Человек — человеку. О взаимопомощи учителя и ученика.

Публикуемая статья вышла в газете «Советская Молдавия» 20 мая 1984 года. 27 лет тому назад.
В середине статьи есть фраза «…по понятным причинам не названы  здесь подлинные имена  участников». Не знаем причин, по которым автор воздержался от публикации подлинных имен.
Например, одной из самых активных участниц истории была ученица НА Татьяна Тафтунова (выпуск 1970), жившая  в то время в Ленинграде. Она рассказала об этой истории в своем сообщении «О милосердии».
Наталья Алексеевна, основной герой статьи, посылая вырезку брату, скромно прокомментировала ее «Почти правда о Саше Пискареве и о других моих учениках.  Н.Васильева«.

Человек человеку. Статья о взаимопомощи учителя и ученика.

Человек человеку
    …    Cобытия в нашей истории начали развиваться с шумной встречи недавних выпускников  одной из кишиневских школ со своей любимой учительицей Надеждой Николаевной. Разлетелись ее питомцы по разным краям и городам, но и сейчас, как и прежде, в школьные годы, Надежда Николаевна столь же близка и необходима им, уже взрослым и самостоятельным людям. Поэтому и заходят к ней домой ребята запросто, приезжают из других городов,пишут письма, шлют телеграммы.
       Кто-то из них упомянул о Викторе. Всего года три проучился он с бывшими одноклассниками,потом перешел в другую школу, редко встречался с прежними товарищами.  А вот теперь, оказывается, он тяжело болен. Надежда Николаевна предложила  сейчас же, всем вместе навестить его. Но в больнице у Виктора пробыли они недолго. Врач сказал им всю правду:  Виктору  жить осталось считанные дни, а, может, и часы. «И ничем нельзя помочь?» — десятки встревоженных глаз ждали ответа от доктора. Он надолго задумался, потом сказал, что есть,возможно, один шанс из тысячи. Назвал клинику в Ленинграде и фамилию женщины -профессора, о которой прочел недавно в научном журнале, что она не без некоторого успеха ведет поиск  эффективных средств против тяжелого недуга — гемофилии.
        Был уже поздний вечер, когда, наконец, дозвонились до ленинградской клиники, но профессора в ней не оказалось. Узнали только ее домашний телефон. «Так это же в нашем районе, — сказал Анатолий, муж ученицы Надежды Николаевны, приехавший  из Ленинграда в Кишинев вместе с женой на встречу  одноклассников. — Сейчас я позвоню маме, объясню…»
       А в три часа ночи в квартире Надежды Николаевны раздался требовательный звонок «междугородки». «Ну что там у вас? —  послышался из трубки усталый голос ленинградского доктора-профессора. Передайте в больницу, что завтра, то есть сегодня, вылетаю вместе с ассистентом первым рейсом. Если удастся взять билеты на самолет». 
       Чутко вслушивались пассажиры в необычное объявление, разнесшееся из динамиков по Ленинградскому аэропорту. Кто из вылетающих рейсом «Ленинград — Кишинев», вопрошал диктор, может сдать сейчас свои билеты  для доктора — профессора  и его ассистента. Их очень ждут в Кишиневе: срочная медицинская помощь может спасти жизнь умирающему юноше. Восемь пассажиров тотчас подошли к кассе, не раздумывая, откликнулись на эту просьбу.
      Врачи справедливо считают, что жизнь Виктору спасло многокомпонентное новейшее лекарство, дозировку которого тщательно выверили для него ленинградские коллеги. Но столь же справедливо, что счастье полнокровной жизни юноше подарила  Надежда Николаевна, чье сердце первым отозвалось на чужую беду, и другие люди, которые чутко отнеслись к судьбе человека. 
      А разве может не  испытывать  чувство бесконечной признательности студент мединститута Виктор П. по отношению к своей будущей профессии и к незнакомой ему тогда  пожилой  женщине — ленинградке, что до глубокой ночи дожидалась в чужом доме возвращения доктора — профессора,что в душевном отчаянии за угасающую молодую жизнь нашла нужные слова и доводы и убедила пожилую женщину — врача, обремененную тяжелым грузом забот и обязанностей. 
      В этой бесхитростной истории ни слова не выдумано. Все —  правда. Лишь по понятным причинам не названы  здесь подлинные имена ее участников. После выздоровления  Виктора  еще крепче и надежнее стали их незримые, связующие нити дружбы,взаимопомощи, чутче сердца. А судьба словно испытывала их на прочность. Случилось так, что врачи и близкие Надежды Николаевны  уже потеряли надежду чем-то помочь ей избавиться от нежданно подкосившей ее болезни. 
      Жизнь и в этот раз преподала поучительный урок. Вдумаемся в него. Вдумайтесь в него и те, кто хлопочет лишь о собственной корысти, проходя равнодушно мимо чужих тревог и забот. По  высшему закону человеческой жизни, закону справедливости, лишь один человек из десятков титулованных  специалистов, признанных  авторитетов сумел помочь одолеть болезнь Надежде Николаевне. Этот человек — ее давнишний ученик, студент — медик Виктор П. 
      В безбрежном море специальной  медицинской литературы, в сотнях тысяч препаратов и средств он отыскал, открыл название единственного  чудодейственного для Надежды Николаевны. Дальше все было проще, реальнее. Питомцы Надежды Николаевны,близкие ей по духу друзья и просто незнакомые чуткие люди сделали все, чтобы лекарство было доставлено в Кишинев за считанные дни. 
      Негромкий, чистый голос Надежды Николаевны вновь звучит на школьных уроках. Карандаш в тонкой ее руке уверенно скользит  по  альбомам ребят, указывая на погрешности в их рисунках. И как ни чудесен  мир живописи, ум и сердце ребят с еще большей силой покоряют тут самые благородные чувства — потребность творить добро для других. 
      Жизнь наша тем и прекрасна, что обогатить ее, наполнить глубоким смыслом — в  силах  каждого.
 
В. Рыбкин
«Советская Молдавия», 20 мая 1984 .

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *