Милая, родная, любимая…

 За все жизнь Наталии Алексеевны Васильевой было опубликовано в газетах и журналах много десятков  статей, заметок, интервью, посвященных ее деятельности. Мы постепенно разместим на сайте все или лучшие из них, но начинаем рубрику «Публикации о НА» с первой статьи о Наталии Алексеевны, вышедшей уже после ее ухода.
Автор статьи Мария Буинчук

«Милая, родная, любимая…»  

В Кишиневе, в самом центре столицы по улице Пушкина  есть дом, известный тем,  что в нем жил и творил  во второй половине прошлого столетия  известный художник,  заслуженный деятель искусств Молдовы Алексей Александрович Васильев. Об этом напоминает памятная доска на доме. Но мало кому известно, что до 28 февраля сего года   в  нем   проживала дочь художника  Наталья Алексеевна Васильева,  преподаватель детской художественной школы им. А.В.Щусева и  пытливый исследователь, искусствовед,  на счету которого две очень значимые  монографии: о художнике Васильеве и о керамисте Чоколове.

 По странному стечению обстоятельств,   два  праздника, которые она  любила,  8 марта и 11 апреля    Международный женский день и день ее  рождения,    обернулись для ее близких днями  скорби: девятым и сороковым днями  ее ухода.  Душа ее  словно не хотела,  чтобы  о ней  скорбели. Наталья Алексеевна  покидала этот мир  светло, будто нечаянно оставив подле себя свой любимый портрет, где  глаза ее светятся счастьем.

Она так и прожила свою жизнь: светло и вдохновенно,  никому никогда не жалуясь, ни на что не ропща,  довольствуясь тем, что у нее было.

 Большая квартира художника Васильева, где всегда было шумно от детских голосов воспитанников Натальи Алексеевны, теперь  окунулась в непривычную  тишину. Как напоминание о ее  гостях подаренные любимой учительнице по разным случаям картины и самодельные открытки, расписные  бусы и декоративные пояса, украшенные бисером сумочки  и  связанные крючком  персонажи сказок — волшебный мир детства, в котором жили  один взрослый  человек с душой ребенка  и много-много  детей, ее учеников. Других Бог не дал.

Брат  Натальи Алексеевны  Ярослав Алексеевич, словно предчувствуя беду,  примчался  сюда из Москвы в тот самый  момент,  когда болезнь готова была  уже праздновать  победу над ее  бессильным духом. Очень уж не хотелось Наталье  Алексеевне  брата огорчать.  Разговаривая  с ним накануне его приезда   по телефону,  даже не призналась,  что ушла из школы.

Школа для нее была как воздух для легких. Уходя,   закрыла за собой  дверь  по-английски, не попрощавшись с ребятами. И  первого сентября   педагога, который  заменил ее, они  встретили  в штыки. Дети  не поняли причину ее внезапного ухода на пенсию.  А для нее  расставание со школой  было вдвойне  больней. Страдая от наступающего недуга, а еще больше от недоступности всего того, что любила и чему отдала всю себя,  она  не позволила ученикам  себя  навещать.  Хотела, чтоб  запомнили ее прежней: приветливой и бодрой.

Вместе с Ярославом Алексеевичем  перебираем письма, адресованные Наталье Алексеевне   ее учениками. В них строчки: «Милая, родная, любимая…».  Так обращаются обычно  к матери. На все письма детей она аккуратно отвечала. Потому что считала: ответить ребенку – это очень и очень важно. Читая кривые детские строчки, невольно осознаешь:  она  была для них не просто учителем.  Она была  гениальным  педагогом. 

В семейном архиве сохранился портрет Наташи в детстве, написанный  в 1945 году  ее отцом. На ней  она изображена в одежках из «американских подарков» на скамейке возле дома.  На заднем плане «для пятна» мама, вывешивавшая  пеленки  младшего  братишки Ярославки. Старший Васильев любил изображать в своих картинах старые дворики  и окраины Кишинева. В Молдавию семья переехала в 39- 40-е годы. Отец, член Союза художников СССР, после окончания Московского высшего художественно — технического института   и аспирантуры  на базе  Государственной Третьяковской галереи   был направлен  в Кишинев  для организации  Союза  художников Молдавии. Тут его и застала война. Пришлось на время уехать.  Но с первыми же солдатами,  вошедшими  в Кишинев, он сюда вернулся. И на  первом  же съезде художников Молдовы   был избран  председателем  творческого объединения.

Профессия матери  Татьяны Анатольевны  Васильевой была связана с микробиологией. Она  работала в Академии наук Молдавии  и  посвятила себя науке. С биологией позже свяжет свою жизнь сын Васильевых, кандидат биологических наук  Ярослав Алексеевич.

В  доме Васильевых часто бывали творческие люди. Дети росли в атмосфере дискуссий об искусстве и литературе. Вечерами  отец, случалось, делал портретные наброски с соседей, знакомых.

 Сестра была старше меня на целых пять лет,  рассказывает  Я. А. Васильев. —  Со своей бурной  фантазией и актерским талантом  она успешно играла  для меня роль старшей сестры.  Иногда даже переигрывая. Запомнилось: она очень хотела, чтобы я получил хорошую отметку по чистописанию, и, ничуть не сомневаясь в корректности своего поступка, вместо меня  вывела в моей тетрадке своим красивым почерком  все до одной буквы…

Мы жили тогда на улице Котовской, где-то  между бывшими улицами Пирогова и Кузнечной. По середине стоял наш  маленький домик,   и  во дворе было очень много ребят Наташиного  возраста. И вот  со своими  сверстниками она  устроила настоящий  театр.  Он давал представления в моем детском саду и в расположенной неподалеку консерватории. И всем было известно, что  детский дворовый театр дает представления! 

Творческое начало в сестре  было заложено с  детства. Не случайно она пошла по стопам нашего отца. Она окончила республиканское художественное  училище, возможно,  уже тогда   приглядываясь  к своим учителям  и  не зная, что  в скорое время сама станет педагогом и будет им  всю  жизнь.  

В 1959 году в Кишиневе была создана  детская художественная школа. Васильева стала в ней первым педагогом.  Вот как вспоминаетоб этом периоде времени известный художник Людмила Цончева:   » Первой моей учительницей была Наталья Васильева. Мне было лет 12, а ей лет 19. И очень хорошо помню снежную зиму. Как мы бежали в школу, а учительница приходила за час до уроков, с ведром, с углем растапливала печку, чтобы к приходу детей в классе было тепло. Не хватало красок, кисточек, но никогда не забуду ту атмосферу счастья, которая царила в классе!».

В этой школе она проработала  вплоть до 2009 года – 50 лет. Некоторое время- после окончания  Киевского художественногоинститута —  даже возглавляла  ее.

Получив  хорошую профессиональную подготовку, Наталья Алексеевна знала, как завладеть вниманием ребенка,  в какую  форму «вылить»  учебные знания,  чтобы ему было интересно.  И ей это удавалось легко, без напряжения. Не удивительно, что  ее классы всегда были талантливые. После очередного набора, причем,  она никогда не выбирала детей:  кто шел к ней, того  и принимала, —  она говорила: какой талантливый у меня класс!  И так  на протяжении всех лет.  Ни разу не  посетовала: мол, класс у меня  какой-то странный.  Всегда  утверждала: «талантливый»! Видно,  обладала какой-то особой интуицией, умением обнаруживать  в человеке скрытые способности и развивать их. 

  У нее был  дар общения с детьми, – убежден Ярослав Алексеевич. — Умение разговаривать с ними, как с равными, как с взрослыми,  при  небывало огромной фантазии, которую она демонстрировала при учениках, оставляло в их маленьких головках очень большое впечатление. Потому что, как педагог, она  не была похожа на остальных. Ее  урок был очень образный и эмоциональный. Очень часто  – особенно первые выпуски – она  приглашала к нам в дом.  Ребята не столько работали,  сколько смотрели картины и общались с маститым художником, нашим  отцом. И  это тоже было необычно. Она с любовью пестовала своих питомцев, бережно взращивая  профессионалов. Не случайно дети  боготворили ее. А повзрослев, направляли к ней в школу уже своих детей. И так  изпоколения в поколение.  Среди ее учеников много состоявшихся художников, графиков,  дизайнеров, архитекторов. Это востребованные сегодня специальности.  Но главное, мне кажется, что  даже те, кто остался невостребованным, заведомо  стали  хорошими людьми.  Вот то наследие, которое она после себя оставила.

А еще Наталья Алексеевна известна как автор книги о нашем выдающемся керамисте Сергее Чоколове (серия «Мастера бессарабского искусства ХХ века», 2004). Работая над ней, она  ездила  по родительским местам Чоколова  и собрала о нем  уникальную информацию. Оказалось, что  Чоколов и его  предки   очень значимые для России люди.  В его родословной  встречаются  и поэт Веневитинов, и предприниматель  Мамонтов  из  Абрамцево. И  даже писатель Тургенев присутствует  в его родне! Эту монографию очень  высоко оценили  отечественные и российские искусствоведы.  

 Ее перу принадлежит также  монография об Алексее Васильеве (1978) и неизданные воспоминания о послевоенном кишиневском детстве. Наверняка могли бы заинтересовать ее коллег и методики ее преподавания, которые она написала для «внутреннего» использования.

Когда  НатальиАлексеевны не стало,  в  первые же часы ее ученики  по цепочке сообщили об этой печальной вести  друг другу  по Интернету.  И сразу же зазвонил телефон. Соболезнования принимал Ярослав Алексеевич. Они  шли из  Лос-Анжелеса, Сан-Франциско, Детройта… Звонили ее ученики из Америки  и Австралии,  из  Германии  и Дании, из Израиля и России,   из Франции  и Канады. Все они поддерживали с Натальей Алексеевной  связь и в высшей степени были опечалены этим событием.

Присутствовавшая на гражданской панихиде представитель министерства культуры, отдавая дань  огромному таланту педагога, заметила, что Наталья Алексеевна, как и ее отец, безусловно,  заслуживает увековечения памяти на такой же мемориальной плите. Кишиневские ученики  Васильевой идею подхватили. Но для  подтверждения  заслуг учителя  к  ходатайству нужно  приложить документы.  А заслугами при жизни  Наталья Алексеевна, как оказалось, со стороны высших органов  была  обделена.

Ни в 60 лет, ни в 70 чиновники из  профильных  министерств  внимания к высокопрофессиональному педагогу   не проявили.  За пол столетия  безупречной работы единственное, что она заслужила, —  почетную грамоту  двадцатилетней давности.   И пять лет  назад ей дали – даже не высшую —  первую (!) учительскую категорию.  Звание «Заслуженный работник культуры», без которого ходатайство не может быть принято к рассмотрению,   или, скажем,  орден за воспитание молодого поколения, посчитали,  давать ей рано.

Ордена теперь,  известное дело,  вручают  за другие заслуги! А она – совсем из другого теста. Впрочем,  как  и  ее брат –москвич,  готовый  квартиру сестры  отдать государству  под музей семьи Васильевых. Вот только заинтересует ли это предложение  людей,  равнодушных к истинным ценностям?     

statya boinchuk

v 198

Мария БУИНЧУК 

газета «Коммунист» N 13-14 23 апреля 2010г.

Милая, родная, любимая…: 5 комментариев

  1. Замечательная статья!
    Да, Наталья Алексеевна была действительно уникальным педагогом. Больше мне такие не встречались.

  2. Таня, обязательно оставь мне свои координаты: телефон, или e-mail. Напиши мне по адресу aim03@mai.ru Следи за новостями на этом сайте.

  3. Не просто замечательным,а близким во всех смыслах человеком….мне маленькой девочке ни с кем не было так уютно как с ней,по воле обстоятельств не раз бывала у нее дома…пока я рисовала мы мечтали о том как поедим в Париж есть по утрам круассаны с молоком…СПАСИБО ОГРОМНОЕ!!!!!!!!!

  4. Где-бы приобрести книгу НА о Сергее Чоколове, очень уж интересно, да и хочется сделать подарок для молдованина/историка/

    1. К сожалению (или к радости), очень быстро эту книгу раскупили. В феврале буду в Кишиневе, поинтересуюсь насчет наличия этой книги в магазинах. Если что…, обязательно сообщу.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *