Мама

Вячеслав Игнатенко 
Кишинев, Молдова 

У моей мамы Елены Петровны Игнатенко день рождения 20 мая. Знаю, что у Наташиной мамы день рождения тоже 20 мая. Такое совпадение…
К этому дню подготовил фотографии и решил поделиться «зарисовками» самого дорогого мне человека.

МАМА

Мысли о вечном

За нашим огородом, далеко в поле, кладбище. Среди крестов растут акации. Толстые, кора похожа на глубокие борозды. Кривые ветви вверху переплелись между собой. Кажется, что над тобой большая шапка. Кладбище выделяется тёмным силуэтом на небе, как высокий и продолговатый остров.
На закате солнце садится за кладбище. С детства представлял, что так и должно быть. Жизнь прожита, попадаешь ,,под акации,, и солнце садится за акации прожив день.
Мне мама говорит. ,,Когда умру, обязательно похороните около своих. Здесь муж лежит, здесь сестра, брат…,, Так принято, родные около родных. Я маме говорю: ,,Когда умру, мне всё равно на каком краю кладбища и рядом с кем лежать. Если здесь, — значит «ДОМА», ибо совсем иное понятие Родины и дома, если живёшь за её пределами.


1933 г. Беларусь, д. Переделка.
Родители мамы Анна Титовна и Петр Семенович Липские и их дети:  Соня, Лена (стоит — моя мама), Митя.

Красота

Идем с мамой доить коров. Помогаю нести ведро с молоком. Солнце высоко над головой. Полдень. Стоим на круче. Внизу блестит Днепр. Лозняк и деревья отражаются в воде, застыли, даже не видно течения. Редкие облака смотрят в реку, как в зеркало. Стадо пришло на стойло, коровы зашли в воду, спрятались от слепней, только мокрыми хвостами лупят себя по бокам, а большинство лежит на горячем песке.
Мама говорит: ,,Какая красота! Как человек умирает, когда вокруг так красиво?,, ,,А разве осень не красивая пора года?,, Она отвечает, что нет ничего красивей осени. ,,Красные, жёлтые и золотые листья создают праздник. Но приходит грусть, осознавая, что всё это быстро проходит. Тоже нельзя умирать в такое время. ,,А зимой?,, — спрашиваю я. ,,Прекрасная пора! Только зимой увидишь иней на деревьях, как кружева кто-то сделал. Река замерзает! А сосульки, когда оттепель, разве это не чудо?! Есть люди которые прожили жизнь и не видели снега. А у нас зима каждый год.,, ,,Ну а весной, когда всё просыпается, бегут ручьи, разлив на реке как море, прилетают птицы, поют, всё цветёт – как тут умереть?,,
,,Человеку дано счастье, чтобы жить среди природы. Чувствовать себя человеком не только когда работаешь, а ещё, когда видишь красоту вокруг себя. Пройдёт время, все уйдём в другой мир. Может на том свете ещё красивее и лучше, чем здесь, но никто оттуда не пришёл и не сказал, как там на самом деле. А у нас, настоящий рай.,,


Родители Михаил Иванович и Елена Петровна Игнатенко

Весенний этюд.

Пишу этюд среди огорода — цветущие яблони. Мама идёт с корзиной по траву, за огород. Проходит возле меня, взглянула на этюд и говорит; ,,Не купят.,,
У меня маленький картон, на котором пишу. Вокруг весна, большое голубое небо, цветущий сад, а она — ,,не купят,,.
Снял с этюдника почти законченную работу и втоптал в землю. Мама охнула и сползла вниз, к земле. Я к ней. Сама поднялась, корзину за плечо и молча пошла.
Сестра говорила: ,,Ты темно пишешь, надо веселее.,, Может и надо. Вспомнил, что рассказал художник из Минска, мой друг, Валерий Шкарубо. Группа художников была с выставкой в Италии. Какому- то миллионеру понравились работы белорусских художников. Он предложил пожить и поработать в его дворце. Но каждому надо написать по большому произведению, чтобы подарить городу, откуда родом миллионер. Художникам дали самые лучшие материалы. Вместо полотна, пластик, специальные краски.
На улице, на стенах домов висят работы разных художников со всего мира, которые украшают город. Все написаны яркими, чистыми цветами. Наши ребята начинают смешивать краски, чтобы найти нужные оттенки известные и видимые только им одним. Работы всем понравились. Но вот, что такое ,,школа,,. Свой цвет каждый найдёт в любом месте. Так, видимо, и я делаю.
Как то для сестры написал две работы. Продаст, будут деньги. Приезжаю, ничего не продалось. Сестра рассказала маме. Та сделала выводы, как надо мне правильно писать. Если бы знал об этом разговоре, возможно сдержался.
Поднял этюд, снял мастихином грязь, протёр тряпкой и быстро написал новую работу. Как мне показалось, ещё лучшую. Оставив тот момент и красоту, среди которой был.


60-е годы. Родители «над Днепром».

Корова

Родителям за семьдесят, а они держат корову. Что ни говори, они про своё: ,,Вы приедете с внуками, а у нас и молочко, и сметана, и творожок,,. Приезжаем раз, ну два раза в год, так неужели не купим на это время молоко. ,,Нет, это не то,, — говорит мама.

Цыгане.

,,Цыгане вёдрами варили раков,,- рассказывала мама. А где раки? Вырос на реке и не видел раков. ,,Так это было до войны.,, На лугу, у реки, цыгане разбивали табор, стояли шатры. Ганна говорила Лене: ,,Не ходи к цыганам. Заберут с собой.,, Никто из детей не слушал родителей, бегали в табор. ,,Мы играли с цыганскими детьми, было страшновато, но интересно,,


1950 г.   Мама


Варенье.

Перед домом сад. Деревья ещё молодые, кроны не закрывают землю. Земля прогревается под солнцем. Между яблонями делали грядки. Сажали самое необходимое: лук, чеснок, морковь. Для огурцов, помидоров, капусты место было за сараем. Фасоль, кукуруза, горох, шли рядочками по меже, которая глубокой бороздой разделяла огород с картошкой на две части. Тыква рассаживалась между картошкой. Осенью они лежали по всему огороду как футбольные мячи. Кусты чёрной и красной смородины, крыжовника, аккуратными кустиками высаживались в один ряд с яблонями. Малиной зарастала длинная часть земли у забора от соседей.
Самая лакомая и вкусная была большая плантация клубники. Мама пропалывала, окучивала кустики ягод. Но они на удивление быстро разрастались, прикрывая листьями большие ягоды от нашего острого взгляда. Ягод было много и мы так часто забегали за клубникой, что местами земля была плотно утоптана нашими ногами.
Варенье варили в большом медном тазу. Запах клубники можно было унюхать далеко от дома. Мама снимала пенку в большую тарелку и мы вместе с осами, которые слетались на запах, лакомились сладким густым сиропом. Интересно было разглядывать осу, когда она попадала в сироп. Я помогал ей выбраться, подцепив ложкой, и наблюдал как оса ползёт по краю тарелки, оставляя за собой сладкую дорожку.
Недели через две после клубничного сезона, мне захотелось варенья. Банки большие и маленькие рядами стояли на полках в шкафу в сенцах. Когда побежал за вареньем, мама вдогонку сказала, чтобы взял маленькую банку. Но я выбрал самую большую. С радостью переступаю порог в предвкушении сладкой жизни. Держу банку сверху, за крышку. Пальцы не удерживают тяжести трёхлитровой банки и она летит на пол. Осколки стекла полетели по всей комнате, зацепив и мои босые ноги. От испуга, что мне влетит, заплакал. Было жалко варенья и того, что не послушал маму.
Подошла, обняла, сказала, чтобы успокоился. Было жалко варенья, себя и что не послушал маму.

.

1994 г. На сенокосе с папой.

.

Лучшие зрители

Что бы ни написал, маме всё нравилось. Она была мой лучший зритель. Когда был студентом, мы хотели выделиться. По-за учебной программой все были авангардистами. Выставки делали в лучших кинотеатрах Минска — ,,Октябрь,, и ,,Партизан,, .Выставком был студенческий. Много споров, какую работу принимать, какую нет. Поэтому и хотелось, чтобы работа была лучше, чем у других.
Мне нравился кубизм. Делал композиции на холсте маслом. Это были, своего рода, упражнения по цветоведению. Иногда делил холст на клетки, выкрашивал в тёплые и холодные цвета, светлую и темную гаммы, что придавало глубину изображения. Получались цветовые пространственные композиции.
На каникулы привёз одну работу домой. Мама посмотрела и говорит: ,,Это город,,. А название работы и было ,,Город,,. Очень удивился, как женщина из деревни, не знающая никаких направлений в искусстве, сразу точно сказала.
Мама умерла. Через несколько месяцев снова приехал в деревню. Вышел с этюдником, а писать не хочу. Заставил себя взяться за этюд. Когда начал работать, всё само пошло. Этюд получился, настроение поднялось. Пришёл домой, внучка Катя, которой три года говорит: ,,Покажи,,. Внимательно и долго рассматривала. ,,Молодец! Красиво!,,.
Так вот кто стал после мамы моим лучшим зрителем, кому нравятся все мои работы.


1994 г. На сенокосе со мной

Кактус.

По размерам кактус был как футбольный мяч или большой арбуз. Глубокие борозды прорезали его по вертикали сверху вниз. Большие и твёрдые иголки торчали по бокам кактуса.
Когда подходила пора Пасхи, за неделю до праздника, восстанавливалась хорошая, солнечная погода. Доставали двойные, зимние, оконные рамы. В доме белили стены и потолок. Чтобы помыть окна, снимают цветы с подоконника и ставят где есть свободное место в доме.
Бегаю по квартире в приподнятом настроении. Одет по-летнему, в майке и шортах. С разбегу сажусь на маленький табурет, на котором лежит газета.
Взвизгнув как пароход ,,Максим Горький,, который ходил у нас по Днепру, подскочив выше своего роста, почти до потолка, обливаясь слезами выскочил из дома на улицу.
Под газетой был большой кактус. Долгое время больно было сидеть. У кактуса иглы были наружу, а мне они проникли внутрь. Запомнил этот случай не только потому, что сел на кактус. Вспоминая, как то подумал, а сколько же было тогда лет маме? Тридцать четыре. Боже мой, какая же она была молодая. Но помню её ещё моложе. Об этом позже.


Мамины руки

Война.

Мне всегда было интересно, всё, что было связано с детством родителей. Я представлял, какой мама была, когда началась война. Хотел знать, где она была в тот момент, когда услышала это страшное слово.
Маленькая ростом, тоненькая, с девочками играла на лугу у реки. Кто то из подружек прибежал и сказал: ,,Война,,
Несколько дней шли через деревню наши солдаты. Они отступали. Остановятся у колодца, попьют воды и дальше. Только пыль стояла. Тяжёлое зрелище. Потом затишье. Деревня возбудилась, все побежали прятаться в глубокий овраг, который подходил к болоту, и в кусты.
Немецкая техника шла в какой то сотне метров от людей. Вдруг, на краю оврага, хорошо выделяясь силуэтом на небе, появился немецкий солдат. Молодой, рослый, с засученными рукавами до локтей. Увидев заполненный овраг людьми, навёл автомат, который висел на груди и начал водить им во все стороны. Но не стрелял. Стоял и смеялся во весь голос.
В начале войны в их доме жил немецкий военврач. Выбрали дом, в котором было чисто и светло. Навешали липучек от мух. А этих липучек раньше никто не видел в глаза во всей деревне. У мамы были длинные волосы, и они часто цеплялись за липучки.
Потом в доме разместились рядовые солдаты. Уже не было той чистоты и порядка. Во дворе, у сарая, был насест для курей, деревянные жерди, на которых они сидели. Вот на них взбирался немецкий солдат, спустив штаны, оправлялся, иногда читая газету, и для него не существовали ни дети, которые были во дворе, ни хозяйка. Только они – высшая раса.
Старшая сестра Соня пряталась в лесу, чтобы не угнали в Германию. И почти каждую ночь, через неглубокий поросший кустами овраг, мимо немецких постов, Ганна (моя бабушка) с младшей дочкой Леной (моя мама), шли в лес, чтобы навестить Соню. а это километров пять – шесть в дну сторону. Возвращались под утро, до восхода солнца. В сенцах стояла деревянная ступа, где толкли зерно. Лена не доставала до верха ступы и взбиралась на слончык, так называли малый стульчик. Часто на зерне лежала маленькая шоколадка. Немец усмехаясь спрашивал: ,,У лесе шпать холодно?,, Он видимо знал куда ходила хозяйка с дочкой ночью. Мама тот шоколад не ела, боялась, прятала, потом отдавала подружкам.
И до сегодняшнего дня в старом парке остались заросшие окопы и ямы, в которых была артиллерия, танки и блиндажи. На десятки километров вдоль Днепра, на высоком берегу, были укрепления. Враг не знал, в каком месте начнётся наступление Красной армии. Потом ещё около десяти лет немецкая военная техника была хорошей площадкой для игр деревенским пацанам.
В парке была аллея из высоких елей. Немцы спилили деревья на переправу. В доме разобрали бревна сарая и деревянный пол. Улица деревни шла вдоль Днепра и переправа была не далеко, напротив дома, где жила мама. Немцы отступали, а наши бомбардировщики пикируя, раз за разом, бомбили переправу В огороде вырыли небольшой блиндаж и прятались, когда были налёты. Земля ходили ходуном, стекла в окнах повылетали. Опасно было в такое время оставаться дома.

Наш, Лоевский район освободили одним из первых в Беларуси, в октябре 1943 года. Наши солдаты в начале войны быстро отступали, в конце так отступали немцы. Отступали и гнали за собой людей, палили хаты. Почти каждая семья, за деревней, в поле, у болота, сделали блиндажи, чтобы прятаться. Сверху положили доски, ветки деревьев присыпали соломой и травой. Когда побежали прятаться от немцев, забыли дома корзину с едой. В блиндаж с ними заскочила собака. Была слышна немецкая речь, когда солдаты проходили рядом. Все притихли, даже собака, будто чувствуя тревогу, сидела молча.
В районном центре советские войска форсировали Днепр. Шли жестокие бои. Жители деревни не раз наблюдали за воздушными боями. В начале 60-х,когда осушали болото, в пойме реки между нашей Переделкой и Мохов, вытащили самолёт с лётчиком. Самолёт не взорвался, сбитый, так и вошёл в болото. Когда открыли кабину, увидели лётчика, достали документы, узнали, что лётчик – Герой Советского Союза Лаптев Леонид Семёнович (1914 -1943), был похоронен в парке, над Днепром, в братской могиле. Там похоронены, в основном, сибиряки, молодые ребята. Раньше они мне казались взрослыми, потом я стал их ровесником, Сейчас мои дети старше их. Понимаю, какими молодыми они были в то время. Когда освобождают город, это понятно, что будут большие потери. А у нас в каждой деревне есть солдатские захоронения. Сколько же их полегло?
По деревне пошёл тиф. Многих скосила болезнь. Больницу сделали в школе. Мама тоже заболела. У всех состригли волосы на голове, лежат, кто на кровати, кому не хватает места, на полу. Лена лежит у окна, видит, открываются двери, заходит женщина с белыми длинными волосами, в белом платье до пят. Подходит к каждому больному и говорит: ,,Будешь жить. И ты будешь жить. А ты умрёшь…,, Вышла и пошла по улице. Лена увидела в окно, как женщина пошла по направлению к кладбищу. Потом всё так и произошло, как она сказала.
В то время Лене исполнилось пятнадцать лет. От сердечного приступа умирает её мама. ,,Подвели меня к гробу, а у меня самой перед глазами всё плывёт. Чуть понимаю, что это лежит моя мать,,.
Отец Липский Пётр Семёнович (Зенович), умер в 1933 или1934 году. Кавалер трёх Георгиев. Хороший человек был, а ещё весельчак и отменный танцор. Когда хоронили, Георгии пришпилили на рубашку, сверху пиджак, чтобы награды не кидались в глаза. Время такое было.
Осталось трое детей, сироты. Моя мама Алёна – младшая, сестра Соня и старший брат Митя. Голод был страшный. Но была корова. Многие семьи прирезали коров, чтобы сьесть, а они оставили. ,,Корова как член семьи, смотрит на нас, дышит, разве рука поднимется чтобы убить.,, Ходили зимой на болото, из-под снега серпом нарезали осоку. . Мелко нарезали, обливали кипятком, так кормили корову, так дожили до весны. А когда зазеленела трава, появилась крапива, щавель, молоко, лучше стало жить. Люди ходили опухшие от голода, а казалось наоборот, будто пополнели от еды.
Мне нравилось, когда мама рассказывала о детстве. Она молодела, будто переносилась в то давнее время, а мне очень приятно и интересно было её слушать. И узнать по крупицам из разговора о событиях, которые произошли в деревне. Это наша история, наша память.


С детьми и внуками. 1993 г.


На реке. 

Иду на реку. Мама просит, чтобы не плавал далеко от берега, тем более, чтобы не переплывал через реку. Но как послушаешь маму, когда большая компания мальчишек плывёт на противоположный берег.
Когда уже взрослым, расспрашивал маму: ,,Плавала она через реку?,, ,,И не раз,, отвечала мама. Так это девочка, а что нам, пацанам!? Никто не думал, что можно утонуть. И не тонули.
Куда старшая сестра идёт, младшая за ней. Соня с подругами плывёт через реку на противоположный берег. Лена за ними. ,,Плыви назад!,, кричит Соня. Это повторяется несколько раз. Где- то посреди реки поворачивает Лена, ,,А противоположный берег ближе, чем плыть назад. Течение быстрое, устала, но добралась до берега. И так было не один раз за лето.,,

«Я сено не ем»

Пришёл отец домой подвыпивший. Положил сено корове в ясли и говорит: ,,Лена, я тебе сено положил,,. Мама отвечает: ,,Нет, Миша, ты сено не мне положил а корове. Я сено не ем,,.

Мама

У мамы всегда было высокое давление. Предлагали сделать операцию ,,на голове,, , но она отказалась. ,,Если умру, то такая как есть. Хоть вас жалко оставлять сиротами.,,
Маму положили в районную больницу. Мы с отцом поехали её навестить. Солнечный тёплый день, одноэтажное здание больницы из красного кирпича, дорожка из жёлтого песка, от входа, слева и справа, цветущие кусты сирени.
Выходит бледная женщина, в казённом больничном халате, белом платочке. Маму сразу и не узнал. Когда понял, что это она, кинулся к маме, обнял, плачу. Не могу долго остановить слёзы. Жалко маму.


Последняя мамина фотография. За три дня до смерти. Январь 2010 г.

Вечная ей память.

Мама: 7 комментариев

  1. Текст у меня был, Ярослав уговорил, чтобы статья попала на сайт Натальи Алексеевны. И то, что читают, приятно. Всем спасибо!

      1. Алина, спасибо! Уходят люди, меняется время и люди, жизнь стала другой. Писал о маме, а получилась история о том, что было давным давно.

    1. Дядя Слава, огромное спасибо за историю, за память. Это так трогательно…

      1. Светлана, спасибо, что прочла. Давно был написан текст, но благодаря Ярославу, не остался в моих папках, а получил широкий доступ.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *