Мои разочарования

Елена Соколовская,
лауреат Наталийской премии
Беэр-Шева, Израиль

Океаны рождаются морями, моря – реками, реки – озёрами и ручьями, ручьи — каплями дождя… Так и мы, каждый своими каплями – воспоминаниями возрождаем океан жизни нашей любимой учительницы…
Мне вспомнилось вдруг совсем неожиданное – мои разочарования в Наталье Алексеевне. Целый ряд крупных, глубоких разочарований! Конечно же, теперь всё это смешит, но тогда, тогда мне казалось это таким неправильным!

МОИ РАБОТЫ — ЛУЧШЕ!
Помню на просмотрах, на родительских собраниях Наталья Алексеевна подробно разбирала наши работы. Рассказывала о достоинствах и недостатках каждого рисунка, каждой живописи и композиции. Она продумывала расстановку планшетов с рисунками так, чтобы наиболее удачные оказывались в центре и чуть менее выигрышные – по сторонам. Наталья Алексеевна никогда не говорила этого, но было и так понятно, без слов, после первого же взгляда на просмотровую выставку. Мои рисунки всегда были в центре, или поближе к нему, и я этим страшно гордилась! Рядом были работы Оли Алкази и Лены Андрейчук, Аллы Загорча и Валеры Тодорашко. И увлечённый рассказ Натальи Алексеевны об этих творческих и талантливых ребятах заставлял меня ревновать! Мне казалось что мои работы — самые самые, мой рисунок – самый гипсовый! Моя живопись – самая точная по цвету! И – КАК?!- можно сравнивать живопись Оли Алкази и мою?! Ставить пятёрку мне и ей?!… Я была разочарована…

ХАРАКТЕРИСТИКА — «ДУША»
Однажды к нам в класс пришёл гость. Мне показалось – какой-то очень важный дядечка. Он внимательно и серьёзно рассматривал наши рисунки, слушал комментарии Натальи Алексеевны о том, как организовано наше учебное время, какие мы получаем задания и как с ними справляемся. Они долго говорили о какой-то системе преподавания и о творческой атмосфере в классе. В разговоре почти ничего нельзя было понять, но степень важности этого дядечки переоценить было трудно. Наталья Алексеевна старалась показать всё с наилучшей стороны, как всегда с воодушевлением преподнося нас, как своих гениев. Мы старались. Мы усердно работали и даже не болтали, хотели произвести на гостя самое благоприятное впечатление и нам это очень нравилось! Чувство единой команды нас окрыляло! Гость просидел у нас до переменки и дождался следующего урока, который был – историей искусств. Наталья Алексеевна обычно усаживала нас в кружок вокруг стола, на котором лежали книжки и журналы с иллюстрациями. В этот же кружок уселся и дядечка. Он оглядел нас хитрым взглядом и вдруг неожиданно спросил Наталью Алексеевну: «А как бы Вы охарактеризовали каждого из детей одним словом?» Наталья Алексеевна оживилась, было видно, что вопрос ей очень понравился. А мы напряглись… Все глаза, не отрываясь, смотрели теперь только на неё! Каждому из нас хотелось услышать, что он самый лучший, самый талантливый и вообще – самый самый! А особенно – мне, я ведь так и думала, ну просто абсолютно была в этом уверена!
Наталья Алексеевна, переводя взгляд от одного ученика к другому, задумавшись на секунду, давала точные характеристики всего одним словом. И мы с ней мысленно соглашались, я видела довольные лица ребят. По всему было понятно, что она говорит о нас только хорошее, значит можно ожидать, что я услышу желанное слово. И стало не страшно ждать. Правда, все лучшие слова, которые мне хотелось бы услышать, уже были сказаны, а я была в ряду – самая последняя, но Наталья Алексеевна знает много слов! Она обязательно найдёт правильное. Аллу Загорча она охарактеризовала словом «трудолюбие», Олю Алкази – » творчество», и вот, наконец, дошла очередь и до меня. Наталья Алексеевна посмотрела мне прямо в глаза. Глубоко. Я замерла в надежде…
— А это Лена Соколовская… Она … «душа» …нашего класса.
Я чуть не заплакала. При чём здесь — «душа»?….

Елена Соколовская - ученица НА
Елена Соколовская
Израиль, 2008

«ОБЛОЖКИ» ДЛЯ СТАКАНЧИКОВ
У нас была традиция – праздновать дни рождения и дарить друг другу сделанные своими руками подарки. Сами праздники тоже нужно было оформлять самостоятельно, Наталья Алексеевна давала каждому конкретное задание и мы приносили на праздник необходимые заготовки. Мне досталось сделать на стаканчики – «обложки», чтобы стаканчики не смотрелись скучно. Для меня задания подобного рода всегда были пыткой. Я абсолютно не умела фантазировать и не обладала ни вкусом, ни чувством дизайнера… Помню, я совершенно не справилась с заданием — сделать декоративную брошь из зубной пасты, всё у меня развалилось в последний момент и я её выбросила, честно объяснив Наталье Алексеевне, что у меня ничего не вышло. Она не приняла такой мой ответ и посчитала меня ленивой. Да и к тому же я подвела её, не принеся тогда подарок на чей-то ( уже не помню — чей) День Рождения… Я видела по её глазам – она во мне разочаровалась. А тут снова — декоративные обложки. Как мне быть? Мне вдруг захотелось доказать Наталье Алексеевне, что я МОГУ! И я принялась за дело. Продумывала эскизы, делала пробные экземпляры и, в конце концов, мне понравилось! Полученный результат позволял мне гордиться собой, я была счастлива! Предвкушала, как разверну свои работы, когда Наталья Алексеевна попросит, и она снова поверит в меня! Ей понравится, без сомнения!
Наступил этот долгожданный день. Впервые мне было не боязно идти на День Рождения, зная, что у меня всё получилось, и так красиво! Мы украшали класс, расставляли сюрпризы имениннику, который должен был прийти через минут пятнадцать, накрывали на стол. Я крепилась, держалась изо всех сил, чтобы не похвастаться своими обложками на стаканчики, мне хотелось увидеть удивлённое лицо Натальи Алексеевны, когда она их попросит достать…
— А что там у нас со стаканчиками? — наконец спросила Наталья Алексеевна.
Я приготовилась… Наталья Алексеевна мельком взглянула на меня и вдруг сказала: » Я придумала! А давайте сейчас быстренько сделаем стаканчики из бумаги! Это будет удобно и красиво!»
Я вдруг поняла всю степень её недоверия, и мне стало грустно и стыдно. Но так и не решилась ничего сказать о своих «обложках», долго ещё хранила их, как напоминание о своей ненадёжности и разочаровании…

ЯИЧНИЦА
За углом Художки, сразу после выхода – направо, был небольшой продуктовый магазинчик, что-то наподобие ларька. Там продавались конфеты, консервы, сладкая вода, булочки и прочие приятные мелочи. Мы очень любили бегать туда на большой перемене. Время от времени там появлялось наше любимое лакомство, которое мы ждали с нетерпением. Мы сбрасывались деньгами и были очень счастливы, если денег хватало грамм на двести. В огромном, как нам казалось, чане, размещалась сладкая масса, шоколадного цвета. Тётенька – продавец доставала оттуда алюминиевой ложкой эту массу и клала её на пергаментную бумагу, лежащую на весах. Глаза наши горели счастьем! Мы уже мысленно смаковали каждый мельчайший кусочек этого чуда, который, тая во рту, оставлял после себя странные узкие длинные косточки, очень удобные для перекатывания на весь следующий урок. Эта масса называлась – финики. Было что-то необыкновенное, когда вдруг из общей сладкой каши удавалось вычленить целый фрукт! Или что это там такое… Ещё в те времена во мне поселилась мечта – увидеть, как это растёт! И вот однажды мы пришли с большой перемены с недоеденными финиками в руках – видимо, денег оказалось много. Увидев нас на пороге с этим месивом, Наталья Алексеевна не удержалась и спросила: » А что это у вас за ужас такой?» Её глаза искрились тёплой иронией. Мы гордо показали свой «улов», предложив ей попробовать. Наталья Алексеевна, поблагодарив, отказалась.
На следующий день она принесла в класс необыкновенно красивый глянцевый журнал, в нём всё было написано английскими буквами, картинки были яркие, сочные, глаз не оторвать! Этот журнал был про еду. Наталья Алексеевна усадила нас в кружок, как на истории искусств, и стала подробно рассказывать, про что там написано. На одной из страниц была реклама сковородки, на которой ничего не пригорает. Наталья Алексеевна с восторгом отзывалась об этом.
— Вот! Посмотрите! Видите, какая красивая яичница! Какая сочная, мягкая, ни одного подсушенного краешка!
Мы смотрели и в ответ молчали. Наталья Алексеевна обвела нас взглядом, ища поддержку, но наши глаза оставались равнодушными. Мы переглянулись… И как сильно было наше разочарование, когда нам стало ясно, что наша любимая Наталья Алексеевна ну НИ-ЧЕ-ГО не понимает в яичницах!

Елена Соколовская
Елена Соколовская
Кишинев,  середина 1970-х

 

Мои разочарования: 4 комментария

  1. Замечательно! такие теплые и «НаталияАлексеевные» воспоминания. Точные детали сразу напоминают о классной жизни НА. Спасибо!

  2. Елена Соколовская — училась у НА с 1974 по 1978 годы. 3 выпуск НА. Лауреат Наталийской премии 2012 года. Премию получила за открытое письмо Наталье Алексеевне «Поздняя исповедь».
    Произведения Елены, опубликованные на сайте:
    Мои разочарования,
    Два друга,
    Зураб Григорьевич Тодуа,
    Посвящается Наталье Алексеевне,
    Поздняя исповедь,
    О секрете НА .

  3. Спасибо, ребята. Уверена, что неискренне невозможно писать о Наталье Алексеевне.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *