Интервью Натальи Алексеевны Васильевой по случаю 40-летия ДХШ (1999 год).

Почти вся информация о 40-летнем юбилеи Детской художественной школы им Щусева  уже была опубликована на страницах сайта.

Выкладываем центральное сообщение прессы, посвященное 40-летнему юбилею ДХШ, — интервью НА газете «Независимая Молдова», которое вышло 20 января 2000 года.
Интервью взяла корреспондент «НМ» Ирина Анатольева ( Ирина Анатольевна Субботович ).

А справа вверху — во веки веков! — солнце.

Есть такой народ,который всегда видит жизнь нарядной,праздничной. Это дети,которые любят рисовать.Удивительно, что (со времен социализма!) в Кишиневе сохранился чудесный островок. где их этому учат — детская художественная школа. И рядовые, «средние» кишиневские папы и мамы могут и сегодня дать своим  детям художественное образование. А такое не каждой американской семье по средствам!
Художественная школа имени Щусева отпраздновала юбилей — 40 лет. С первого дня ее существования и по сей день в ней работает Наталья алексеевна Васильева. Почти столько с ней знаком и корреспондент. Поэтому в этом интервью она, как и прежде, просто Наташа. Наташа ВАСИЛЬЕВА.
НМ— Преимущество возраста —  возможность сравнивать. Вот дети сегодня совсем другие, правда? Скажи, Наташа, а рисунки их — тоже другие?
НА — И да, и нет. Ну, например, всегда — и во веки веков! — вверху справа — солнце. А человек у них — почти без туловища, этакое «голова — ноги». Все дети мира так рисуют. Конечно, до определенного возраста. Дети празднуют свое детство,они любят рисовать веселое: цирк,новогоднюю елку,катание на санках. Могут неожиданно рассмешить. Недавно на уроке была задана тема : «Сказка» . И вот одна девочка изобразила такую джинсовую тетку в сверхсовременной кухне с тысячью приспособлений — необыкновенной плитой , машиной для мытья посуды, вообщем, чего там только не было! Я, например, такой кухни даже не видела. Оказалось, это Золушка! Дети сейчас любят рисовать супергероев из американских триллеров — таких страшных, мускулистых… На «Сбор винограда в колхозе» их уже не уговоришь.
 
НМ — А как и чему вы их учите? Хотя бы в двух словах.
НА — Предметы — академические: рисунок, живопись, композиция, история искусства. Здесь есть опасность: когда на  10 -12-летних  учеников наваливаются «взрослые» знания, из их работ может уйти детство.Каждый из преподавателей по-своему старается сохранить это детское чувство,»не засушить» его.
 
НМ— И удается?
НА— На  просмотрах хорошо видно, насколько. В композициях учеников Лидии Беровой,например, всегда видна душа ребенка. А Надежда Ротару умеет, сберегая это детское видение, научить ребят современному языку живописи.  В группе Виктора Кузьменко (это директор и,кстати, выпускник школы) — лучший рисунок: прозрачный, воздушный. Не «замученный». В общем,каждый из преподавателей — С.И. Галбен, Л.М.Секриеру, Н.Ю. Шибаева — да и все остальные, стремятся передать свои пристрастия.  В детских работах встречаются душа ребенка и душа учителя. Происходит  нечто…
 
НМ—  Но  воображение, фантазия, душа — все это не так ценится в век прагматиков. По наплыву учеников, заполненности школы это как-то ощущается ?
НА—    Учеников несколько меньше, чем раньше. но это потому, что даже символическая плата  за обучение ( у нас она 20 леев в месяц )не всем по карману. А насчет прагматиков… Прагматична любая эпоха относительно предыдущей, а на их стыке искусство всегда жестко «выдавливалось». И всегда выживало! Потому что в нем есть потребность. Другое дело, какого уровня потребители. Вспомним, что русские купцы поначалу, на заре своего становления, заказывали свои портреты самым дешевым художникам,которые исполняли дилетантские работы. А потом уже, в пору расцвета, их писали Тропинин и его окружение.
               
НМ—    В наше время искусство,по-твоему, «выдавливается» ?
НА—    Оно очень зависит от вкуса, а вернее, от безвкусицы потребителей. Художник вынужден писать
то, что сейчас имеет спрос — гладенькое,красивенькое… пейзажики — а не пейзажи, натюрмортики… Это видно по кишиневскому «Арбату» , по «Арбатам»  любого города, везде — кич, подделка. Обидно за талант. Скорей бы появились такие личности, как Мамонтов и Морозов…Меценатствуя, они будут доверять художнику, а не руководить им. 
 
НМ—   А нынешние богатые люди, по-твоему, искусства не понимают ?
НА—    Да уж, в нашей  школе они точно не учились…
 
НМ—   Наташа, ты сорок лет проработала педагогом. В таких случаях говорят: «Все отдал детям».Все — отдал, но и получил, верно ?
НА—    Мне здорово повезло: я получила больше.
 
НМ—    Я всегда поражалась тому, что многие поколения твоих учеников часто приходят к тебе в гости, ты получаешь от них массу писем. Это же просто какой-то феномен — феномен Наташи Васильевой. Тут есть какой-то секрет? Личность ? Обаяние ?
НА—    Да, конечно, личность! Обаяние! А если серьезно — я многое наработала. Ведь сначала даже тишины в классе не могла добиться. Когда становилось уж совсем шумно, меня жалел мой коллега — преподаватель : он появлялся в дверях и сдвигал брови. Класс сразу успокаивался. Теперь и я могу вот так сдвинуть брови и посмотреть… Секрет ? Наверное, любовь. Я их люблю. Я всегда старалась им нравиться — например, одеться так… затейливо, чтобы меня можно было рассматривать. Быть неожиданной и таинственной. Провести урок на высокой ноте. Сказать что-то интересное, и сказать страстно,артистично! Сделать смешную куклу и посадить ее рядом со скучным, обязательным «Кувшином с яблоком». Устроить домашний праздник с пирогами. да, я стремилась к тому, чтобы они меня запомнили. Я хотела быть для них неким божеством и одновременно — родным человеком. Сначала — старшей сестрой, потом — молодой мамой… И они мне поверили, доверились. И всегда, когда у меня случались радости или горе, они были рядом. И сейчас — также.
 
НМ—    Ты мне часто рассказывала, что у вас в школе хороший стабильный коллектив. Удивительно, что никто не увольняется, хотя платят вам по 170 леев в месяц и то  не вовремя. Почему не перейти в частную школу ?
НА—    Но если мы разбежимся, то и наша школа закроется…Какие новые кадры согласятся на эти условия ? Конечно, хорошо бы жить получше. Но у всех нас есть определенная роль в этой жизни и не хотелось бы — да, наверное, мы и не смогли бы — ее поменять. ведь придется быть гувернерами. Нашу воспитанность и интеллигентность будут ценить, но прислуга всегда должна знать свое место, верно? 
«мой сын ходит к вам уже месяц, а до сих пор не может нарисовать машину».Такие упреки очень быстро превратят  жизнь в муку. Мне бы это не понравилось. Мой идеал педагога — Януш Корчак. Он работал в детском доме для еврейских детей — бедных, несчастных и делал их жизнь по возможности интереснее, воспитывая,определяя опоры для души. И пошел вместе с ними на казнь, хотя мог выбрать жизнь.
 
НМ—   А с детьми обеспеченных, богатых родителей разве неинтересно работать ?
НА— В нашей школе есть и такие. Они веселые, озорные — как все . Но очень благополучные, обласканные   жизнью. Мне кажется, что вот такая, как я, Наталья Алексеевна, им не так уж необходима.
Моя самодельная кукла вряд ли им запомнится, ведь у них суперкуклы, которые чего только не делают! (Это не так уж и хорошо, игрушка должна быть со шлейфом для работы воображения). Когда у богатых  детей — проблемы, они не ко мне придут за помощью. Я им — на случай,на время. А мне интересны те, кому я — такой подарок!- на всю жизнь. Да, богатые родители могут преподнести мне дорогие конфеты, но я тоже могу — могу не принять их. Видишь, я себя высоко ценю.
 
НМ—   Ну уж,конфеты не принять…Не скажешь же ты, что никогда не брала подарки? 
НА— У меня их много! Но это подарки от детей — самодельные,рукотворные. Например,корона или шапочка такая с кисточками,которую носят мудрецы… Люблю подарки с детства. Однажды у нас во дворе  сосед наш Алексей Петрович Мясняев  (это певец,и довольно известный) раздавал детям подарки,всякие шоколадки…А я — только из больницы, и он меня «не учел.» Смотрю, нет мне подарка. Он это тоже вдруг заметил и побежал в дом. Вытащил какой-то доморощенный телескоп и сказал: «Подойди,Наташа,и посмотри вот сюда! Видишь звезду ? Я тебе ее дарю!» Вот эта звезда до сих пор у меня есть. Еще я обожаю нежные признания. Какой-то мой маленький ученик подписался на поздравительной открытке : «Ваш  друг Алеша». Представляешь? Ваш друг… Разве это не признание?
 
НМ—  А кем они становятся,ученики вашей школы ?
НА—  Не обязательно художниками. Есть врачи, учителя,есть деловые люди…Многие сейчас за границей. Я уверена, что образование в нашей школе — не только знания, но и нечто другое — утонченность
чувств, богатство души — помогают им жить. В любом  музее мира им будут открыты тайны шедевров,они  почувствуют красоту колорита,волнение мазка… всю красоту жизни, переведенной на язык искусства. 
 
НМ —   То есть можно сказать, школа дарит им звезды ? 
НА —    Да,мы дарим звезды. Иногда получается.
 
Беседовала.
Ирина Анатольева.

Интервью Натальи Алексеевны Васильевой по случаю 40-летия ДХШ (1999 год).: 1 комментарий

  1. В каждом ответе улыбающиеся глаза НА…
    Хочется который раз сказать — Спасибо, Наталья Алексеевна.. Большое спасибо..

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *