Мои воспоминания о семье Васильевых

Эммануил Силькис
г. Троицк

А.А.Васильев – отец, Т. А. Васильева – мама, Наташа Васильева – дочь, Ярослав Васильев – сын.  

Наташа.

Через несколько лет после того, как я начал заниматься  большим теннисом (в г. Кишиневе)  яперешел в группу юношей, которых тренировала  замечательный  тренер Рогова Наталья   Леонидовна  и  познакомился  с Ярославом  Васильевым   (который имел рейтинг 4-5 игрока среди юношей Кишинева).   Как-то он пригласил меня к себе домой. Это была  небольшая квартира в уютном дворике.

НА «на крылечке» перед входом в бывшую квартиру на ул Котовского 75. Рядом соседи Вероника и Ольга Петровна Мельники. Кишинев, конец 1980-х годов. 

Здесь  я впервые увидел его сестру Наташу.  Она хмуро поздоровалась со мной и исчезла.  Мы устроились в комнате, обсуждая   различные жизненные моменты. Минут через 30 в комнату стремительно вошла Наташа и швырнула на диван  будильник (был тогда такой будильник с подставкой – его можно было безболезненно бросать). Она сказала, что ей надо заниматься и чтобы мы через 15 минут покинули эту комнату.  (Насколько я помню, в той квартирке было мало комнат).

     Эту нашу первую встречу  с  Наташей   я помнил во все времена наших  остальных встреч с ней  в дальнейшем,  (хотя лет через 20 она решительно это отрицала).

    При  многих моих посещениях   Ярослава уже в новой квартире (заслуженному художнику  Молдавии А.А. Васильеву дали новую квартиру, в которой у Наташи уже была своя комната) – стиль ее встреч со мной был такой же. Она стремительно здоровалась, отпускала одну из нескольких  типовых  (между нами) язвительных  шуток,  быстро интересовалась,  как дела у меня и моей сестры и также стремительно исчезала. Она ВСЕ ВРЕМЯ БЫЛА В РАБОТЕ. Я не помню в ее в молодости никаких длительных бесед с ней. Для нее я был несколько из другого мира, хотя она относилась ко мне доброжелательно.

       Еще одна встреча   с Наташей также запомнилась. Команда теннисистов  Кишинева ехала в Северодонецк  и мы проезжали через Киев. Наташа училась в художественном институте в Киеве и мы с Ярославом поехали ее навестить.

Команда теннисистов г. Кишинева. Крайний слева Эммануил Силькис. Кишинев, начало 1960-х годов.

В комнате было еще несколько девушек. Пока Ярослав беседовал с Наташей, все(все!) девушки взяли в руки листы ватмана и начали рисовать нас с Ярославом.Меня поразила быстрота  этих, уже профессиональных художниц. Наброски были сделаны быстро, мне они очень понравились. Я попросил хотя бы один набросок, но Наташа тут же  отрезала: наброски нужны для дальнейшей работы, эти наброски — начало картин.

    После моего отьезда  из Кишинева,   встречи с Наташей стали редкими.  Я раз в год навещал родителей и, если в это же время из Москвы к родителям приезжал   Ярослав, мы встречались у них на квартире. Наташа уже сама мало писала картины, занималась с учениками  (некоторые из них  бывали в  ее доме) и искусствоведением  (анализировала и описывала работы молдавских художников).

Каким-то образом и моя сестра Изабелла  познакомилась с Наташей и изредка  ее посещала. Изредка, поскольку  Наташа была всегда занята делами   и не теряла времени на праздные визиты. (Впрочем и моя сестра – трудоголик, сейчас –доктор наук).

    Последняя  моя встреча  с Наташей была в Москве, Наташа приехала навестить брата.  Она  была оптимистична, много шутила. Как раз на этой последней встрече мы долго разговаривали, почему-то в основном о моей жизни (как работа, как жизнь, как теннис и т.д.).  Я понял, что ее жизнь, как художника, искусствоведа  и как педагога — просто  кипит. Я  не заметил, что она больна, об этом вообще не было речи.

   Я узнал о тяжелой болезни  Наташи  от жены Ярослава Татьяны. Ярослав надолго уехал в Кишинев (как выяснилось, ухаживать за больной Наташей) и  Татьяна  мне сказала, что ситуация тяжелая. Через несколько недель Наташа  умерла. Она была очень светлым,  целеустремленным человеком, профессионалом в тех областях, которыми занималась.

Ушел из жизни замечательный и близкий человек, это всегда  «вдвойне» тяжело.  

Алексей Александрович Васильев  

  Я часто бывал у Васильевых  в их кишиневской новой квартире  и, естественно, был представлен Алексею Александровичу. Когда у него было свободное время – он  играл со мной в шахматы. Ярослав, кроме тенниса, серьезно занялся шахматами и даже играл за сборную Молдавии и играть с ним  было сложно.  В  основном играли  с А.А. Васильевым на равных.

  С Алексеем Александровичем было также много дискуссий на политические темы.  Брежневский застой был в разгаре и хотя А.А.Васильев был членом городского комитета партии, критику воспринимал легко. Думаю, что в душе он намного  лучше  чем я понимал, что происходит и в Молдавии и в СССР.  

Когда я учился в Ленинграде, а Ярослав в Москве, то во время моего приезда в  Москву   Ярослав повел меня в Третьяковку и показал  картину своего отца. Это высокий уровень признания  художника.

 В кишиневской  квартире висело много картин А.А.Васильева, были и картины  других  художников.

 Запомнились некие  эпизоды из жизни А.А.Васильева 

Алексей Александрович как-то был на приеме, который устраивал Н.С. Хрущев для деятелей искусств СССР, и он был приглашен.  С приема он захватил меню обеда.  Ярослав показал мне это меню.  Хорошо питались первые секретари ЦК КПСС, перечень блюд и их названия поражали воображение.

 На  полу в одной из комнат  кишиневской  квартиры  Васильевых стояла  высокая китайская ваза. Алексей Александрович  был во многих странах, у него есть разные циклы картин, написанные по мотивам этих визитов ( например, мне очень нравился африканский цикл ).

  Во время визита в Китай Алексей Александрович  зашел  в одну из лавчонок и ему очень понравилась старинная ваза.  Продать ее ему отказались. В аэропорту при отьезде  к Алексей Александровичу подошел  китайский чиновник и вручил  большой сверток с разрешением на вывоз  именно этой вазы.Это был подарок от правительства КНР, Алексей Александрович был гостем   ЦК компартии КНР.  К сожалению, во время  сильного кишиневского землетрясения  эта ваза упала и разбилась.

   С  Алексеем Александровичем познакомился и мой отец  и однажды они вместе поехали по Прибалтике.


В центре Васильев А.А., справа отец Эммануила Силькис Г.М. во время поездки в Прибалтику.

  Запомнилось мне это их совместное путешествие  следующим — водной из художественных лавок  Таллина (или Вильнюса ) Алексей Александрович купил работу «неизвестного»художника,  которую его опытный глаз опознал,как работу  Богаевского.

  Как-то моя сестрак упила билет художественной лотореи и сумела выиграть полотно  Я. Ромаса.  Я рассказал об этом  Алексей Александровичу. Через некоторое время   Алексей Александрович впервые  приехал  на квартиру моих родителей  и посмотрел на эту картину.   Предложил моей сестре  ее продать, но Изабелла сказала, что у нее – это единственная работа профессионала  и ей бы не хотелось. Алексей Александрович  ее понял.

Татьяна Анатольевна Васильева.

  Когда мной никто в квартире Васильвых не занимался, мы беседовали с Татьяной Анатольевной.  Она расспрашивала об учебе, о теннисе, о сестре, о моей семье. Всегда приглашала меня обедать  (или ужинать), причем эта еда как-то тоже запомнилась, она отличалась от готовки моей бабушки и мамы.

 Ярослав Васильев.

 Все читатели этого сайта должны знать – его создатель, Ярослав Васильев. Как я уже писал вначале  своей заметки на  этот сайт – это мой многолетний  друг по жизни и теннису.   Этому сайту, проведению  выставок отца и сестры, сплочению  друзей и учеников Алексей Александровича  и Наташи он посвятил последние два года.

Эммануил Силькис
г.Троиц, Московская область 

Мои воспоминания о семье Васильевых: 3 комментария

  1. Очень хорошо зная Эммануила, могу свидетельствовать, эти воспоминания — маленький подвиг человека. Благодарю за них.
    ЯВ

  2. Цитата из воспоминаний:
    «Через несколько лет после того, как я начал заниматься большим теннисом (в г. Кишиневе) я перешел в группу юношей, которых тренировала замечательный тренер Рогова Наталья Леонидовна и познакомился с Ярославом Васильевым (который имел рейтинг 4-5 игрока среди юношей Кишинева).»
    Последняя строка в авторском тексте было иной: Ярослав Васильев «имел рейтинг 4-5 игрока среди ДЕТЕЙ Кишинева до 16 лет».
    Привожу вещественные доказательства, которые не подтверждают слова Эммануила.

    Кишинев, 1963. Второе место НЕ среди юношей, а среди мужчин.
    Кишинев, 1961. Третье место среди юношей
    Кишинев, 1961. Третье место среди мужчин (а не юношей)
    Кишинев, 1960. Первое место (видимо среди юношей)
    А сколько грамот было не получено…
    Верхние знаки — среди мужчин. Это часть того, что сохранилось… ТО ЖЕ МНЕ ДРУГ. ))))

  3. Я как сестра Эммануила Силькиса, тоже хочу кое-что поправить. Китайская ваза была вазой эпохи Сун. Она, конечно, стояла не на полу, а на столике, с которого и упала во время землетрясения. Потом ее даже склеили. В ней лежали письма. Ее в Китае не хотели продавали, поскольку она старинная, и для ее вывоза из страны требовалось специальное разрешение. К сожалению, во время культурной революции в Китае много таких артефактов было уничтожено и сейчас в мире таких ваз чрезвычайно мало. С Наташей я познакомилась не каким-то образом, а когда впервые пришла в гости к Ярославу домой вместе со своим братом.
    Мы с Наташей потом встречались довольно часто, когда я приезжала летом к родителям в Кишинев. Всегда навещала дом Васильевых.
    Помню, как мы вместе с Наташей смотрели в кинотеатре возле нашего дома фильм Параджанова “Цвет граната”, который нам очень понравился. Помню, как рассказывала Наташе о разных выставках, которые посещала в Москве и Питере. Как-то рассказывая о выставке графики Ж. Калло, сказала Наташе, что по сравнению с жесткой сатирой в графике Гойи, эта графика — юмор. Наташе это сравнение понравилось.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *