие шаровары. Первое слово, которое он сказал, было «резонно». Но говорил он много хорошего и очень правильного и этим мне он понравился. У него хорошая память, живет он своими героями. Вообще, зачем о нем так много говорить? Хватит!
Дорогому Алексею Александровичу Васильеву —
с любовью и старой (уже) дружбой.
Игорь Шведов
Кишинев, 1967
Дорогим моим милым Васильевым!
Долгих десять лет продиралась сквозь интеллигентые тернии эта книжка — знак моей любви и уважения к прекрасному мастеру и человеку, ее герою.
Десять лет ожидания только увеличивают мою радость подписать и подарить Вам самый первый ее экземпляр.
Игорь Шведов
Кишинев, 23 сентября 1969 года
Читаю дневник Нестерова.
Бабушка мне совсем не нравится.
Начались уже весенние каникулы (31 марта 1955 г.). И опять я скучаю. Меня даже зло берет, что я такая флегматичная.  Написала Веронике сочинение о весне. Долго любовалась П.А. Стрепетовой. У Вероники попросила ее портрет. Строю планы на свой день рождения.
Фрагмент передачи, посвященной 100-летию  художника Алексея Александровича Васильева,
которая прошла по молдавскому телевидению в сентябре 2007 года.
Автор и ведущая Наталья Васильева
4 апреля 1955 года
 
У меня есть еще надежда…
Если я себя не оправдаю в искусстве, то значит я не то, кем думала стать. Все мои старания!? Неужели все напрасно? Неужели я ни на что абсолютно не способна? Неужели я дура, бессмысленная кривляка? Неужели….?
Если все время будет так тяжело мне? Как быть? 
Где все друзья мои?
Нет их.
А никто, ведь, на помощь не пойдет! Нет, это только в книгах есть какие-то особенные люди!!!
 
 
27 июня 1955 года 
 
Ко мне подошел молодой человек очень симпатичный с усиками и небольшими бакенбардами, был весьма любезен, но я хотела бы его знать лучше (а когда-то я знала его совсем хорошо). Черт побери, он сильно изменился. Он спортсмен и плохой художник. На выставку дает свою картину. И я дам. Причем дам еще лучшую. У меня есть на это свои соображения. Я буду лучше тебя рисовать, голубчик!! (потому что Я этого хочу!!
 
 
6 октябрь 1955 года
 
Итак, прошло лето! Прошло то, что так долго приходится ждать и, что так быстро проходит. Привезла из Гурзуфа ряд этюдиков «ничего себе» — вообще – можно было бы много, много лучше! Ну, ничего. 
А сейчас со мной случилось то, что случается всего один раз в жизни. Я перехожу из школы в худ[ожественное] уч[илище]. Для меня это очень трудно т.к. получается не совсем так, как у всех людей. Правда я очень хочу поскорее и получше закончить училище и поехать куда-нибудь в большой город учиться!! Причем надо учиться как можно лучше и побольше. Только тогда совесть о брошенной школе будет чиста.
Я прямо не могу разобраться, что лучше учиться в школе или в училище. В этом году освобожусь от общеобразовательных, но на будущий год, буду заниматься ими.
Я никогда не думала, что так трудно бросить школу. А пожалуй еще трудней войти в новый коллектив. (Особенно мне!).
Как это все обернется?! Хорошо выйдет или плохо? Вообще что из меня выйдет.
Что ждет мены впереди, моего будущего!
 
 
29 ноября 1955 года 
 
Ну,  вот и в училище я занимаюсь почти месяц! Встретили меня, я даже не знаю как. Уже выработалась привычка ни на что не обращать внимание. Это очень и очень плохо, так как мне отвечают тем же. Правда! У меня не то положение, что в школе-  работаю я нормально и потому отношение ко мне другое. Некоторые в группе думают, что я деру нос. Конечно, это чепуха, куда его драть и зачем? Другие думают, что на дуру напали – они почти правы, но это не значит, что я о них думаю что-нибудь другое. Р[остислав].Вл[адимирович Окушко]. не сомневается, в том, что всю домашнюю работу делает за меня папа. Работаю я мало как-то, чего-то не хватает, все мучаюсь.
Какая-то паршивая лень разбирает и ломит – ломит всю, прямо сил не нахожу и места, а тут еще все эти дрязги – терпенья нет. Дура, дура и дура!
.
Зачетная книжка студентки Натальи Васильевой
Автографы Ростислава Владимировича Окушко
Дорогому Алексею Александровичу
от автора
Ростислав Окушко
3 сентября 1963 гогда
Кишинев, 1960-е годы. Художники Молдавии
В первом ряду: слева в кепке Алексей Александрович Васильев, справа Варвара Калистратовна Садовская. Над ней в берете Ростислав Владимирович Окушко. Над Васильевым чуть левее Леонид Павлович Григорашенко.  Над Григошенко в тени Илья Трофимович Богдеско.
26 мая 1955 года
 
Что такое жизнь?
Как много людей пытались и пытаются дать ответ на этот сложнейший вопрос.
Бывают тысячи людей, которые не любят ее и смело покидают жизнь. Бывают люди, которые уверены, что жизнь прекрасна. И, наконец, бывают такие, что живут плохо, прекрасного ничего не видят, но…  надеются и «прозябают» от случая к случаю. Вот! Я наверное отношусь к последней категории.
 
———————-
В предыдущей части дневника жизнь описываемая была действительно страшно трудная.
Я была очень сильно больна.
А сейчас стало легче и никто не узнает, что я пережила.
Школа забрала у меня полжизни, а дала взамен тяжелый, странный характер. Ей не буду благодарна. 
Скоро опять начнутся испытания!!
 
 
Как я уже писала выше, и что, наверное, буду писать, думать, чувствовать на протяжении всей жизни, — мне абсолютно не везет. Но жизнь борьба и удивительно трудная! Правда, некоторым везет в ней.
 
28 октября 1956 года
Черт побери, опять дырки у меня в жизни. Хитрость совсем не нужна, а нужна ловкость.
Мне стыдно за себя. Волей я не обладаю. Воспитать ее трудно, а без нее у меня ничего не выходит.
У всех я вызываю жалость, или мне неохота разговаривать и плохое настроение. Если у меня настроение хорошее и я могу говорить и даже смеяться, то это вызывает снисхождение и насмешку. Когда я держу себя независимо (а это ведь в таких условиях необходимо), то меня просто считают гордой дурой.
Непосредственно вести я не умею. Вообще говоря, меня никто не знает, не родился еще, наверное, такой человек. (А кому нужно меня знать?) Так я и влачу жалкое существование.
Воля, необходима воля!
Думаю, что в свою трудную жизнь я сумею ее воспитать.
Меня никто не понимает, но приходят ко мне делиться своими неудачами, а мне эти неудачи всегда очень ясны и понятны. Если бы все могли помогать друг-другу.  Помогать я люблю. (Ведь так приятно делать добро!  Это не сентиментальность, а скорее мужество)!!
28 октября 1956 года
 
 
1959 год
Прошло очень, очень много времени, и я перечитала свой дневник. Смешно.
Я кончила училище. Был выпускной вечер. Было хорошо и запомнилось на всю жизнь.
Весь 5-й курс я только и думала, что настанет тот ужасный день и я не буду уже в училище, а буду неизвестно где и как. Самое ужасное для меня было, это потерять ребят, с которыми училась. Я помню солнечный день, холодный ветер, синее-синее небо и  пустоту. .. Пустоту на сердце. Это было на 5-м курсе. Шла экзаменационная постановка. Все мои товарищи были со мной, но я тогда уже попрощалась с ними навсегда. Самое дорогое, самое лучшее,  что у меня было за всю мою жизнь – это училище. Вот имена ребят, которых я никогда бы не хотела забыть. Это — Витька Ситриванов, Мишанька Волков, Ярослав Лозинский, Петя Орел, Сашка Морозов, Эдька Соколик. Они мои друзья. Они моя юность. 
Потом было трудно, и очень интересно. Я поступала в ВУЗы. К счастью, все кончилось провалом. Иного я тогда и не заслужила.  (А мне всегда везет).
Теперь я Наталья Алексеевна, строгая преподавательница по искусству. У меня милые ученики.
Кишинев, май 1959
Однокурсники Республиканского художественного училища в выпускные дни.
Виньетка выпуска РХУ 1959 года
Диплом Н. Васильевой об окончании РХУ г. Кишинева
Кишинев, 1959
«Наталья Алексеевна — строгая преподавательница по искусству»
Конец
PS C рукописью дневника можно ознакомиться здесь

Дневник Наташи Васильевой: 2 комментария

  1. Прочла Наташин дневник. Здесь хорошо видны ее черты — необычайная застенчивость и скромность и, одновременно, стремление выделиться из общей массы, А главное — желание достойно прожить жизнь, что ей, по большому счету, удалось. Мне этот дневник интересен еще и тем, что наше детство и юность пришлись на одни и те же 50-е, 60-е годы и «стиль мыслей» (или, как сейчас говорят, менталитет) мне понятен и близок. А как интересны фотографии! Вот так мы тогда одевались, причесывались.. Такими были дворы этой верхней части Кишинева, в которых мы росли, ссорились друг с другом, мирились, мечтали о высоком… Спасибо Ярославу Алексеевичу за это пусть недолгое, но дорогое для меня возвращение в годы отрочества — это время было прекрасным!
    Ирина Субботович

  2. Ирина, спасибо за комментарий. Он делает сообщение более красочным и объемным.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *