Архив рубрики: С. Чоколов

Пламя в клетке

От сайта НА: Продолжаем публиковать материалы СМИ по поводу выхода в свет книги Натальи Алексеевны Васильевой «Сергей Чоколов. Две жизни«. Выкладываем беседу журналиста Ирины Субботович с автором  монографии, напечатанной 3 декабря 2004 года в газете «Независимая Молдова».
IMG_7254

Ирина Субботович
Кишинев, Молдова

Одни видели в нем гения, другие безумца, третьи бедолагу, но никого не оставляли равнодушными его глиняные чудеса.

Пламя в клетке

Читать далее Пламя в клетке

Сергей Чоколов вспоминает свою жизнь

С.С. Чоколов — известнейший в Молдове художник-прикладник. Он часто упоминается на нашем сайте. Неудивительно. Наталья Алексеевна Васильева много сил отдала пропаганде и популяризации художника. Периодически НА печатала статьи о творчестве Чоколова, а когда его не стало написала большую книгу.
Сергей Семенович Чоколов — человек интересной биографии. Не подозревая, огромное количество людей во многих странах мира, сталкиваются с его фамилией — на самой известной картине Поленова «Московский дворик» изображен дом родителей художника.

В. Поленов Московский дворик Слева дом родителей С. Чоколова

Большая часть биографического материала изложена в монографии НА и выложена на сайте. Также на наших страничках можно ознакомиться с уникальной информацией — записью голоса Чоколова, в которой он рассказывает о своей жизни. Теперь мы имеем возможность представить голосовую запись в текстовой форме.
Чтобы не разбивать звук и текст, выкладываем их вместе.

Читать далее Сергей Чоколов вспоминает свою жизнь

Художник Валентин Серов против матери Сергея Чоколова или черно-белое пятно в монографии НА

Известно, что русский гениальный художник Валентин Серов писал портреты родителей выдающегося молдавского художника Сергея  Чоколова. Также известно, что талантливый молдавский педагог Наталья Васильева написала монографию о Сергее Чоколове
Цитата из монографии: 
«Он (Серов) все лето перед этим писал портрет Верушки Мамонтовой («Девочка  с  персиками») и очень тяготился   своим   положением  абрамцевского «нахлебника».  С. И. Мамонтов, желая  поддержать  молодого художника, предложил Чоколовым  попозировать ему для платных портретов. Так Серов оказался у них в Ярославле. Это обстоятельство дает  возможность расширить представление о родителях Сергея Семеновича. Серов сообщает 5.XI-1887 в письме Е.Г.Мамонтовой: «…пишу портрет с madame и даю ей нечто вроде урока… Люди они (хозяева) славные, радушные – чего мне еще».
В монографии портреты даны в черно-белом изображении. Перед тем как показать их в цвете, при этом оправдывая шутливое название нашего сообщения, приводим очень редкую фотографию из архива потомков Чоколовых.

Ярославль, 1887. Валентин Серов пишет портрет Екатерины Чоколовой (Веневитиновой) — матери Сергея Чоколова

А теперь сами портреты.

В. Серов. 1887. Портрет Екатерины Чоколовой.



В. Серов. 1887. Портрет Семена Петровича Чоколова.

Сергей Чоколов вспоминает

Выкладываем по-настоящему редкую запись — устное повествование о своем детстве замечательного молдавского художника-керамиста Сергея Семеновича Чоколова.  
Магнитофонная пленка на бобине образца 1950-х 1960-х годов была найдена в архиве НА. Пленка была не в лучшем состоянии даже по внешнему виду. После оцифровки и дополнительной обработки качество звука доведено до нормы. 
Некоторые факты из того, что вспоминает Сергей Семонович вошли  в монографию Натальи Алексеевны «Чоколов», но в целом запись остается, как уникальное свидетельство недавнего прошлого о далеком прошлом. Чоколову есть о чем вспомнить. Мать его была родственницей поэта Веневитинова. Их московский барский особняк запечатлен на двух картинах В. Поленова — «Бабушкин сад» и «Московский дворик». Отец Сергея Чоколова был главным инженером строительства железных дорог у Мамонтова, часто посещал усадьбу Мамонтова в Абрамцево, накоротке был знаком с В. Серовым, Врубелем, Коровиным….  Загородный дом семьи Чоколовых в Воронежской области «Горожанка» (точнее то, что от него осталось) вошел во все путеводители местности, как памятник истории. 
Говорит Сергей Чоколов:
 


PS Наталья Алексеевна очень много писала о Чоколове и много говорила с ним, но вряд ли она могла «справиться» с магнитофоном тех времен.. Как попала пленка с записью воспоминаний Чоколова к НА не ясно.

На снимке: Слева Сергей Семенович Чоколов и Алексей Александрович Васильев, справа чета художника Михаила Петровича Петрика и китайский врач-иглоукалыватель Константин Иванович Лин.
На выставке А. Васильева «60 дней в Китае». 1963 год
Конец

Стыд и позор!

Кто наблюдательный, заметил, что в монографии Наталии Алексеевны Васильевой «Две жизни художника С. Чоколова» нет даты смерти  художника. Это не промашка автора, а реальный факт — даты никто не знает. Факт поразительно позорный, но его оказалось мало для судьбы  человека. Если кто-нибудь поинтересуется в Министерстве культуры, в Союзе художников, у родственников…  местом захоронения Чоколова, никто это место не покажет. Его не знала и автор монографии о нем. НА  посвятила поиску могилы Чоколова не один год. Сначала с мамой, потом сама. Искала в том месте, где через несколько дней после похорон видела живые цветы и табличку. Но, буквально через недели, они пропали. Сейчас с уверенностью можно говорить, что такого места НЕТ!   Читать далее Стыд и позор!

Две жизни художника Чоколова (6)

Подобного ощущения как бы «лепкиот руки» добивается в своей архитектуре А.Гауди — ярчайший представительиспанского модерна. Прообразом его храмовой архитектуры (Саграда фамилия) такжебыла «переосмысленная» готика. Читать далее Две жизни художника Чоколова (6)

Две жизни художника Чоколова (5)

 Летом 1963г. жизнь, а следом итворчество С.С.Чоколова резко и неожиданно изменилось.

Сергей Семенович тяжело заболел: праваярука перестала слушаться, потерял речь, сгорбился, постарел.

Медицина предписывала: покой, покой,покой.

Но он предпочел работать. Вполневозможно, что этому решению посодействовал девиз их семьи: «Жизнь безтруда — воровство, труд без искусства — варварство». Эти слова не быликрасиво звучащим афоризмом. Они давно стали стержнем жизни художника. Читать далее Две жизни художника Чоколова (5)

Две жизни художника Чоколова (4)

У художника было много разных вариантовтаких паласов. Иногда нижние полосы являлись наиболее контрастными и яркими, поним чередовались стилизованные цветы с геометрическим рисунком. То в его центресобиралась вся цветовая красота. Именно в полосатых коврах, в большей степени,чем в спокойных килимах, проявился темперамент художника, свойственный егокерамике.

Красив его ковер с охристой рамой. Рамав килимах очень распространена. По чоколовской замысловато стилизован рисунокженских Фигурок, своеобразный хоровод вокруг сложно-голубого коврового поля. Понему разбросан негустой геометрический рисунок. Все его ковры украшены самымипростыми геометрическими элементами: полоска, ромбик, квадратик, лесенка.

Чоколов был очень внимателен к окраскепряжи, добиваясь мягких и сложных по цвету голубых, розовых, по-разному серых,зеленых и золотистых тонов. Красители были, в основном, химическими.

Читать далее Две жизни художника Чоколова (4)

Две жизни художника Чоколова (3)

 

          Утилитарная керамика и в традициях, и у Чоколова не отличалась особым разнообразием. Миски, тарелки, кружки, узкогорлые и широкогорлые улчоры [26в], бурлуи, гаваносы. Все они были задуманы по народному образцу. Однотипные отличаются друг от друга объемом, высотой, диаметром, шириной горлышка, количеством ручек, а также окраской. Сделаны они из красной керамической глины при помощи гончарного круга, которым художник владел безупречно. Применял он лепнину и гравировку.Излюбленным методом раскраски были белые и цветные ангобы и подглазурная роспись. Использовал он также цвет самой глины, полностью или частично оставляя ее на предмете. Собственно, эта методология с небольшими отклонениями была характерна для всей цветной керамики Чоколова, созданной в период с 1952 по 1963 годы. Любил в декоре разбросанный не густой растительный орнамент, с очень сдержанным привлечением организующего геометрического по верхнему краю или у основания горлышка сосуда. Вначале иногда энергично совмещал и геометрический и растительный. Элементы орнамента были традиционно скупыми: гнутая, волнистая,прямая линии, треугольник, кружок, точка, штришок. Они складывались в примитивные цветы или гроздья винограда. Роспись носила характер полунамека на знакомое растение, а плавный, гибкий орнамент из них был символическим образом природы. Чоколов никогда не увлекался узороплетением, считая самым главным образ всего сосуда в целом.

Читать далее Две жизни художника Чоколова (3)

Две жизни художника Чоколова (2)

 

Модерн становился не только стилем искусства, он проникал в саму жизнь, пытаясь поднять до художественного уровня, как ее бытовую сферу, так и самого человека сделать частицей этого стиля. Существовало даже определение «женщины-модерн», которая, чтобы соответствовать стилю «должна была быть существом загадочным, опасным, влекущим и околдовывающим». Читать далее Две жизни художника Чоколова (2)