Три эпизода из жизни ученика НА.

Сергей Самсонов
 
Учился у Натальи Алексеевны всего лишь год. Но что это был за год! 
При ней мы начали шевелить мозгами и соприкоснулись с неповторимым чувством настоящего творчества.
 

г. Бендеры, март 2011 года. Сергей Самсонов (самый правый мужчина) на открытии выставки Натальи Алексеевны Васильевой и Васильева Алексея Александровича. 
 
До этого вел уроки NN, сдержанный, сухой, какой-то официальный. 
Его задания по композиции были в духе времени – фестиваль или демонстрация.
Да, он преподавал правильно, но господа художники, может ли кто из вас с настроением
Рисовать дохлую ворону в течение месяца!?
Или натюрморт с издевательски закрученной драпировкой, винным кувшином и ржавой селедкой?
(там была еще записка, которая убиралась днем, видимо для уборщиц, «не трогать – трупный яд!» 
 
Еще к нам наведывались профессора из училища.
Они громко вещали и жестикулировали, подсаживались за мольберт, терли ластиком,
Что-то исправляли до дыр и уходили довольные.
NN провожал их до ворот,
В это время  я собирался бросить школу.
 
Но вот однажды, NN  представил нам новую учительницу 
-Наталья Алексеевна Васильева, прошу любить и жаловать!
У нас началась новая жизнь!
Ушло формальное отношение, приветствовалась фантазия, искренность.
Как-то, просидев полночи, я принес, как мне казалось, иллюстрацию
К « марсианским хроникам» Брэдбери
Наталья Алексеевна меня похвалила – очень хорошо!
Но после урока я все же подошел — Вам на самом деле понравилось?
Да! Очень-очень! Ты — молодец!
Поверьте, именно после этих слов во мне впервые появилась уверенность, а потом убеждение,
что я могу и стану художником!
 
***
 
В 90-х накуролесил так, что в поножовщине практически потерял правую руку.
То есть не мог элементарно держать карандаш.
Не знаю почему, но может Бог надоумил, позвонить НА.
Приходи!
Мы хорошо поговорили, НА долго расспрашивала, где бывал, что делал
а когда увидела, что пью чай и ем пирог левой, то пришлось объясняться,
соврать не смог
И тут же поступило предложение в виде бумаги для пастели,
У меня лежал уже несколько лет большой набор голландской
И так месяцами, этими удивительными мелками, я восстанавливал (и восстановил)  руку — свой статус художника.
 
***
 
Последняя встреча с НА была в ARCе, — издательстве, где выходила  монография Натальи Алексеевны о Чоколове,  c которым, кстати, меня познакомила она, когда мы приходили в его дом еще в школе.
— Ты, наконец-то купил компьютер?
— Да, Наталья Лексевна, слава Богу!
— И у тебя все в порядке?
— Да, конечно!
— Заходи!
— Обязательно!
 
Кто знал, что это было прощание!?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *