Оля Иванова о Наташе Васильевой

Ольга Иванова
Молдова, Кишинев

И вновь я в квартире Наташи Васильевой похожей больше на музей: со стен смотрят лики разных времен, пейзажи. Прекрасная коллекция значков. Уникальное собрание деревянных  ложек — это труды Татьяны Анатольевны, мамы Наташи. В большой комнате стоит на мольберте портрет Татьяны Анатольевны, в соседней  комнате портрет  Алексея  Александровича. На окнах  не традиционные гипюровые шторы, а простые холщевые занавесы. 

Вот пока простое описание жилища Васильевых. Татьяна Анатольевна, Алексей Александрович, Наташа и Ярослав, брат Наташи. Все жили в Кишиневе. Наташа преподавала в детской художественной школе, Ярослав  жил в Москве. В те далекие шестидесятые годы мы, Наташа и я, были студентами художественного училища. Наташа была на год старше. Мы были подругами. Одна беленькая, другая черненькая, одного роста и сложения — худенькие и изящные. 
Подруги: Нелля Говорина (Колчак), Оля Иванова и Наташа Васильева
Кишинев, 1950-е годы. На демонстрации 7 октября.
Ольга Иванова. 1950-е
К большим праздники Алексей Александрович  и  Татьяна Анатольевна устраивали застолья. А на следующий день  собиралась молодежь и я в том числе. Еды было много и она была вкусной. Наташина мама благоволила ко мне. 
Наташа от меня была  наслышана о реке Дунае, о большой рыбе, о деревьях, растущих прямо из воды, о притоках Дуная, о рыболовецких колхозах, о плавнях…
Я пригласила ее к нам в Рени, который стоит на Дунае. Наташа была настроена решительно. Она говорила: приехала работать, работать так работать.
Мой папа был главным бухгалтером Ренинского района. Поэтому ему давали грузовую машину и шофера и мы, вооруженные этюдниками, не теряя времени дароом, ездила по различным красивым и интересным  местам.  Купались, где это было возможно, и писали этюды. Наташа была в восторге, она такой экзотики не видела. 
В те моменты, когда мы приезжали в Рени, мама старалась попотчевать ее различной рыбой. Когда ездили по колхозам, мы бывали в пионерских лагерях, смотрели самодеятельность. 
Притоки Дуная с деревьями, растущими в воде, с кувшинками расположившимся на воде возле деревьев…
Здесь несколько притоков, впадающих в Дунай и все они кишели рыбой. В Дунае была рыба до 1 метра (сом). Рыбаки варили уху в огромных казанах, они клали очень много рыбы, в основном мелкой. В качестве приправы  бросали, с тут же растущих деревьев,абрикосы,сливы. Пили молодое вино — муст. 
Рядом с рыболовецким совхозом был дом отдыха союзного значения.Тишина,чистый воздух, пляж, который арендовал  то пионерский лагерь, то дом отдыха. На пригорке стояли ульи.Деревья преимущественно ивы. Здесь прекрасные места для отдыха горожан. Здесь были и из Москвы,Киева и других городов  и всем очень нравилось здесь. Вечером натягивали простыню и крутили кино.Огромные полчища комаров нападали на смотрящих кино людей. Сейчас там наверное телевизоры… 
Это все мы с Наташей отобразили в своих этюдах. У меня до сих пор сохранились этюды, не знаю как у Наташи? 
Кишинев она привезла этюды и живую рыбу. 
Теперь вернемся в Кишинев. Я целую неделю жила у Наташи…
 После окончания училища я поступила в Московское  высшее художественное промышленное училище Строганова, а Наташа — в Киевский художественный институт. Мы переписывались…

 

 

 

 
Однажды  я шла по бульвару Молодежи и встретилась с Алексеем Александровичем недалеко от их дома. Он поинтересовался, как жизнь и как работа и творчество. И начал сетовать на то, что Наташа  мало  уделяет внимания творчеству. «Меньше занимайтесь работой, больше пишите этюдов, набросков, композиций»- говорил он.
 
В другой раз я шла в парикмахерскую, а навстречу мне Наташа, это возле их дома. Она говорит:  мама  очень хочет тебя видеть, идем к нам. Я была записана к парикмахеру и не хотела пропускать, но Наташа так настойчиво меня уговаривала, буквально тянула, что мне пришлось сдаться.
 
Еще эпизод. Я была в гостях у Наташи, когда пришла ее мама с большой рыбой. Оказывается они все в  семье любили рыбу. Она сварила из головы уху, а остальную — пожарила. Рыба была вкусной. Из-за желудка Наташа  мало съела, а я так две порции. 
Как раз в это время Наташа увлекалась керамическими брошками, у нее была печь, где она обжигала их, а потом сдавала в магазин, где художники сдавали свои работы на продажу. Она говорила, что у поляков (туристов) они пользуются большим спросом.
            Много  позже она жаловалась на усталость, очень хотела похудеть, купила скакалку, не ела картошку. Своей внешности и одежде она уделяла большое внимание. 
 
Написала книгу о Чоколове,изданную на молдавском языке…
 
Я ничего не сказала о ее преподавательской деятельности. Она считалась прима-педагог, учится у нее стремились все учащиеся. Ее любили, уважали…  и будут любить.
 
Ну вот я и закончила воспоминания. Вспомнила время, когда жили и работали две девочки, беленькая и черненькая, Наташа и Оля, тоненькие и влюбленные в искусство. 

Студенты Республиканского художественного училища им И. Репина — однокурсники Оли Ивановой и Наташи Васильевой
 
 
Беленькой девочки уже не стало. 
Мир праху твоему.

Оля Иванова о Наташе Васильевой: 1 комментарий

  1. Ольга сейчас находится не в лучшей форме. То, что она выполнила свое обещание написать о Наташе, можно считать подвигом.
    Олечка, спасибо большое за твою память о НА.
    ЯВ

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *