Секрет Натальи Алексеевны

Татьяна Тафтунова 
 
Прочитав воспоминания Миши Шавелькина, поймала себя на мысли, что мне стало легче, что не только у меня есть провалы в памяти из нашего общего прошлого с Натальей Алексеевной.
 
Конечно, я себя успокаивала, прошло очень много лет с наших первых встреч, тогда первым ученикам было по 10 лет, а сейчас мы отпраздновали самый круглый юбилей в жизни-полвека.
 
 Но младшие ученики вроде не имеют такой проблемы с памятью.
 
И все-таки…… Только ли дело в несовершенстве памяти, в многих годах, отделяющих нас от детства?
Долго обдумывала, в чем же все-таки дело, и пришло озарение:
 

Фото Н. Субботкиной 
 
Трудно вспомнить и описать многое из общения с Натальей Алексеевной, потому что все, что дала НА своим ученикам, растворилось в них без остатка, стало во многом основой и стержнем в жизни, но проросло индивидуальностью.
 
И иногда трудно выделить, а иногда страшно написать воспоминания, достойные того необыкновенного ореола восхищения, окружающего НА.
 
В этом секрет Натальи Алексеевны и в этом трудность описания.
Мне легче описать время первых выпусков.
 Это было время потерь в самой культуре жизни, быта, традиций. Не говорю уже об отсутствии многих простых, качественных вещей, которые сейчас привычны и доступны.
Это были года практически полного отсутствия возможности не только приобрести книги по искусству, классической, и не только, литературе, но увидеть их. Цветные репродукции (слайды, фотографии) картин, памятников архитектуры были редкостью даже в художественном вузе. Вспоминаются лекции, и черно-белые небольшие по размеру снимки в учебнике по истории искусств.
 
   И вот, 10- летние ученики встретились с Натальей Алексеевной. Это еще маленькие дети. Первое, что поражало, это удивительное внимание и интерес к любому ученику. Уважение к ребенку. Узнаешь от взрослого, от педагога в школе, какая ты замечательная и необыкновенная.
Думаю, не ошибусь, что так же чувствовали все другие. Просто замечательности и таланты находились у каждого свои.
 
Так начиналась учеба, а может быть что-то более важное.
Наталья Алексеевна умела заворожить, заинтриговать и потом, действительно, как хороший режиссер ставить пьесу под названием:
ученик такой-то, в самом лучшем смысле.
 
Дети попадали под обаяние, любовь и внимание. Перед этим невозможно устоять и дети влюблялись на долгие годы и старались не разочаровать.
 
НА умела найти в каждом что-то очень индивидуальное, ценное, развивать это день ото дня, любоваться, восхищаться каждым «цветком в своем саду».
 
Как хороший садовник, НА умела взращивать свой сад: незаметно и тонко оказывать необходимую помощь, знакомить с интересными людьми, находить вдохновляющие слова каждому, только ему одному предназначенные. Хвалить, но не льстить. Дети очень чутко все чувствуют.
 
Фантазии и вдохновения у НА был океан.
Казалось бы, ничего особенного: просто рисовали и писали, просто точили карандаши, просто пили чай в холодном классе, просто съедали детали натюрморта, просто любовались картинами и цветом, просто искали красоту в предметах, просто слушали рассказы о художниках. Все гениальное просто.
Наталья Алексеевна проживала вместе с ребятами каждый урок, встречу талантливо, ярко, необычно. Планка всегда была высокой. Волшебство и трудолюбие витало в воздухе. 
Это не то, что фиксируется, а впитывается и остается в тебе навсегда. Это запоминается не умом, а душой. Детали уплывают из памяти, а сердце помнит.
 
Уроками в художественной школе все не ограничивалось.
 
НА использовала все дополнительные возможности для взращивания своего «любимого сада учеников»: прежде всего, свой удивительный дом. Здесь можно было увидеть впервые столько интересного, необычного, настоящего. Подлинные картины, замечательные книги.
 Помощь шла от родителей и знакомых НА.
 
Продумывался и обыгрывался каждый момент. Ученики с радостью и азартом включались во все начинания и дела. Придумывали необыкновенные самодельные подарки, открытки.
 
 Чего только стоит история с керамическими «розочками». Наверное, в те годы никто из учеников не устоял перед обаянием глины и глазури, превращающихся в красоту. Не знала, что даже Миша! И «пекли» все свои украшения в домашнем муфеле НА.
 
А праздники! Сколько радости, восхищения и восторга они давали. Море веселья, фантазии.
 
Ученики помещались в ее сердце, как бы растворялись в Наталье Алексеевне, получая и получая любовь, силы, вдохновение.
Все происходило незаметно и воспринималось так естественно. Не было тени сомнения, что может быть по-другому, что это подарок. С этим выросли. Так было и все.
 
 Наталья Алексеевна сопровождала каждого ученика по жизни, и после школы, помогая, любуясь каждым «растением из своего сада».
В письмах всегда указана дата и указан город, где написано письмо, практически всегда в письме строки любимых стихов, интересные или занимательные детали по теме разговора. Может быть вложен засушенный цветок или травинка. Опять все просто, но продуманно, талантливо, но заботливо и внимательно к адресату.
И так всегда и во всем. 
Сад НА разростался.
Приходили новые ученики, и все повторялось сначала. Они тоже находили свой уголок в сердце НА. Находили восхищение, внимание и любовь.
 
Наталья Алексеевна растворилась в своих учениках, осталась в них, проявляясь в их работах, делах, вкусах, интересах. В каждом по-своему.
С одной стороны, это незаметно, но по себе могу сказать, часто проявляется очень ярко. Иногда ловлю себя на мысли, что так делала НА, и я по-другому не могу.
 
 В этом секрет и чудо.

Секрет Натальи Алексеевны: 11 комментариев

  1. Отличное фото!!!
    И очень хорошие слова.
    НА , действительно, умела находить хорошее в каждом ученике, задевать струны его души. Я часто по жизни вспоминаю это ее умение. А она была первым учителем в моей жизни еще и в сфере «управления » людьми (в самом хорошем смысле этого слова). Низкий ей поклон и наша память.

  2. Спасибо за фотографию, действительно отличная, никогда ее не видела. Думала, чтобы добавить из зрительного ряда, но ничего нет. Это тоже отличительная черта тех лет, так мало было возможностей. Больше сохранилось в душе и памяти, чем фотографий.

    1. Мне тоже фотография нравится. Одна из лучших! Она соответствует замечательным словам и мыслям статьи (не заметки). Спасибо за них.

  3. Присоединился к ЛИ и Шокаревой и заменил в своем комментарии слово «заметка», на слово «статья». То, что написала Таня Тафтунова гораздо выше понятия «заметка».

  4. Фотография НА, на которую тоже обращают внимание, сделана фотокорреспондентом Н. Субботкиной в 1977 году.

  5. Спасибо большое, я уже и подзабыла об этой статье. Хотя,прежде всего,- это дань памяти Наталье Алексеевне,если удалось рассказать,напомнить и еще раз вернуться в те годы. Мне это важно и приятно,рада,что есть единомышленники.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *