Жандармы идут по следу. Неуловимая Фаина

История о том, как жандармы, имея компромат на нашу бабушку Фаину Рязанскую,  никак не могли ее  схватить, а когда  ночью застукали  на квартире,  оставили  на свободе.   Или  детективная история о том, как дед чуть не упрятал бабку в тюрьму, в то время когда они ходили в женихах и невестах.
Надо отметить, что большая часть изложенной  в статье информации  найдена в Государственном архиве РФ  Людмилой Осиповой в 2017 году.   Да, это не пересказ семейной легенды, а современное кропотливое исследование.

1906 год. Идет первая русская революция 1905-1907 гг. Власть ведет отчаянную борьбу с зачинщиками беспорядков.   Среди наиболее активных проводников революции —  социал-демократы и вместе с ними  Фаина Рязанская. Она  не первый год сотрудничает с эсдеками  и , скорее всего, уже  взята на карандаш.

===========вставка========================
Через  четверть века, в 1931 году,  понадобилось подтверждение  факту  взаимодействия  Рязанской  с  РСДРП(б).

Бабушка - революционер

справка
Настоящим удостоверяем, что Буслова в прошлом Рязанская Фаина Ефимовна с 1903 по 1907 г.  работала преподавательницей в Воскресной школе имени Пушкина на второй Сокольнической улице в Москве. Буслова имела связь с РСДРП и через которую мы получили связь в 1903 году в сентябре месяце и с помощью ее и Заведующей школой Вяхиревой Екатерины Владимировны устраивали всевозможные партийные собрания вплоть до районных собраний и конференций, а также были произведены выборы на Лондонский съезд, где докладчиком от ЦК РСДРП(б) был тов. Каменев.
Член ВКП(б) с 1905 г. А. Веселов
Член ВКП(б) с 1902 года Камков
Член ВКП(б)  с 1902 года Федулов И.Д.
===========конец вставки=====================

1-й Обыск по месту жительства Рязанской Ф.Е.

В середине 1906 года полиция предпринимает попытку  выяснить отношения с  подозрительной  гражданкой.  Из протокола:  «<обыск произведен>  в 12.30 пополудни 18 июня (1906 г.) в доме Кротова по Сущевской улице №18 в квартире 8, помещающейся в нижнем этаже надворного деревянного флигеля, которую нанимают лекарь Альфред Фридрих-Вильгельм Владиславов Мольков  (см. прим.  1) и мещанка Феофания Ефимова Рязанская (здесь и далее выделено — сайтом НА), но их на месте не оказалось.   <Присутствовавший в квартире Александр Федоров Суханов> объявил, что Рязанская на днях выбыла неизвестно куда, а лекарь Мольков отбыл в Звенигород по месту службы. Суханов объявил, что в этой квартире помещается комитет по распространению гигиенических знаний, состоящий при Правлении Общества русских врачей в память Н.И.Пирогова.  <При обыске найдены брошюры по медицине и пишущая машинка, принадлежащая этому Обществу. Кроме Суханова в квартире находилась> мещанка г. Мензелинска Александра Пименова Лопухина 20 лет В квартире Молькова она занимается на пишущей машинке».
Итак, первый обыск и первый  полицейский провал — рыбка избежала крючка.  Никаких вещдоков найдено не было и «мещанке из Мензелинска» можно было далее  более или менее спокойно жить и работать в Первопрестольной.

2-й Обыск по месту жительства Рязанской Ф.Е.

Перед обыском квартиры

К августу 1906 года сотрудниками Московского охранного отделения был собран приличный компромат (адреса, явки, пароли)  на  Московскую окружную организацию РСДРП.
Было выявлено 32 адреса. Одним из самых важных  адресов  в списке жандармов был адрес Губернской Земской управы.  В ней  размещался штаб  революционеров и в ней же работала Фаина Рязанская.  Круг замыкался.
«Явка – дорожный отдел, вход с Воротниковского переулка, спросить Евгения Юрьевича, пароль «с Альпийских гор»…
Обыск в здании  Управы по Садовой-Триумфальной производился в ночь на 17 ноября, в результате которого обнаружены несколько винтовок в разобранном виде (очень серьезная улика —  революционеры готовились к вооруженному восстанию — сайт НА) и значительное количество нелегальной литературы.  И сразу после обыска  в учреждении «уже днем были произведены обыски у некоторых служащих Управы, о коих имеются указания, что они заведывают явками различных преступных организаций.»  В первую очередь это касалось Фаины Рязанской.

Обыск

« Ноября 17 дня (1906г) в 3 часа пополудни, я пристав 3 участка Мещанской части штабс-капитан Холмогоров, во исполнение предписания Отделения по Охране общественной безопасности и порядка в г. Москве от 16 ноября сего года за №15678, прибыв в дом Крохиных по Старой Божедомке №23 в квартиру 3, занимаемую женой Надворного Советника Ольгой Владимировной Миллер, произвел самый тщательный и всесторонний обыск в комнате, снимаемой мещанкой г. Мензелинска Уфимской губ. Феофанией Ефимовой Рязанской.
По обыску обнаружен «Денежный отчет РСДРП, литературный отчет РСДРП, литографированное воззвание «Пролетарии всех стран, соединяйтесь», Устав боевой организации Орехово-Павловского района, отчет Центральной кассы Московского Окружного Комитета и литографированная листовка о слиянии Бунда с партией.
Сама же Рязанская в виду ея отсутствия обыскана не была и по осмотре всей квартиры Миллер, Рязанской не оказалось.» (ГАРФ ф. 63 оп. 26 дело 850)
2-й обыск и второй провал полиции.

После обыска

Обыски  по служебному и домашнему адресам  Ф.Е. оставили заметный след в жандармско-прокурорском делопроизводстве.

1      Открывается дело  («возбуждено дознание»)  против РСДРП:
«29 ноября 1906 г.  Г(осподину) Прокурору Московской Судебной Палаты.  Уведомляю Ваше Превосходительство, что во вверенном мне Управлении возбуждено в порядке 1035 ст(атьи) Уст(ава) Угол(овного) Суд(опроизводства) дознание по поводу произведенного обыска в здании Московской Губернской Управы, по результатам какового обыскана также мещанка гор(ода) Мензелинска Феофания Ефимова Рязанская, у которой обнаружено некоторое количество нелегальной литературы, по признакам преступлений, предусмотренных 126 и 132 ст(атьям) Угол(овного)  Улож(ения). Подпись«.

2     Открывается  дело против Ф. Рязанской и передается в высшие судебные инстанции:
«…<возбуждено дознание> по делу мещанки гор. Мензелинска Феофании Ефимовой РЯЗАНСКОЙ, по признакам преступления, предусмотренного 126 и 132 ст. Уголовного Уложения.» (ГАРФ ф.102 оп.203 д.11647)
Дознание производил Отдельного Корпуса Жандармов ротмистр Петров, наблюдал за производством дознанияТоварищ Прокурора Московского Окружного Суда С.Н.Городецкий.
По окончании дознания, оно 13 декабря 1906 года было «препровождено Судебному Следователю по особо важным делам Волтановскому

=========вставка======================
Что инкриминирует 126 статья и чем  она грозит подозреваемому? В российской уголовно-судебной практике борьбы против обширного диапазона нелегальных организаций различных политических направлений большое значение занимала статья 126 «Уголовного уложения». Часть первая статьи гласила: «Виновный в участии в сообществе, заведомо поставившем целью своей деятельности ниспровержение существующего в Государстве общественного строя или учинение тяжких преступлений посредством взрывчатых веществ или снарядов, наказывается  каторгой на срок не свыше восьми лет или ссылкою на поселение». Источник
==========конец вставки==================

Нашу будущую бабушку  обвиняли  в покушении на государственный строй и грозили  каторгой.  Ею  интересовались не  низшие чины,  а  следователи по особо важным делам. Пощады ждать было бесполезно и пока  Фаина —  на свободе, нужно было уходить  в нелегалы, т.е.  начинать жить не под своим именем.

Часть 2.   Нерчинск

Кто и как оказался в Нерчинске в группе инженера-железнодорожника Беккера Бориса Валентиновича мы довольно подробно описали в статье «Женихи бабушки«.
Нерчинск
Нерчинск, 1908. Группа сотрудников  технического отдела, возглавляемого Беккером Б.В (ниже всех). Ф. Рязанская — в центре, за ней Анатолий Буслов.

В Нерчинске  Фаина работала  под  именем и с паспортом своей родной сестры Ольги Ефимовны Хабаровой. Там же она познакомилась с братьями Бусловыми, один из которых,  Анатолий,   стал  ее мужем. Работали  дружно и спокойно пока  в снимаемую Фаиной  квартиру ночью не ворвалась  полиция.

=============вставка=============
В это время в Москве передается в суд   «дело  о РСДРП», начатое в 1906 г.  Хотя Рязанская не была арестована,  она  фигурирует в  «деле».

Прокурор Московской Судебной Палаты
Начальнику Московского Охранного Отделения.
8 августа 1908 года 
 
Уведомляю Ваше Высокоблагородие, что мною предлагается Судебной Палате дело  о Московской организации Российской социал-демократической рабочей партии.
Согласно обвинительному акту передаются суду Судебной Палаты с участием сословных представителей по обвинению в преступлении, предусмотренном 102 ст. Уголовного уложения, 46 лиц, а именно:
1    …
….
46  …
8 обвиняемых по сему делу, а именно:
1    …

7     Феофания Ефимова РЯЗАНСКАЯ
8 …
скрылись во время производства предварительного следствия и в отношении их составлено заключение о разделении предметов исследования.
К изложенному имею честь присовокупить, что скрывшиеся по сему делу обвиняемые, в случае розыска их подлежат заключению их под стражу .
Прокурор Судебной Палаты — /подпись/
(ГАРФ ф.63 оп.26 д.446 стр.167)
==============конец вставки=========

3-й Обыск по месту жительства Рязанской Ф.Е.

Как полиция «вычислила» адрес неуловимой Фаины и почему после обыска покинула помещение,   не «заключив ее под стражу«?

Перед обыском

Все закрутилось с события, казалось, очень далекого от проблем Фаины Рязанской. Где-то в Сибири произошло нападение на человека  с большой суммой казенных денег.  Один из нападавших был убит.  Им оказался  анархист-революционер Баранкевич Михаил Михайлович, родом из Быховского уезда.  Расследование из уголовного становилось политическим и вело сыщиков на  родину деда.
Из отчета начальника  могилевского жандармского управления  узнаем некоторые детали  сибирского ограбления и, главное,  становимся свителями поворота вектора  расследования в сторону Нерчинска, в частности,  к Хабаровой.  Помним,  под фамилией Хабаровой в Нерчинске скрывалась наша бабушка Фаина Рязанская (Буслова).
Архив
8 августа 1908 г.
Особый отдел
В виду полученных сведений о том, что проживающий в дер. Трисливца Быховского уезда крестьянин Иван Баранкевич, принадлежит к партии социалистов-революционеров, поддерживает какие-то конспиративные сношения с крестьянами м. Пропойска Иваном Семеновым КРАСНОЩЕКОВЫМ Александром Тимофеевым ВАЗИЛО и Семеном Матвеевым КИЛЕСО, мною поручено было производство обысков в порядке Положения об Охране, быховскому уездному Исправнику.

Обыском у Баренкевича (известны только пока результаты обыска у Баранкевича и Килесо), между прочим, обнаружены вырезки из газеты «Сибирь», где в отделе «Хроника» помечено сообщение под заглавием: «Нападение на артельщика Управления Забайкальской железной дороги», при чем в лице убитого злодея опознан был Михаил Михайлов БАРАНКЕВИЧ — брат обысканного Ивана Михайлова Баранкевича. Остальные два нападавших не установлены. Кроме этого у Баранкевича из рук было взято три брошюры тенденциозного содержания.

У Килесо было обнаружено письмо из Нерчинска, писанное очевидно в июне 1908 ода за подписью «Анатолий». Автор приглашает Килесо приехать в Нерчинск и поступить в литографию. При этом говорит, что служба там облегчается тем, что у них, в мастерской полная демократическая жизнь. Заведывающий мастерской человек порядочный и искренний  (зашифровано) и помощник его — автор письма. Место в литографии предлагается «по общему согласию». Затем высшее начальство – (зашифровано). До предложения Килесо «Анатолий» думал выписать «Семуху». Адрес для писем и телеграмм «Нерчинск. Технический отдел Хабаровой». Если поедешь, то квартирую я на Бутинской ул. Дом фотографа Сенцова. Спросить Ильина. Затем автор просит, книг по серьезной и рекомендует повидаться с «Софией». В Читу сообщил шифрованной телеграммой: Обратите внимание Нерчинск литографию по адресу Технический отдел Хабаровой на заведывающего и рабочего Анатолия, указавшего адрес Бутлинская улица дом фотографа Сенцова спросить Ильина.
Архив
Прошу Департамент Полиции выяснить мне зашифрованные автором слова, очевидно, указывающие на принадлежность к той или другой преступной партии заведываюшего литографией и «высшее начальство».
Полковник  Подпись
(ГАРФ ф.102 оп. 238 д. 9ч. 33 стр.9)

Из нижеследующего станет ясно,  что  полковник (Гофман) 29 августа  направил вторую секретную телеграмму в Читу  с расшифровкой слов. Интуиция полковника не подвела — зашифрованные слова  «социал-демократ» и  «анархист», действительно,  указывали на принадлежность людей  к запрещенным партиям.

Письмо «Анатолия»  дало в руки полиции  неожиданную информацию. Внимание жандармов переключилось непосредственно на нашу героиню. Ряды жандармов вокруг Фаины Рязанской смыкались плотнее.  Насчет автора письма двух мнений быть не может — наш дед Анатолий Ефимович Буслов.  Поступил он, мягко говоря,  легкомысленно.  С одной стороны он «шифровал» людей, что не могло не обратить на себя внимание жандармов, с другой  давал  их адреса  — наиболее  охраняемую нелегалами информацию.

Обыск

Архив
К(анцелярия)  Об.(?) НАЧАЛЬНИКА ЖАНДАРМСКОГО УПРАВЛЕНИЯ В ЗАБАИКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
Октября 27 дня 1908 г.
Г. ЧИТА.
По получении телеграммы Начальника Могилевского Губернского Жандармского Управления от 8-го Августа сего года на №4620  (см. выше — сайт НА), в коей было указано: «обратить внимание Нерчинск, литографию по адресу Технический отдел ХАБАРОВОЙ на Заведывающего и работника Анатолия, Бутинская улица, дом фотографа СЕНЦОВА, спросить «Ильина», мною были приняты меры к выделению упомянутых лиц, при чем оказалось, что Технического отдела Хабаровой в гор. Нерчинске нет и таковой адрес относится к Техническому отделу вновь строящейся Амурской железной дороги, в котором состоит на службе письмоводителем Ольга Ефимова Хабарова. Работником «Анатолием» несомненно должен быть – Анатолий Ефимов Буслов, проживающий совместно с Хабаровой и состоящий Помощником мастера при литографском отделении, Технического отдела, Заведывающим которого состоит Инженер Борис Валентинов Беккер.

На Бутинской улице у фотографа Сенцова проживал техник Вячеслав Ильин, который 1-го Август сего года выбыл не известно куда.

В виду невозможности по местным условиям, выяснить сношения названных лиц наружным наблюдением, мною был командирован секретный сотрудник для обследования их деятельности и сношений, который никаких результатов по этому делу не дал.
Архив
Принимая во внимание вторую телеграмму Полковника Гофмана, от 29 августа за № 5226, в коей указано, что «Заведывающий социал –демократ, а высшее начальство анархист» и в виду возможности строгой конспирации выясненных лиц, мною было сделано распоряжение о производстве обыска в квартире Хабаровой, а равно столах и шкафах отдела где она занимается, на предмет обнаружения переписки и других предметов, коими было-бы возможно установить причастность ее к преступной организации, а равно и связей, но таковой оказался безрезультатным.
Об изложенном доношу Вашему Превосходительству.-
Ротмистр Подпись
(ГАРФ ф.102 оп. 238 д. 9ч. 33 стр.15)

Третий обыск и третий провал полиции.   Ольга Хабарова (Фаина Рязанская),  как никогда,  была близка к аресту, но…  осталась  «Неуловимой».

Обыск  в Нерчинске в  воспоминаниях  Анатолия Буслова.

«Как-то ночью, когда  вылезает из нор  всякая пакость, к нам  нагрянула полиция и произвела обыск. Ничего особенного найдено  не было, кроме нескольких запрещенных  книжек у меня и паспорта на имя Батурина у Фани».

После обыска

Из воспоминаний А. Буслова: Все же, на созванном рано утром  совещании решен был наш  немедленный  отъезд в неизвестном направлении и утренним поездом  мы выехали в «неизвестном направлении» во Владивосток.  Это было путешествие новобрачных, о чем позаботилась полиция…  

Владивосток  был выбран  не  случайно. Мне кажется, что они хотели «обмануть» возможную погоню, которая наверняка была бы организована в  противоположную сторону, по направлению к местам их жительства.
На рубеже 1908 — 1909 годов  в Лескене, недалеко от Нальчика,  молодожены встретились с четой Хабаровых. Фаина  могла передать сестре, так выручивший ее паспорт.
Проблема натурализации Фаины Ефимовны оставалась.

Из воспоминаний А. Буслова. Венчание.
«…на семейном совете решено было легализовать Фаню путем церковного бракосочетания. За это дело взялся Володя Дадиани. Надо было найти захудалого попика, который бы решился нас  обвенчать, так как документы Фаины не соответствовали  требованиям. Священник был найден  и в условленное время, в условленный  день рано  утром выехали. Верстах в пятнадцати заехали  на хутор каких-то немцев Рихтеров. Это знакомые Хабаровых. Это хорошо организованное хозяйство,  с  хорошими  постройками, с хорошим породистым скотом. Хорошо оборудованная  мастерская. Словом, хозяйство образцовое.

            Передохнув, двинулись  дальше. жених и шафера верхом, невеста с сестрой на санях.
            В узком ущелье на площадке  церквушка человек на двадцать — тридцать. Священник молодой, толстомордый, видимо, спит по целым дням. Хор — три человека.
            Жених и шафера с карабинами за плечами, а у нашего светлейшего князя, кроме винтовки, с одной стороны  висит маузер, а с другой   серебрянная отцовская шашка. Он, Володя, красивый горец. К нему так идет горская одежда.
            Служба ведется как-нибудь, потому что ни венчающиеся, ни прочие относятся к «таинству  бракосочетения» без всякого уважения.  В момент, когда венчающимся  нужно пить вино, молодую чуть не стошнило, так как сосуд с вином  подносился таким образом, что грязный палец, с длинным, никогда не чистившимися  ногтями, был утоплен в подносимом вине.
            Обряд кое-как закончен. С крыльца церкви грянул залп, ознаменовавший  законный брак А. Буслова  с Ф. Рязанской.
             Таким образом, приобретя мою фамилию и получив паспорт с моей фамилией, Фаина становилась  легальной гражданкой. Что и требовалось».

 

Далее последовало рождение детей,  не единожды смена жительства,  война, революция… но для  царской полиции наша бабушка Фаина Ефимовна Буслова (Рязанская) осталась «Неуловимой».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *