К 25 марта. Мой отец — художник Алексей Васильев.

25 марта 1975 года умер Алексей Александрович Васильев, отец Натальи Алексеевны.  В этот день помещаем статью Натальи Алексеевны «Мой отец — художник Алексей Васильев», написанную к 90-летию художника и напечатанную в «Независимой Молдове» 26 сентября 1997 года.



МОЙ ОТЕЦ — ХУДОЖНИК ВАСИЛЬЕВ
 К 90-летию со дня рождения художника в Национальном историческом музее молдовы открылась выставка его произведений.

             Моего отца, худжника Алексея Александровича Васильева, нет уже 22 года (1907 — 1975). За это время  разница в возрасте  между мною и им живым сократилась до 10 лет. Но мне по-прежнему столько надо у него  спросить…
            Я кружу и кружу по выставке, радуюсь встрече, волнуясь и тоскуя. многие его картины были вехами и нашей жизни.
           Послевоенные пейзажи, быстро потемневшие,все небольшого размера. Не было масел, холстов, рам. жизнь кистям он продлевал, вытягивая щетину. Для того, чтобы писать даже в районах будущей остановки  Докучаева, Комсомольского озера, — нужно было специальное разрешение.
          Город стоял в черных руинах. Но хотелось писать весну и тихие закаты. «Вечер», «Весна», «На окраине Кишинева», «В старой Бессарабии»… Выбранные мотивы очень просты, а все время  по-разному  повторяющаяся  дорога — с человеком, распятием или медленно ползущей кэруцей — создает тоскливое настроение оглушенной войной  провинции.
          Самой войне посвящены картины «Заложники», «Молдавский чебан», «У могилы героев»,а потом —  
«Рыбницкая трагедия», «Дорогой подвига», «В партизанском лесу». Меня удивляет, когда отец  успевал?
На 1-ом съезде художников и на нескольких последующих он избирался председателем Союза. Этой должности он отдавал много энергии, о чем свидетельствуют и вновь созданный  и открытый  через два месяца после войны Художественный музей, и организованные худфонд и мастерские, и восстановленное училище.
        Однажды он купил на базаре овальную раму и усадил меня позировать, развлекая сказками.Портрет получился  удачным. Фоном ему послужил наш дворик. Когда-то тут писала натюрморты  ученица  Репина 
Е. Малешевская. Именно ей принадлежали  и двор, и дом, и мастерская. В ней, по приглашению хозяйки, папа останавливался перед войной, приехав из Москвы в качестве начальника ИЗО управления по делам искусств МССР. Вскоре художница умерла. После войны мы жили в этом доме 16 лет. Говорят в нем бывали Шаляпин,Рахманинов… Но и у нас гостил сейчас известный, а тогда опальный  художник Р.Р.Фальк, знакомый  папе по годам учебы в прославленном ВХУТЕИНе.Там у отца были сильные учителя — Фаворский,Кончаловский, С.Герасимов… Гостил у нас и А.А. Федоров — Давыдов,»старого письма» человек, папин учитель по искусствоведческой  аспирантуре в Третьяковке.  Много интереснейших людей, книги,споры, запах красок и маминых пирогов  наполняли нашу жизнь  гармонией и уютом. 
          Каждый раз отец с нетерпением  ждал окончания зимы. Самым счастливым для него временем были поездки на этюды. Они исключали собрания, газеты, телефон и быт. Работал с рассвета до темноты.Писал пойму Днестра, виноградники, холмы, покрытые кодрами, голубые дали и заросшие пруды. Исколесил с этюдником почти всю  Молдавию. 
          В одной из таких поездок родилась мысль о картине «Зарастают военные тропы». Освещенный вечерним солнцем,заросший  травами ДОТ стал привычным  для глаза, как дерево или холи.Но не следует забывать о его былой смертоносности. В этом идея произведения. 
         Больше всего отец любил писать осень. Не только за «багрянец  и золото». Поредевшая листва давала возможность «нащупать» дали, обагатив этим пейзаж. «Краски осенней природы», «Вечер в Леушенах»,
«Лес в Каприянах», «Осень в Молдавии»… Ими художник говорит: как прекрасно то, что много раз видели, но не замечали. Он как-то  записал: «А ведь нужен не колористический  талант, не одаренность в чувстве композиции, а талант в умении любоваться жизнью, одаренность в душевной щедрости»…
           Часто отец писал и дома. Интересно было наблюдать этот сложнейший поединок художника со своим произведением. Память сохранила туго  натянутый холст, который постепенно наряжался «божественной смутой цвета».
          «Холст должен дышать»,- говорил он. Поэтому кое-где сохранял зерно тонированного холста, удачные мазки и подтеки подмалевка. Применял много приемов обработки поверхности, считая, что краски должны лежать  на холсте широко и богато — «натруженно».
           Он говорил: «…когда  пишешь форму предмета, надо смазать второстепенные  места и вдруг ударом кисти, широким мазком, как молнией,завершить лепку». Так он  писал «Утро Молдавии.Детство», и «Сказ о Молдавии», и «Рожденные летать», и «Горе и гнев Вьетнама». 
            Но он учился не только у природы и жизни. Он умел поразмыслить и у картин любимых художников. 
Например, он записал о Матиссе: «Меня потянуло к нему. Он умеет лучше других петь на языке красок. Они у него музыкально чисты, гармоничны. Они спектрально ярки и вместе с тем великолепно оркестрованы.»
           Листая его многочисленные записные книжки, я вижу мысли,созвучные  нашим дням. 
«Искусство не управляет миром, но управлять  миром легче тому, кто понимает  искусство». Или «На прошлое мы  смотрим с точки зрения  настоящего, а почему мы не можем смотреть на будущее с точки зрения прошлого?» 
           Отец писал в Киргизии  и на Чукотке, в Узбекистане и в Сибири, в Карпатах и Крыму, в Китае и Египте. 
           Но именно Молдавии посвящены его лучшие произведения, каждое из которых признание ей в любви. 
           Работы заслуженного деятеля искусств республики  А.Васильева находятся в Третьяковской галерее, в музее искусств Филадельфии, а также в музеях Киргизии, Узбекистана, Дальнего Востока,Якутии. Однако, большая их часть принадлежит Национальному  художественному музею в Кишиневе. Но и они в свое время поездили по разным странам, в том числе были в Брюсселе на Всемирной выставке. 
           В сентябре этого года моему отцу исполнилось бы 90 лет. В окно  музея заглядывает любимая им осень, которую я мысленно и привычно перевожу на язык его кисти.
           В стихах «Памяти А.А.Васильева»   И. Челышева  сказала: 
                          Художник умер ! — этому не верьте
                          Прошло лишь время, данное на жизнь.

Наталья ВАСИЛЬЕВА,
Преподаватель детской художественной школы им.А.В.Щусева.

«Независимая  Молдова», 26 сентября 1997 года.

На снимках: художник Алексей Васильев- его картина «Сказ о Молдове». 

К 25 марта. Мой отец — художник Алексей Васильев.: 4 комментария

  1. Очень хорошо, что опубликовали статью! Замечательный художник и человек, о котором, к сожалению, лично я так мало знала… Заинтересовала меня эта статья еще и потому, что у меня есть работа, подписанная «А.Васильев» (год то ли 57-ой, то ли 67-ой, не разобрать). На картине изображен пляж под Одессой. Вот я и думаю, может эта работа принадлежит кисти А.А. Васильева? Можно ли где-то увидеть образец подписи художника? С уважением, Елена.

    1. Нельзя ли прислать фото картины? Мы сразу определим тот ли А. Васильев написал ее. Как картина попала к Вам? (Пляж в Одессе А. Васильев писал).

  2. Картину купила на одном из украинских аукционов. Продавец ничего не знал об авторе, но картина мне понравилась, сразу видно, что живопись профессиональная, теплый, какой-то я бы сказала радостный, колорит, крупный, рельефный мазок. Пляж не в Одессе, а, по-моему, в Рыбачьем, под Одессой. Сфотографирую и пришлю. Давайте меил адрес. И, все-таки, покажите, пожалуйста образец подписи — ну очень интересно! Моя картина подписана полной фамилией и инициалом А. — А. Васильев. С уважением, Л.

    1. Почтовый адрес сайта na-vasilieva»собака»mail»точка»ru . Надеемся получить фото. Ал. Васильев писал пляж именно под Одессой (Приморское, Бугаз, Сергеевка… не помню точно где)

      Иногда (редко) подпись бывала другой.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *