Дневник длиною в 10 лет

Дед Натальи Алексеевны — незаурядная фигура.  Не получив образования, он в начале 1920-х годов занимал пост председателя СНХ  области;  участник двух войн: русско-японской и 1-й Мировой, в японскую защищал Порт-Артур, получил две солдатские медали, попал в плен;  в 1917 году был выбран депутатом Учредительного собрания,  слышал  известные слова матроса Дыбенко «Караул устал»;   мотался по стране — менял местожительство, как перчатки;  участвовал в «толстовской коммуне» и многое, многое другое.  Написал о своей жизни интересные воспоминания, о своих детских приключениях написал  книгу для детей (пока опубликованную только на нашем сайте).
В 20-х годах разошелся с бабкой НА. Женился второй, третий раз.  В 1931 году в Петропавловске-Камчатском  у него родился сын.  Дед назвал его Синтез (как он объяснял — синтез красоты жены и  своей  энергии и жизненной хватки).  Ласково он называл его Тезик.  Синтез,  повзрослев,  сменил свое имя на Анатолий. На нашем сайте мы поместили два его запоминающихся стиха: «Осень» и «Аист-Бусел«.
IMG_0168 1
1970-е годы. Анатолий (Синтез) на первом плане с братьями и мамой.

С момента рождения сына   и на протяжении более 10 лет дед вел дневник. Записывал все самое интересное, важное, связанное с новорожденным и обстоятельствами его жизни.
Дневник выходит за рамки семейного интереса. Читатель наблюдает за отношением родителей к ребенку, возникающими проблемами и трудностями, за методами воспитания, а также за чертами и свойствами окружающей жизни. Это не простая фиксация фактов, а острый сюжет, насыщенный эмоциями.

Предисловие сына Анатолия (Синтеза) Анатольевича Буслова

Я приступаю к печатанию последних мемуарных записей отца: дневнику Буслова Синтеза Анатольевича, под общим названием «До десяти лет». Текст печатается так, как он написан без каких-либо изменений и дополнений, хотя, иногда, выводы и какие- то определенные оценки известным людям и поступкам не вполне соответствуют действительности. Особенно это касается мотивов тех или иных поступков и действий, во всяком случае, с моей стороны. Да и насколько мне известно, со стороны других действующих лиц. Рассказ этот длится несколько дольше десятилетнего возраста виновника дневника – Синтеза Буслова -, то есть по нынешнему Буслова Анатолия Анатольевича.
1984 май 100 лет деду у Тезика
1984 год. Бусловы — Васильевы на юбилейной встрече, посвященной 100-летию А.Е. Буслова:  Анатолий (Синтез, Тезик) (стоит в центре), жена Зина (второй ряд справа), дочка Наташа (первый ряд слева), Анна Ивановна Блинова — последняя жена деда (по факту мать Анатолия), внуки деда Наташа, Ярослав, Ира

Анатолий Ефимович Буслов

ДО ДЕСЯТИ ЛЕТ

17 июля 1931 года в городской больнице гор. Петропавловска, что на Камчатке, рожден Антониной Ивановной Быковой мальчик, в последствии получивший свое имя Синтез Анатольевич Буслов.
Рождение совершилось в 4 часа утра, совершенно нормально при двухчасовом родовом периоде. Вес мальчика при рождении был 9,5 фунтов или 3. 891 грамм. Никаких наружных недостатков не было.
Из признаков: глаза голубые, открытые, волосы светлые, уши чуть оттопырены, лицо круглое, нос небольшой, чуть вздернутый.

1932

22 февраля 1932 года.
Петропавловск — Камчатский. Акоград, Дом № 3, кв. № 11.
1 -го марта ночью я проснулся от какого – то разговора. Оказалось, что Тезик ведет какую-то замысловатую речь — няни, дяти, сяти и т.д. Звуки, чередуясь, постепенно подымались в тоне, выражая нарастающее нетерпение. Пришлось встать и провести обычную процедуру: вынуть из мокрой пеленки, завернуть в сухую, посадить на стул, дать игрушки. Ох, игрушки! Две чайные ложки, новая кукурузная трубка, самодельная погремушка из баночки, матерчатый зайчик. Примерно через полчаса пришлось взять на руки, так как вновь полилось бормотание в повышенном тоне. И вот тут Тезик совершенно ясно выболтнул «дяй, дяй, дяй». Вот так, мне кажется, началась формироваться речь мальчика.
У него чрезвычайная привязанность к матери. Он готов не спускать с нее глаз и не выпускать из виду.
Теперь Тезик начинает стоять на ножках, а когда поставили к спинке кровать, то тут стоит самостоятельно, придерживаясь за спинку, некоторое время. О зубах пока ни намека.

16 марта 1932 года.
14-го марта 1932 года Тезик привили оспу. Поэтому сегодня, 16-го, он раскис, хотя у него появился понос, что вряд ли можно связать с оспой. Так что оспа может и не привилась, тем более, что у порезов пока нет никакого воспаления. Температура -39,0 град.
20 марта 1932 года.
А у Тони настолько ослабли глаза, что она не может работать над цифрами. Обещан перевод кассиршей-распределителем служащих.
С 16-го марта Тезик на диете: грудь и рисовый отвар без сахара, 25 –го февраля с ночи Тезик вел себя беспокойно. Температура ночью была 38.0, а утром – 37,4 градуса. В ясли не ходит, опять было похоже на запор.
Тезик играет в ладошки, говорит определенно «дай, дай, атя, атя». Последнее, можно думать, означает «батя, батя». Рост 68 см. грудь 44 см. 17-го марта Тезик болел — температура 38,0 град.
Питается только молоком матери, что его не удовлетворяет. Не удовлетворяет его и безвкусный рисовый отвар. В 10 часов вечера температура 38,1 град.
22 марта. Тезик здоров. Сейчас 5 часов вечера. Принес его из яслей, посадил в стул, предложил игрушки. Но он скучен и грустит — нет матери. А она придет в половине восьмого вечера. Вот мы сидим и скучаем.
Оспа привилась, струпья начинают сохнуть, так что Тезик уже соприкоснулся с профилактикой. Тоня третий день работает кассиршей в закрытом распределителе АКО. Перемещением она довольна.
30 марта. Тезик снова кислый. Утром температура 37,5 град. Думали в ясли не нести, но сменная работа вынудила, все же, отнести. Взяли из яслей — такой же кислый, хотя температура нормальная. Спросил я сегодня соседку Марию Яковлевну, отчего мой ребенок может быть слаб, в то время как все предыдущие были здоровы и росли хорошо. Ответ: во-первых, возраст ваш не тот, что был в детстве первых ребят. Во-вторых, Тезик родился на Камчатке. Где атмосферные и климатические условия играют огромную роль; наконец, не забывайте, что Вам нечем его подкармливать. Надеяться на ясли можно пока еще очень осторожно.
5 апреля . С Тезиком все же не все ладно, поскольку выясняется, что главным недочетом следует считать желудок и кишечный тракт. При существующем диетическом питании – молоко, манная каша да грудь – у него какое-то несварение: то понос, то запор.
4-го апреля имел стул в 4 часа утра и до сих пор .16 часов 5-го апреля – ничего не было. Утром сосал грудь, в в яслях отказался от каши, сейчас (дома) отказался и от каши и от молока. В чем дело? Зубов до сих пор нет. Скучный, кислый, иногда с сильным потом. Заметно упала оживленность. Но, черт возьми! — и докторов здесь нет: у кого спросить совет?
9 апреля. Положение без перемен, то есть улучшений не видно, но Тезик поддается, это ясно. Странное явление: головка горячая а поставили температуру – 36,0 град. Мне почему-то, кажется, что основная беда кроется где-то в головной боли. Раньше он любил, чтобы его подкидывали и тормошили, теперь обратное, резких движений не выносит. Норовит положить головку на грудь, как — будто ищет спокойного положения. Сегодня принесли из яслей красного, с жаром, с густой, почти сплошной сыпью по всему телу. И, странно, максимум через 10 минут у меня же на руках, и румянец спал и жар прошел. Состояние по настроению удовлетворительное. Тем не менее, из детского сада предложили побывать у врача, так как и в яслях заметили, что мальчик болен. Да, к врачу надо, попробую завтра, если достану лошадь, съездить с мальчиком в больницу.
На Тоню рассчитывать не приходится. Странная мать. Ребенок так ее любит, а ее материнский инстинкт отсутствует. Имеет Тезик трех нянек. И как бы ему не остаться без «глаза». А матки, такой настоящей матки, со зверинкой . не имеет . Это плохо.
11 апреля. Был с Тезиком в больнице у врача и в консультации. Найдено: по четкам у запястьев, по буграм, по утолщениям на ребрах — налицо все признаки рахита. Вес 7900 гр. – это на 100 грамм меньше нормы. Рост 65 см. вместо 69-ти. Грудь 42 см вместо 44 см. Голова 44 см. вместо 42 см. тоже все признаки рахита. Нужно: 1. Сок сырых овощей и фруктов;2.рыбий (тресковый) жир; 3.порошки; 4.воздух; 5.правильное питание.
Тоню все это мало трогает. У нее, по-видимому, развивается дружба со своей лавочной компанией.
12 апреля. Тезик, отправлен в ясли.
18 апреля. Парень несколько повеселел. Принимает рыбий жир с кальцием, принимает порошки тоже с чем-то. Более охотно ест молоко. С удовольствием набрасывается на соленую рыбу. Вчера ему исполнилось девять месяцев.
26 апреля. * часов 30 минут утра. На дворе метель такая, позавидовал бы и декабрь. Видимо, и весна нынче даже на Камчатке и то запоздает. Тезик как — будто выправляется. Аппетит хороший и даже спал сегодня непривычно хорошо. Лег вчера в половине девятого, проснулся в половине второго ночи, выпил чашку молока и, без всякой дури, тут же заснул и проспал до шести тридцать утра. Так что, мы выспались как следует быть , чего давно уже не было.
2 мая. Можно сказать у Тезика прорезался первый зуб 1 –го мая . 1-ое мая — давно жданный момент. Тезик дома. Детские ясли закрыты на карантин с 26 апреля до 4 мая. Оказался случай дифтерита. А потом, говорят. У Чибрикова мальчик заболел натуральной оспой.
4 мая 1932 года. Вчера при осмотре Тезика фельдшерица Михайлова, основываясь на сыпи, температуре 37,4 град., и белом налете в горле, потребовала представления Тезика к детскому врачу, подозревая дифтерит. Вот еще новая беда! Сегодня в 6 часов утра температура 36,8, но в больницу вести все же надо. Что там скажут?
5 мая. Ходили в больницу за заключением по исследованию слизи на зеве Тезика. Заключение гласит, что палочки не обнаружены. Но врач все же рекомендовал дня 2-3 понаблюдать нашей амбулаторной фельдшерице. Другая же фельдшерица, соседка по квартире, заявляет «позовите хоть двадцать врачей и все согласятся, что у мальчика корь». Пока продолжаем давать жир с кальцием и смазывать зев марганцовым калием. А зубы у нас, все же , есть и целых два! Ура!
12 мая. Тревоги прошли и все вошло в калею. Тезик в яслях. Вновь набирает темпы развития. Вчера уже самостоятельно стоял у буфета, одной рукой держась за полку, другой наводя порядки. Начинает погром посуды. Караул!
15 мая. Тезик при взвешивании показал 8700гр. По «Памятке матери» сорока недельный ребенок должен весить 8300 грамм. Если это так, то, стало быть, хорошо. Снег выпал на два вершка. Когда-то будет, наконец, весна и лето?
18 мая. Тезик настойчиво тянется ходить. Сегодня, держась за мои палец, прошел около 30 метров. Самостоятельно стоит у буфета и держась одной рукой за полку, другой наводит порядок. Так что надо смотреть. Сегодня ваза с конфетами полетела на пол. Из распорядка дня: поднимается между 5 и 6 часами утра.
22 мая. Тезик дома – лопнуло отопление в яслях. На дворе пурга. Сидим с сыном дома. Есть тревожный слух, что дальше молоко выдавать не будут. А чем кормить дома?
24 мая. Окаянная погода : метель с дождем. Черт!
28мая. Со вчерашнего дня Тезик находится в яслях. С половины восьмого утра до половины девятого вечера. Ночью с ветром вновь выпал снег. Примерно, вершка полтора. Холодище чертовское. Вот тебе Камчатка показывает свое лицо. А мы так ждем солнышка и тепла. Что же в этом году будет с летом? и что же в будущем году будет с цингой? Ужас!
1 нюня 1932 года. Ну, у нас все благополучно. Тезик начинает спать без просыпа с 9 вечера до 5 утра. Есть и важная новость. Как то само собой получилось и совершенно замечательно, что Тезик перестал сосать грудь. Погода второй день собирается быть весенней. Вчера день был хороший: солнечный тихий.
31 мая было собрание родителей детского учреждения. Меня выбрали в совет. В учреждении насчитывается 143 ребятишек. Объем помещения – 1500 м3,а по норме должно быть 7150 м 3, следовательно, примерно в 5 раз меньше нормы, что означает большую тесноту. Из числа воспитанников 45 процентов бесплатных. Стоимость кормежки в месяц 1950 рублей , а приход 2400 рублей – дефицит 550 рублей. Решено уменьшить бесплатных. Минимум плата 15 рублей в месяц за ребенка, максимум – 55 рублей. Нам платить 50 рублей. Да, видимо. За вечернюю смену рублей 26, всего 75 рублей. Решено просить АКО передать детскому учреждению и вторую половину дома.
Кормят ребят, пожалуй, не дурно. В числе меню сл. блюда: суп вермишелевый простой. Щи из овощей, каша манная, компот, котлеты мясные ,котлеты рисовые, котлеты рыбные, рыба жаренная, каша рисовая, молоко с белым хлебом, кисель молочный, ягодный, шоколадный.
Молока приходится на ребенка около полулитра.
Я против такого меню не нахожу возражений, но некоторые родители недовольны. И недовольны, мне кажется, те, которые дома кормят ребят гораздо хуже. Ну, а Тезик? Тезик растет в вышину, в ширину и в глубину. Ходить – это ему первое удовольствие. В яслях им очень довольны. Говорят, проявляет инициативу. Умеет отобрать игрушку, которая ему нравится. Видимо, не будет бояться и подраться.
Произошла в нем очень интересная перемена. Насколько он не так давно тянулся к матери, следил за каждым ее движением, настолько теперь я ему мил. От меня к матери не идет и ревет, если я его у нее не беру. Он, кажется, от меня бы не отлип. Что это такое? Отношение мое к нему одинаково равное и раньше и теперь. А вот что-то его потянуло. Мне это, понятно, весьма приятно, но все же какие импульс руководят его влечением? Вот ничего еще не говорит. Беды, конечно, нет, но как-то хочется слышать занятное искажение слов и фраз. 3 июня 1932 года.
12 июня. Совхоз прекратил отпуск молока. Это для Тезика очень тяжело. Чем кормить? Ведь только надо подумать, чем занимается директор АКО – распределяет молоко, определяет прикрепление к столовке, к распределителям. И не по каким-нибудь общим признакам, а чья морда милее. Председатель РКИ Поляков одинокий толстяк, получает в день два литра молока. Переполненная молоком мать Хмелева получает молоко для ребенка, а фактически к чаю. Тогда как Тезик, бросивший по безнадежности сосать, и имеет рахит молока лишен. Тезик! запомни фамилию этого «умного» и «справедливого» директора: Гольдберг, а зовут его Борис Исаевич. Он меня невзлюбил за то, что я прямолинейно и в лоб критиковал головотяпство его ставленников, что я на предложение Комиссии ЦКК РКИ подал свою докладную записку, не согласовав с ним (с Гольдбергом) о состоянии и ведении дел в АКО. Мне, по видимому, придется сына с матерью отправлять на материк. Другого выхода нет.
Помимо питания, очень скверно с погодой. Сегодня 22 июня, а было всего два дня похожих на лето. До сих пор топятся печи и в квартирах и в конторе до сих пор по улице без пальто ходить нельзя – холодно. Дует ветер севера или натянет мгла тумана сырого, пропитывающего. А Тезику нужно солнце. А так как северные склоны гор покрыты еще снегом, то даже при ветре с юга холодно. Вот какова Камчатка в середине лета. Вот каковы люди и руководители.
Петропавловск
1930-е годы Центр Петропаловска_Камчатского. Фото Пирагиса

8 июля 1932 года. Так всегда получается, что мы замечаем свой орган только тогда, когда он болит. Тезик здоров, нормален. Всем нравится, все им восхищаются. А ведь в детском доме их много. Значит, есть за Тезиком какое-то душевное первенство-это уже хорошо.
На 4 июля вес мальчика 9100 гр. Против нормы 8950 гр. И это хорошо. Ест Тезик хорошо, курсак всегда как барабан. Спит, ложится в половине десятого вечера, просыпается на минуту в первом часу ночи и встает в шесть – в половине седьмого утра. В яслях спит с 10 до 11 и с 13 до 15 часов. Ползает на руках и на коленках. Ходит, держась за руку. Правда, неуверенно еще, но уже шлепает. При наличии барьера в кроватке или манеже – встает, садится и ходит свободно.
Выдачу молока восстановили, так что молоко есть.
Неизменно и трогательно проявляет свою привязанность к отцу. При всех обстоятельствах охотно идет к отцу – друзья.
Мать собирается вести Тезика на материк: и хорошо это и плохо. Хорошо, что там климат континентальный, свойственный нам по природе; плохо то, что не будет отцовского досмотра, не будет, в общем, мужчины. Это кое-что значит. Отцу будет так же невесело.
Здесь сейчас уже лето, так как снег под окошком стаял.
23 июля 1932 г.. Стало быть переехали на второй год жизни. Все ладно, все благополучно, если не считать того, что где-то и как-то подцепилась Тезиком ветряная оспа. Слабая, даже в ясли принимают. Но все же десятка два волдырчиков есть. Несмотря на это ведет себя Тезик нормально: ест, спит и т. п. Начинает пошаливать и дурить. Итак, год жизни Тезика прошел. Первый год. Впрочем, граней во времени нет, и периоды не имеют значения. Ничем это не отметилось и у мальчика. Все ладно и не совсем хорошо: остаются пока два зуба, стоять еще не хочет, ходить тем более. Ни тятя, и мама не говорит. Парень отстает. Теперь мать собирается вести его к бабушке. Спать стал хорошо, хотя с вечера и спит немного.
27 августа 1932 года.
22-го августа я заметил появление четырех зубов в верхней челюсти. А 24-го Тезик самостоятельно, ни за что, не держась, встал. Это было на травке в ясный день.
Недели две уже длится понос. Относят это к прорезыванию зубов. Может быть и так. А вот какое отношение к зубам имеет то, что из левого уха течет какая-то гадость и благодаря этому мальчик похудел.
29 октября 1932 года. Давно не записывалось, а перемен очень много. 15-го сентября всей семьей тронулись на материк. Условия погрузки были ужасны: подъем по трапу с кунгасов, втаскивание вещей и место в темном углу трюма парохода «Арика»
Так как перед этим этот пароход возил уголь в бухту «Приведения», то можно себе представить, во что мы превратились к утру. (Погрузка происходила в 12 часов ночи). На «Арике» плыли 6 суток, да толкались в порте двое суток – всего восемь суток, да выдержал хорошо. Питался консервированным молоком.
28-го сентября прибыли во Владивосток и, погрузившись при самых нелепых условиях, остались бы на берегу, если бы не случайное знакомство, в результате чего наша семья и такая же спутников разместили в немеблированной комнате в 6 -8 кв. метров.
Так отдыхая и добывая железнодорожные билеты, прожили во Владивостоке 6 суток. Во Владивостоке у Тезика обнаружился легкий понос. Тут сказались, вероятно, и климат, и вода, и питание. Во Владивостоке жили на Манжурской улице, дом 5 в квартире Коваленко.
29-го сентября в семь часов вечера курьерским поездом отправились в Москву. Путешествие прошло без особых случаев, и 10-го октября в 3 часа дня мы вышли на Ярославском вокзале.
В Москве остановились у товарища, по московской работе В.Д. Козакова. (Мясницкая -46). Здесь Тезик познакомился с первыми родственниками: дядей по матери Федором Ивановичем Быковым, его женой и двумя девочками – Галочкой и Верой. Несмотря на горячее желание дяди, чтобы мы остались у него, дядина жена этому воспротивилась.
Мало того, у Тезика, по какой-то причине, повысилась температура, а так как дядина жена (Варвара Федоровна) противилась нашему дальнейшему у них пребыванию (мы были как бы в гостях), то я нанял извозчика, попросил какую-нибудь вещь, чтобы завернуть ребенка и, получив отказ (ничего не дам, так как мальчик, может быть заболел чем-нибудь заразным). Завернув Тезика в пальто дяди Феди, уехал. На другой же день температура спала, и все пришло в норму.
15 – го октября Тезик с мамой из Москвы отправился в Калугу к бабушке. При посадке был украден чемоданчик Тезика с его имуществом и еще с кое-какими вещами и, кажется, 150 рублей новых денег.
Бабушки дома не оказалось. Бабушка оказалась в тюрьме, осужденная на 10 лет изоляции за покупку 12-ти фунтов масла. Как за спекуляцию, Областной суд дело прекратил 17-го октября, но бабушку выпустили из тюрьмы только 26 октября.
Тезика можно назвать нормальным. Аппетит хороший, сон не дурной и т.д. несмотря на это и на то. Что ему 15 месяцев, парень еще не ходит. Только 28 октября сделал два робких шага, а постоял самостоятельно несколько секунд.
Затем, пузо у Тезика несколько большое, чем это следовало бы. Поэтому 20 октября он с отцом посетил детский консультативный пункт. Признано следующее: 1- остатки рахита; 2 – спать днем один раз; 3 – три раза в день по чайной ложке рыбий жир; 4 – через две недели явиться на консультацию.
16 декабря 1932 года. Запись делается через два месяца.
С 15 – го октября отец начал вести переговоры с Всесоюзным объединением «Союзмука» о поступлении туда на работу, ставя первым условием предоставление квартиры.
22-го октября отец приехал в Калугу и прожил до 2-го ноября и приехал в Москву для дальнейшего оформления на работу. 6-го ноября отец с дядей Федей приехал в Калугу на Октябрьские дни, и уехали в ночь под 9-ое.
С 15 ноября отец начал работать а «Союзмука» имея твердое обещание через два – три дня получить квартиру, думая перевезти Тезика и маму в Москву.
30-го ноября при осмотре Тезика, на консультации, у него обнаружена ветряная оспа, Ход болезни виден из прилагаемой заметки матери: 30-го вечер – 37,9 гр.,1–го утром – 37,5 гр., днем – 38,0 гр., вечером – 38,0 гр., 2 –го утром – 37,1 гр., днем -38,9 гр., вечером – 39,0 гр. и т.д.
8 го декабря Тезик был снова здоров, у него проходили последние признаки. Ходить к этому времени он стал твердо, но насчет разговора, на счет горшка осталось в том же положении: ни говорить, ни проситься не умеет.
29 декабря 1932 года приехал в Калугу отец, а 31 –го он увез Тезика с матерью в Москву. Таким образом, Тезик с
1 –го января 1933 года стал жителем Москвы.

1933

Занимая свою скромную жилплощадь в доме № 11 по 3–ей улице Усаевича во Всехвятском, попав под надзор и уход бабушки Варвары Модестовны. В это время Тезик ходил бойко, но не умел проситься на горшок. В это время отец работал во всесоюзном объединении «Союзмука» в планово – экономическом управлении в качестве старшего экономиста и ответственного руководителя группы свободного планирования. Мать занималась домашними делами, знакомилась и привыкала к быту Москвы.
Москва, как и вся Россия, в это время переживала тяжелое состояние с продовольствием. Впрочем, не только с продовольствием, но и со всем другим. Словом, дело сводилось к тому, что по твердым ценам семья Тезика получала в день по карточке 400 грамм хлеба и больше ничего.
20 февраля 1933 года. Жизнь идет, не выдвигая особенных случаев, а они есть и очень. В, сущности, крупные. Тезик хорошо ходит, понимает такие вещи, как закрой дверь. Поставь стул на место. Принеси горшочек, найди медведика и так далее. Знает, где у человека глаза, нос, рот и прочие принадлежности, но говорить еще только начинает. Вроде: « ма – ма – ма», «тятя», «баба», «дай»,«ди» (иди). Начинает приучаться к горшку, хотя и ходит все же мокрый. А уж во время сна устраивает целые болота. Ест все хорошо, особенно любит молоко и не любит какао. Засыпая. Требует соску. Но так как она разорвалась надвое, то довольствуется половинкой, одна из которых здесь фигурирует.
На днях Тезик был с визитом у сестер Тани (мама НА — ЯВ) и Наташи.
Тезику сейчас один год и семь месяцев.
6 апреля 1933 года мать увезла Тезика в Калугу. Я проводил на вокзал и так как невтерпеж стали проводы, то ушел от отхода поезда. Зачем таскать ребят и подвергать излишней опасности в дороге, заразить какой-нибудь инфекцией. Скверно, когда родители ради своего удовольствия таскают за собой ребят. Мне не понравилось и то, что в этот приезд Тезик не благоволил к Варваре Модестовне. Что-то у нее по отношению ко мне переменилось, а ребенок это чувствует. Не надо бы пускать Тезика в Калугу, нечего ему там делать.
Вырос парень, все уже понимает, только сказать не может. Окончательно перестал мочить свои штанишки, даже ночью соблюдает чистоту. 17 апреля будет год и 9 месяцев. Будь здоров, деточка.
Батя.
7 июня 1933 года.
24 мая 1933 года. 30 – го апреля, 1 – го и 2 – го мая я был в Калуге. Когда я вошел в дом, Тезик завтракал и, первое впечатление было, что он поправился. Пошел он ко мне не вполне уверенно, но через полчаса дружба у нас восстановилась в полном объеме. Когда я уехал, то, говорят, он весь день третьего мая скучал, капризничал и так далее.
22 – го мая Тезика совершенно неожиданно привезли в Москву. Мальчик заметно окреп на ножках, может уже быстро ходить и почти начинает бегать. Меня узнал сразу, мать тоже довольно быстро принял. Вполне здоров, хоть и говорит бабушка, что у него два дня был понос. В общем, физически Тезик в исправности, но говорит определенно только « баба». Еще «у – у – у» — это пение пастуха. Слова «мама» и « батя» произносит иногда, но не произвольно. Часто что-то быстро что-то болтает, но без смысла. Засыпает с соской, и даже половинкой ее он вполне довольствуется.
10 июня 1933 года . Вчера Тезик уехал в гости к тетке Анне Ивановне Развевской в деревню. С ним мать и бабушка. Деревня Лайково под Москвой от станции Одинцово. Сейчас, в 9 часов вечера Тоня вернулась, а Тезик с бабушкой остался. ( в дневнике сохранился случайный снимок отца от20 апреля 1933 года, когда ему было 49 лет снят а Москве). В 1933 году весна была холодная, долгая, дождливая. Лето началось с 19 июня, когда отец Тезика первый раз пошел на работу в пиджаке. ( В дневнике сохранился, так же, случайный снимок матери от 29 мая 1933 года). В это время ей было менее 23 – х лет. Собственно, снимок этот относится к периоду, когда мать Тезика поступила в мелькомбинат на первую ступень мельничной иерархии: в качестве подметалы. (В дневнике, имеется план квартиры в Москве во Всехсвятоком, по 3 – ей улице Усиевича, дом №11, Квартира №2. Дом Дроздова).
12 июня 1933 года.

ЦЕНЫ НА ПРОДУКТЫ

Хлеб белый 85% — ный по карточкам – 12 коп, в коммерческих магазинах – 4 рубля, на рынке 6 рублей килограмм.
Хлеб черный ржаной по карточкам – 7 коп, в коммерческом магазине – 3 рубля, а на рынке 4 – 6 рублей за килограмм.
Сало свиное 35 – 40 рублей за килограмм.
Масло сливочное – 50 руб. а по карточкам 7 рублей за кг.
Картофель около 4 – 5 рублей за кг.
Мясо говяжье – по пайку – 3 рубля 80 коп, в коммерческом магазине – 15 рублей, на рынке 18 – 20 рублей за кг.
Мясо свинины – 25 – 30 рублей за кг.
Молоко – 2 — 2,5 за литр.
Головка лука – 50 копеек – 1 рубль.
Сахар коммерческий – 15 рублей, на рынке 17 – 20 рублей за кг.
Масло растительное – 40 рублей литр на рынке.
Яйцо на рынке – 12 рублей десяток.
Курица битая ср. роста и ср. упитанности 18 – 20 рублей.
Один стакан гороха – 1 рубль.
Квас хлебный – 40 коп. бутылка
Водка 40% — 11 рублей за литр
Папиросы 2 – го сорта 65 коп. за 25 штук. На рынке пачка папирос стоит 1 рубль, одна папиросина стоит 5 копеек.
Спички – 3 копейки и на рынке стоит 5 коп. за коробку.
Колбаса вареная в коммерческом магазине 20 – 25 рублей за кг.
Марка почтовая – 20 копеек.
Одно слово телеграммы – 20 копеек.
Один номер газеты – 10 копеек.
Кино одно место – 2 руб. 50 коп.
Театр – 5 – 7 рублей.
Брюки среднего качества 25 – 30 рублей.
Полуботинки среднего качества 25 — 30 рублей.
Рубашка нижняя от 7 до 20 рублей.
В июне 1933 года по продовольственным карточкам давалось:

ПРОДУКТЫ 1 серия
Карточки рабочих и ИТР 2 серия
Карточки на младший  облуживающий персонал 3 серия
служащих детская
Сахар 1000 гр 800гр 600 гр 600гр
чай 50 гр 25 гр 25 гр 25 гр
мясо 1000 гр 1000 гр 500 гр 500 гр
Масло сливочное 700 гр 700 гр — —
крупа 2000 гр 1000 гр 500 гр —
сельдь 1000гр 800 гр — —
картофель 8000гр 6000 гр 4000 гр 4000 гр
Маргарин — — 200 гр —
Хлеб черный в день 400гр 400 гр 200 гр 2500 гр
печение — — — 500 гр.
Хлеб белый в день 400гр 400 гр 200 гр 200гр
Папиросы в месяц 5 пач 5 пач 5 пач —
конфеты — — — 500гр

Разное, для сведений. В Москве к 1 июня выдали жителям паспорта. Некоторым (классово – тунеядцам) пришлось оставить пределы Московского 100 – верстового радиуса. Предполагалось большое выселение, но, в общем, выселили не много.
Мы живем без права на жилую площадь, хозяйка просит освободить квартиру и, кажется, подала в суд. Квартир нет. Директор комбината разрешил «рассчитывать» на получении комнаты в комбинатском доме. Квартира, в которой мы живем, обходится « Союзмуке» в 250 рублей в месяц. Договор кончился.

1934

1935

24 июня 1935 года. Записи не велись два года и вот почему. Службу в комбинате имени Цурюпы пришлось оставить около конца июня 1933 года. Перспектива на казенную квартиру исчезла. Суд постановил выселить из дома Дроздовых в Всесвятском. Поиски квартиры ничего не дали, так как платить 150 – 250 рублей в месяц за комнату мы не могли.
Тогда созрела мысль о постройке или приобретении какой-нибудь халупы за городом. В результате длительных поисков удалось получить участок земли в дачном поселке Жаворонки по Московско-Беларусско-Балтийской (Александровской) железной дороге и здесь начать стройку. Строится начал собственными руками и с помощью подъехавшего племянника Дисана Буслова. Но скоро стало ясно, что без плотников и других рабочих не обойтись.
IMG_6231
1910-е годы Брат деда Федор Ефимович Буслов с сыном Дисаном

Появился каркас. Своими силами внутри сделана обшивка
фанерой, вставлены стекла, сделан черный потолок и, в конце июля, мы переселились в свое гнездо.
Печь сам складывал и перекладывал, но ее еще три раза перекладывали.
Занимаясь строительством дома, остались совершенно без денег. Поэтому, договорившись с родителями матери Тезика, я заключил договор с трестом «Хлебстрой» и 19 сентября 1933 года уехал на строительство мелькомбината в Улан-Уде (Верхнеудинск) БМА ССР.
Тезик с матерью остался в Жаворонках. Позже Тоня приехала в Улан-Уде, но тоже без Тезика так как бабушка его не отпустила.
В ноябре 1934 года мать возвратилась в Жаворонки, я же смог возвратится только лишь 25 мая 1935 года.
За это время заботами деда Ивана Петровича дом был почти достроен и имел законченную планировку.(в записях отца имеется эскиз планировки дома — Ан.Бус).
За это время (1 год и 9 месяцев) Тезик вырос значительно и значительно изменился. Потерял полноту, видимо, впоследствии быстрого роста. Говорит все. Не выговаривает звук «р», произнося вместо него звук «л». Невнимателен и отчасти рассеян, почему плохо усваивает то, что от него требуется и плохо помнит. Сам по себе жить не может, нужен кто-нибудь, и при этом инициативу не проявляет, а наоборот. Пользуется инициативой других. Любит говорить «МОЕ» и к этому «моему» несколько ревнив. Счет до пяти не освоил. Стихотворений передать не может. Любит, чтобы с ним занимались. Вообще, представляет из себя еще совершенного ребенка.
Систематического воспитания не ведется. Развитием ребенка мать интересуется очень мало, а отцу мешают вопросы добычи средств.

Тезик любит бабушку, но как – будто постольку, поскольку она его балует. Если с ним подзаняться, то, видимо, особенно скучать по бабушке не будет.
апрель 1938 тезик и наша прабабка
Апрель 1938 г. Тезик с бабушкой

Мальчик совершенно беззлобный. Вещи не бережет. Оставит где-нибудь игрушку или бросить на лужайке шапку ничего не составляет. Насчет слуха можно сказать, что ритм чувствует. Смеяться любит. Ест мало. Спит неплохо. Достаточно подвижен. Здоров и ни на что не жалуется. (В записях отца, имеются фотографии его и мамы «накануне Сахалина. Июль 1935 года»  — Ан. Бус)
Мое пребывание в Жаворонках с 25 мая по 17 мая ничем особенным в жизни Тезика не ознаменовалось.
По предварительному согласованию с Тоней, я дал свое согласие ехать на Сахалин работать сроком на 3 года.
Получив подъемные, начали готовиться к отъезда. Решено было, что я выеду во Владивосток раньше, чтобы подыскать временную квартиру. После этого должны были выехать Тезик с матерью.
Устроившись во Владивостоке. Я телеграфировал о выезде их. Не получив ответа, послал еще ряд телеграмм, и в результате 11-го августа получил от матери Тезика письмо, прилагаемое здесь.
(Письмо не сохранилось. Ан. Бус)
Не приходится говорить, какой удар был нанесен, и какие были вызваны переживания.
Конечно, письмо, по существу, не отвечало действительности, но одновременно, не давало разгадки. Вновь полетели телеграммы с запросами: в чем дело? Куда ушла? И так далее. Но разъяснений не поступало.
Доходя до сумасшествия, не знаю положения вещей и, надеясь каким-нибудь образом восстановить распавшуюся семью, я, 28 августа, был уже в Москве. И узнал, что мать Тезика проявила исключительные коварство и подлость. Оказалось, что еще с зимы вопросы измены были решены. Еще с зимы происходили свидания и тому подобное.
Верно, что мужья узнают последними. Поселок обо всем был осведомлен очень хорошо, так как пришлось мне от «сочувствующих» узнать массу неприятных подробностей.
Словом, Тоня на третий день после моего отъезда регистрировалась с другом своего детства – мельником Леонидом Кондратьевым. Общение у них, как выяснилось, были все время, и, даже сам того не подозревая, я сам возил Тоню на свидания с ее милым в Ярославль. Следовательно, все пять с половиной лет были обманом. И не только с этим другом, но, видимо, «друзей» было достаточно.
Какие же основные стимулы послужили к решительному шагу?
Дедушка и дети
1937 г. Дед Анаталий Ефимович Буслов с детьми: Татьяной (стоит), Тезиком и Натальей.
Момент не желания расставаться с милым на три года.
А сам по себе Кондратьев (по единодушной характеристике всех родных Тони) представляет собой деревенского парня, тронутого внешним лоском города, неразвитого, без квалификации.
В момент оформления их брака, Кондратьев был мельником на Александровской мельнице о двух жерновых поставах с окладом в 136 рублей. Так как ясно, что на эти средства существовать невозможно, то этот Кондратьев живет, воруя продукцию.
Все родственники Тони выражали наружное сочувствие, но так как они тоже из мукомолов и так как воровство для них является естественным делом, то внутренне они, видимо, находили, что Тоня голодать не будет.
После дополнительных попыток мне удалось свидеться с Тоней и с ней поговорить. Результатом этих разговоров, несмотря на ряд поставленных вопросов, было молчание или слабые попытки указать на недочеты нашей с ней жизни.
ВОПРОС О СУДЬБЕ ТЕЗИКА ЕЕ НЕ ИНТЕРЕСОВАЛ.
«Хочешь, оставляй у бабушки, хочешь – возьми с собой…», а за строчками можно было прочесть: а хочешь, то хоть выбрось.
Оно и понятно. Для того, чтобы соединиться с Кондратьевым, последний должен был выбросить свою предыдущую жену с ребенком на улицу, что не обошлось без участия Тони.
Характеризуя мать Тезика, следует сказать, что, думая, что я, не приеду, она (или они) забрали и вещи общего пользования, не принадлежавшие ей.
ТАКИМ ОБРАЗОМ ТЕЗИК ОСТАЛСЯ СИРОТОЙ, и, таким образом, мать променяла сына на половой член мельника Кондратьева.
Для меня встал ряд мучительных вопросов и первый, что мне делать с Тезиком. Лучшее – это взять сына с собой. Но если мы могли сносно доехать до Владивостока, то дальнейшее представлялось неизвестным и рискованным; в перспективе предполагалась возможность идти пешком от Александровска до Пиленги – это 380 километров.
Дальше, чем будет занят ребенок в мои служебные часы. При наличии ребенка должно быть организовано соответствующее бытовое хозяйство, – а кто будет хозяйничать? Брать в холостую квартиру какую-нибудь женщину удобства не представляло. Наконец, отсутствие детского учреждения (!) ставило бы Тезика в положение безнадзорного. Все это вместе взятое отвергало возможность взять Тезика с собой.

Но оставлять у такой бабки, которая, видимо, способствовала столь неблаговидному поступку дочери, которую все соседи единодушно советовали гнать в шею, тоже ничего хорошего не предвещало. Кроме того, неизбежные свидания с гнусной матерью не могли не отозваться на психике ребенка (и есть мать и нет ее). Мои попытки найти такой детский дом, где можно было бы поместить мальчика постоянным пансионом, не увенчались успехом; не увенчались успехом и мои поиски подобной семьи.
Приходилось из двух зол выбирать меньшее. Поэтому было решено остановиться на бабушке. Мягко эти бабушки стелют, да жестка спать. Когда я определил, что достаточно было бы выделить на воспитание Тезика 150 рублей в месяц, то бабушка и дедушка при всей из «любви» к внуку заявили, что не 150 рублей надо, а 200. Цифра смешная, но люди учли мою безвыходность. И таким образом, мальчик остался в Жаворонках на неопределенное время. По желательным подсчетам на 8 месяцев, но может быть и на более продолжительное время.
Мать Тазика, похитившая вещи общего пользования, при предложении возвратить сыну хоть бы патефон, отказалась, хоть я и указывал, что Тезик и на патефон и на все вещи, взятые этой мельничной парой , имеет больше прав.
Правда, и патефон, и гитара, и столь коварно приобретенные костюмы, и все прочее значительно увеличивали ценность новой жены в глазах мельника; патефон и гитара дают развлечение в убогом углу их жизни, иначе скука может охладить пыл любви очень скоро.
Итак, после всех треволнений, мучений, обдумываний 11 сентября Тезик остался без отца.
К этому времени – 4 года 2 месяца – развитие мальчика было недостаточное: большая рассеянность, отсюда плохая усвояемость и плохое запоминание, нетвердое знание счета до пяти, отсутствие представления о расстоянии, плохое запоминание мест, неоднократно посещаемых (станция, почта, совет); картавость – не выговаривает звука «р», недостаточность слов в оборотах речи. Все это является следствием недостаточных занятий с мальчиком, отсутствие системы воспитания. На это время у Тезика отсутствует инициатива и заметно присутствует, как бы, лень. Сам по себе он никогда ничем не занимается и стремится быть при ком-нибудь. Тезик без настоятельного побуждения игрушек, кубиков не собирает, а если начнет, то без присмотра бросит не доделав.
Несколько он находился без внимания со стороны матери и бабушки видно из того, что когда я начал знакомиться с его гардеробом, то не нашел ни одной смены белья. Тезик не мог рассказать и самого несложного стишка, рассказа и тому подобное.
И все же я вынужден был в силу обстоятельств оставить мальчика в той же среде.
Нарочно прилагаю второе письмо матери Тезика, где так много «любви» к «единственному сыну» и такое, фактически преступное, к нему отношение. Да, хороший «друг» оказался в лице такой женщины, которой я, безусловно, доверял в течение пяти с половиной лет.
Письмо матери к отцу, написанное 7 –го сентября 1935 года.
«Анатолий, приезд твой меня ошеломил, я при встрече растерялась и до сих пор никак еще не могу придти в себя. Ну, зачем ты приехал! Когда я уже тебе писала, что ушла безвозвратно, как бы плохо мне не жилось. Напрасны все старания меня уговорить. Мне тебя жаль, и еще сильнее жаль Тезика, и боюсь думать, что в последний раз видела его у себя… Как ни больно мне и все же я к вам не вернусь. Пусть я погибну во цвете лет. Я не могу оставить Леню. Я так же сильно привязалась к нему, мне одинаково жаль его, как жаль с неумолкаемой болью в груди и Тезика. Ты не поймешь меня. Моя одна великая просьба: не увози далеко от меня Моего единственного сына… Вот и все что я в силах была написать. Не тревожь меня, дай собраться с силами.
Твой друг Тоня.
22 сентября 1935 года. В письме Тезику  последний абзац читать так:
Видел ночь и восход ранний,
Видел все, душа моя,
Но не видел такой дряни
Как родная мать твоя.
11 ноября 1935 года. Вот уж месяц прошел жизни твоей, Тезик, отца твоего на Сахалине и ровно два месяца, как мы с тобой виделись в последний раз. За это время я мог добиться только телеграммного сообщения, что сын здоров. Вновь я сильно ошибся, оставив Тезика в Жаворонках, так как здесь ему было бы не плохо. Засела мысль съездить летом за ним. Скучно, скучно и очень, очень нехорошо.
9 декабря 1935 года. Проходит еще месяц. Да, нехорошо и тоскливо жить так далеко от самого дорогого. Ну, Тезик, быть может, живет относительно сносно в части жизни фактической, а того, чтобы дала жизнь совместная ни он, ни я не получаем.
Анатолий (Тезик) и Таня Бусловы
1937 г. Тезик с сестрой Татьяной — будущей мамой НА.

1936

2 мая 1936 года. Почти пять месяцев не было записей. Да и записывать, не видя Тезика, не зная его жизни. Вряд ли отобразишь действительно положение вещей. Следует отметить, то длительным напоминанием и рядом требований, если верить сообщениям Федора, Тезику выделили угол, кровать и, поставленные мной условия, как — будто выполняются. Ну, и на том спасибо.
Была маленькая надежда попасть на материк и привести сюда мальчика, но дело не вышло, и я возвратился из Александровска один.

26 мая. Мой милый далекий сынок. Особенно почему-то ты не выходишь из моей памяти все-все время, когда только мозг освобождается от специальной работы. Память о тебе дает постоянную работу мысли. 23 мая у меня была вечеринка. Мне исполнилось 52 года. Выпили, попели. Как — будто радостно, а радоваться, по существу, чему же? Проходящим годам, проходящей жизни?! Вот на глазах перемена: на днях только весь берег был завален торосами, на которые мы Т.В. взбирались (она даже со страхом), а сегодня берег пуст.
Только три дня назад я вновь ощутил радость бытия, а сегодня эта радость очень проблематична. При всей все наполняющей симфонии жизни, эта жизнь не для всех милая мамаша. Для некоторых она злая мачеха. Все же она злодейка, когда, любящих ее детей, она не дарит сладостью своего существа.
Снег местами еще лежит. Сегодня начали сеять овес.
Ну. Пока, сыночек, иду на работу.
6 июля 1936 года.
РЕКА ВРЕМЕНИ В СВОЕМ ТЕЧЕНИИ
УНОСИТ ВСЕ ДЕЛА ЛЮДЕЙ
И ГУБИТ В ПРОПАСТИ ЗАБВЕНИЯ
НАРОДЫ, ЦАРСТВА И ЛЮДЕЙ.
17 июля Тезику будет 5 лет. Первое пятилетие и такое не счастливое. 17 – го же июля прошлого года мать Тезика оказалась женщиной, способной бросить своего ребенка и 20 июля его бросила. Значит, год уже Тезик на положении сироты. У своей бабушки – сводницы. Сегодня в Пиленге теплый летний день. Сейчас, по местному времени, четыре без десяти дня, а в Жаворонках около 9 часа утра. Утренняя прохлада еще не уступила место зною. Вероятно, и сволочная мама, по случаю выходного дня, присутствует тут же. Сынок, возможно, как раз в это время завтракает. А отец, за тридевять земель, пишет эти строки.
27 декабря 1936 года. Прошло пять с лишним месяца. За это время было много пережито. 25 – го ноября отец Тезика появился в Москве и 26 – го в Жаворонках. Мальчик значительно вырос, отца узнал сразу, хотя и проявил, как это не странно для ребенка 5 лет, какую-то официальную радость. Это понятно. Он знал, что есть батя, что батя едет, но жил он с бабушкой, поэтому как иначе он мог отнестись к этому, надолго исчезающему, отцу.
Ко времени этой встречи Тезик знал счет до десяти ,знал буквы: А, Д, И, К, О, Р, Ш; знал стих «дети в школу собирайтесь», «зверинец» и более мелкие в том числе написанные мной в прошлом году по дороге во Владивосток. В общем, он общительный, не дикий, любит целоваться, но порой проявляет упрямство, которое прятал при категорическом обращении. Проявление собственной инициативы заметно мало, впечатлительности тоже. Катание в метро, посещение зверинца, лифт все это как-то мало его затрагивало, хотя все эти интересные вещи он видел впервые. Тут же Тезику пришлось познакомиться вплотную с сестрами Таней и Наташей и с Братом Сергеем. Сестры и брат приняли его хорошо, но из них ему больше по душе пришлась Наташа, хотя и к ней из Жаворонок ему ехать не хотелось.
В это время умерла Фаина Ефимовна – первая жена отца (бабушка НА — ЯВ). Отцу с Тезиком, чтобы жить в Москве, чтобы жить с девочками пришлось прописаться, на что Тезик шел очень неохотно.
IMG_0212 2
1920-е годы. Фаина Ефимовна Буслова — бабушка НА

18 декабря состоялась встреча родителей Тезика. Отцом было предложено матери восстановить семью, то есть, возвратиться к отцу. Но, имея, уже, прижитую от Кондратьева девочку, мать считала это неудобным: дескать, люди будут удивляться. Таким образом, если причина только в этом, можно видеть, какое отношение было у матери к сыну и к восстановлению первоначальной семьи. Прохладное отношение матери Тезика может еще характеризоваться и тем, что за год мать и сын виделись всего три раза. Маловато! До сего, 27 декабря, я, — отец – по разным причинам не мог все время иметь Тезика при себе, почему мальчик и жил ,то у бабушки и Жаворинках, то в Москве.
К 30-му декабря готовится елка и, возможно, после этого Тезик больше в жаворонки к бабушке не возвратится и останется в Москве при отце и сестрах.
(Имеется закладка с «письменами» моими от 4 – го декабря 1936 года и с надписью отца: «Москва, квартира девочек». — Ан. Бус.)

1937

4 января 1937 года. Елку Тезик с отцом выбирал в лесу, лазая по снегу, и привез в Москву. Трудами Тани и Наташи елка была убрана и 30 – го декабря был устроен вечер. Присутствовала бабушка. Было весело: пели, танцевали, удили подарки, пили чай и тому подобное.
31 – го декабря Тезик был на елке в геологоразведочном институте с Наташей, а 6 – го января был на елке у Казаковых.
7 января 1937 года . Тезик начал посещать детский сад № 42 Киевского райсовета в Колошковском переулке, дом № 8 – 10. Плата 70 рублей в месяц. Посещение ежедневное, кроме воскресения, с половины девятого до половины шестого.
Режим установлен такой: побудка в 7.30; одевание, умывание и легкий завтрак до 8 часов 15 минут. Затем Тезик с отцом отправляется в детский сад. К половине шестого, преимущественно отец, приходит за Тезиком и не спеша марширует домой, почти всегда заходит по пути в молочную выпить по стакану молока. Дома какое-нибудь занятие: раскладка мозаики, сборка автомобилей, писание (бумагомарание), чтение. В 8 часов ужин, затем умывание и в 9 часов вечера Тезик уже в постели.
Жаворонки, бабушка и т.д. постепенно забываются, заслоняются и новыми людьми, и новой обстановкой, и детским садом, и прочим. Так что, посещение 13 – го января Тезика бабушкой, видимо, было для бабушки несколько огорчительно и бабушка быстро ушла, хотя со стороны взрослых никакого влияния не оказывалось, тем долее, что ни отца, ни, Наташи с Таней при этом свидании дома не было.
Не совсем ладная черта у Тезика это то, что он не любит или не умеет сосредотачиваться. Любит лазать по рукам и целоваться. По чтению прошло половину букваря. Знает буква: А, Б, Г, Д, Е, З, И, К,Л,М,Н,О,П,Р,С,Т,У,Ш.
12 января перебрались в другую комнату, так как Сергей выделился в особую комнату. (В записях приложен план новой комнаты) Москва,ул. Фрунзе (бывшая Знаменка), дом 13, квартира № 30.
31 января 1937 года. Сегодня были в профилактории. Врач нашел внутренние функции нормальными. Изменения роста, веса, объем груди показали:
Для 5 с половины лет норма фактически

РОСТ ВЕС ОБЪЕМ
107,6 см. 18,3 кг 55,7 см.
112,5 см. 19,0 кг 57,5 см.
В процентах: рост — 104,6;вес – 103,8; объем – 103,2
Тезик кашляет. Врачи детского сада и профилактория, а так же Екатерина Петровна находят, что это пустяки. Тезик с ленцой, любит, чтоб его обслуживали, а когда заставишь сделать самого,  то копается без конца. Настаивая на своем, доводит до окриков. Но и на окрики и, даже на шлепок, не сердится. Очень часто заявляет: « Батя, я тебя так люблю, так люблю!». Он весь тянется к любви, но мне кажется, такой полной любви он, все же, не получает. Все-таки любовь отца какая-то, хоть и сердечная и крепкая, но суховатая.
Вот отцу не удается устроиться с работой. Нужно бы куда-то еще сходить, что-то еще сделать, а ребенок требует быть около него. Да, все-таки некоторое сиротство есть, и оно как-то отражается на Тезике.
10 февраля 1937 года. Был с Тезиком в бане. Вес его 19,600. Когда я на днях пригрозил ему, что отправлю к матери, парень заревел. Детский сад дает очень мало. Почти ничего Тезик из него не приносит. У мальчика небольшой кашель.
2 марта 1937 года. Тезик первый раз был поставлен мною в угол. И вот как это получилось. Купил я ему детскую и довольно хорошую флейту. Несколько раз наигрывал ему «Чижик-пыжик», и он эту песенку усвоил. 2 – го марта Тезик безмотивно дудел на флейте и я попросил сыграть «Чижика». Но он положил флейту и сказал: « не хочу». «Почему?» — спросил я. «Не хочу».- был ответ. « В том случае, убирайся от меня, иди за дверь»- сказал я. Он ушел, но стал в передней шалить. Тогда я приказал ему стать в угол и смирно. Таня, бабушка, соседка поочередно уговаривали его, не сорится с отцом и сыграть. Все безрезультатно: он стал реветь. Перевел я его в комнату и заставил молчать, поставил около кровати. Дело тронулось около часу. Таня несколько раз пробовала его уговорить, но парень уперся и остался на своем « не хочу». В половине десятого я велел снять курточку и идти умываться, отказав ему в чае и пообещав, что завтра вместо детского сада он будет стоять дома в углу. Однако, Татьяна уговорила его или подействовали угрозы, Тезик один раз продудел «Чижика». Потом обещал больше не упрямиться и отношения наладились.
3 марта. К сожалению, опять повторилось его упрямство. При подсказывании Тани, Тезик нарисовал корову, но, так как, его инициативы и самостоятельности было мало, Таня предложила нарисовать корову самостоятельно. Тогда Тезик отказался. «Почему?» «Заморился» — был ответ. Я присоединился к Тане и велел рисовать. И я получил отказ. Тогда я ему заявил, что не желаю с ним разговаривать велел уйти от стола, назвал его не хорошим мальчиком и так далее. Все же, после увещевания Тани, корова была нарисована. ( В записях, имеется несколько вкладок с каракулями Тезика. Имеется и «корова»)
18 – го февраля было ликвидировано (продано) жавороновское имущество (дача).
6 марта. Как-то в разговоре Таня заметила, что Тезик недослышал. При испытании тихими разговорами это, как — будто, подтвердилось. Сегодня был с ним в детской поликлинике. Врач, осмотрев уши и нос, предположила, что глухота может быть связана с неправильностью анифета носа. Приписала обогревание ушей и носа синей лампочкой и закапывание в нос, какого-то наружного лекарства.
18 марта 1937 года. 10 дней лечил Тезика синим теплом и, по моим наблюдениям, нос его как- то очистился, то есть Тезик стал говорить без прононса. Надо б сходить сегодня к врачу, да и сам как-то расклеился. Сам сидит дома шесть дней из-за гриппа. Схожу 24 марта.
20 марта. Тезик делается прямо баловником. По улице всегда идет или, заворотив лицо назад, набок, или заглядывая в витрины. Сегодня шел с песней «Спой мне песню, веселый ветер». Глухоты как-будто не заметно. Он очень рассеян (как – будто), поэтому многое проскакивает сквозь уши. 18 – го был с Таней в бане. Любит он баню и, вообще, любит воду, хотя, зато, не любит мыла. Взвешивал его и почему- то оказалось 19 кг 200 гр. Или весы врут или похудел, хотя на глаз не заметен. С едой деда: ест недостаточно много и очень медленно. Постоянно бранюсь с ним из-за этого. Правда, мясные, особенно колбасу, ест с удовольствием, молоко тоже, яйца, но вся беда в том, что покупать эти вещи одному Тезику неловко, а покупать на всю семью – дорого. Кстати, запишу следующие цены:
1938
1938 г. Тезик

Цены

Мясо говяжье 1-ый сорт 10 рублей 1 кг
Свинина жирная 12 рублей 1 кг.
баранина 8-10 рублей 1 кг.
куры 10 рублей 1 кг.
гуси 10 рублей 1 кг.
Колбаса простая чайная 8 рублей 1 кг.
Колбаса « Московская» 28 рублей 1 кг.
сосиски 9 руб. 60 коп. 1 кг.
молока 2 руб. 40 коп. 1 литр
Масло сливочное 16-20 рублей 1 кг.
яйцо 9 рублей 10 шт.
картофель 40 коп. 1 кг.
морковь 2 рубля 1 кг.
Сахарный песок 3 руб. 80 коп. 1 кг.
Хлеб ржаной 86 коп. 1 кг
Хлеб белый (батон) 2 руб. 40 коп. 500гр.
чай 3 руб. 50 коп 100гр.
Купил Тезику пальтишко летнее, Заплатил -56 рублей
Сандалии кожаные -13 рублей.
Вообще, цены,бешенные и, конечно, на получаемые мной заработки в 600 рублей в месяц, прожить очень трудно, тем более, что нас четверо. Хотя девочки и получают около 250 рублей в месяц стипендии, но у них и своих расходов много. Чтобы в данное время жить сносно (не широко и скромно), нужно иметь 1.500 рублей в месяц, хотя много народу живет и на 200 и на 300 рублей и с семьями.

Тезик сейчас знает твердо свой адрес; знает , что Пушкина зовут Александр Сергеевич, Чехова- Антон Павлович, Гоголя – Николай Васильевич и т. д. Знает, что есть фашисты и, что эти фашисты – наши враги. Тезик любит ходить в гости к Сергею; Сергей всегда его приглашает.
24 апреля 1937 года. Отец пробыл в командировке 20 дней, а при отъезде был с Тезиком заключен договор: если по всем дням отсутствия отца Тезик будет получать от сестер хорошие отметки за общее поведение, то он получит двухколесный велосипед. Оказалось, что только один день прошел с отметкой «плохо».
Словом, велосипед куплен сегодня Тезик учился…. падать, чтобы затем, научиться и кататься. Сестры им довольны. Он подрос и как-то подразвился. Меня встретил с большим удовольствием.

ЖУРНАЛ ОТМЕТОК ПОВЕДЕНИЯ ТЕЗИКА

4 – го апреля хорошо 5 – го апреля удовлетворительно 6 – го апреля хорошо 7 – го апреля хорошо 8 – го апреля удовлетворительно
9 – го апреля хорошо 10 – го апреля хорошо 11 – го апреля хорошо 12 – го апреля хорошо 13 – го апреля хорошо
14 –го апреля удовлетворительно 15 – го апреля плохо 16 – го апреля хорошо 17 – го апреля хорошо 18 – го апреля хорошо
19 –го апреля хорошо 20 – го апреля хорошо 21 – го апреля хорошо 22 – го апреля хорошо 23 – го апреля хорошо
Слух почти нормальный, лечение синим светом прекратили. Большая новость: выпал первый молочный зуб в нижней челюсти и шатается соседний. Вторая новость – перевод Тезика из группы малышей в старшую группу. В связи с этим переводом он только отмечает, что ему не нравится проводить «мертвый час» на воздухе в мешке.
Вырос еще на сантиметр. Сестры ухаживают за ним, шьют к 1 мая костюм. Наташа устроила самодельный и удачный свитер, Словом, обстановка у мальчишки неплохая. Сейчас занимается письмом. Сам захотел, никто его к этому не принуждал. Сегодня был с ним в зоопарке. На этот раз он отнесся к окружающему сознательно. Видимо, Жаворонки отпадают и парень культивируется.
29 мая. Что же произошло за последний месяц? Выдающегося ничего. Аккуратно посещается детский сад. Отводит и приводит отец. Иногда, этот путь совершается на трехколесном велосипеде. (На двухколесном еще не учимся – успеется) и тогда много голов поворачивается, сопровождая нашу группу. За этот месяц Тезик заметно потолстел и загорел. Пачкается здорово, впрочем, не больше чем полагается его возрасту
Активность, или, правильное сказать, импульсивность, увеличивается, но со стороны духовной никакого роста и новых проявлений не замечается. Прошедший месяц дома съедал ежедневно не менее трех яиц, — яйца очень любит и съедает иногда по два сразу. При хорошем настроении, а оно почти всегда хорошее, напевает « а ну-ка спой нам песню, веселый ветер, веселый ветер». Теперь собирается с детским садом на дачу или, как у них говорят, в колонию. 5 – го мая едет Тезик первый раз в жизни для житья без родительской опеки на полный пансион детского сада. Готовим преданное. В колонии, предполагается, пробудет до 15 – го августа. Родители допускаются один раз в месяц. Удовольствие стоит 100 рублей в месяц.
7 июня 1937 года. 2 – го, 3 – го и 4 – го Тезик пробыл на даче у Казаковых. Очень соскучился обо мне, ревел и поджидал. 5 – го был дома, а 6 – го вместе с детским садом уехал в Загорск. И ехать ему хотелось, и со мной расставаться не хотелось. Обещал скоро приехать навестить, но по режиму колонии туда пускают только один раз в месяц. А скучать будет, это уже, наверное. Словом, Тезик начал, до известной степени, путешествовать самостоятельно.
О матери имеются печальные сведения. Живет в Козельске у свекрови. В том же доме – предыдущая жена Кондратьева. Сам Кондратьев без работы: подрабатывает, играя на трубе на похоронах. Довольно странное занятие. Федор Иванович говорит, что она собирается удрать в Москву. Странно получится, если она оставит девочки отцу и бабке, а сама, снова беременная, будет проживать у родителей. Во всяком случаи, я должен Федору Ивановичу 90 рублей для посылке Антонине Ивановне.
Юра Казаков упал с качелей и сломал руку: лежит в больнице. Родителям «удовольствие».
31 июля. За прошедшие от предыдущей записи время, Тезик, видимо, простудился, и у него было воспаление среднего левого уха. Сейчас все прошло. Завез в колонию патефон для развлечения ребят и Тезика. Купил ему заводные танк, синичку, лягушку. Режим и жизнь в колонии не совсем хороши. Все ребята, так же как и Тезик, хотят домой. Каждые выходные я навещаю Тезика, а 18 – го была там и Таня. 30 – го к нему ездили Наташа, Таня и Соня.
Очень не удачный по погоде июль месяц: много дождей и холодно. Позавчера Наташа возвратилась с практических работ из Крыма.
9 сентября 1937 года. * — го августа я уехал в командировку, а 15 – го Тезик с Наташей уехал в Рязань к Жене Крутиковой двоюродной сестре Наташи. Там он пробыл до 30 – го августа. Я приехал 31 – го августа и, таким образом, все мы съехались дома. С 1 – го сентября Тезик начал снова ходить в детский сад ( Конюшковская №8 – 10). 6 – го сентября вывел его учиться кататься на велосипеде, но он очень скоро потерял охоту. Парень как-то ничем не захватывается. Сегодня после ванной он, лежа на постели, заявил: «я тебя, батя, наверное, больше всех люблю». «А еще кого любишь?» «Вторую – Наташу»… И так, разговаривая, составилась градация отношения Тезика к людям. Когда же я напомнил, что есть где-то мама, то он сказал, что ее, пожалуй, надо записать, но «какой-нибудь последней». Градацию эту я записал
ГРАДАЦИЯ ЛЮБВИ ТЕЗИКА К ЛЮДЯМ.
Батя
Наташа
Таня
Дядя Федя
Дедушка
Бабушка
Тетя Аня
Женя
Тетя Галя (детский сад)
Тетя Нюра
Тетя Нюша
Мама
Здорово Тезик носит обувь: за лето ,а оно еще не прошло, сносил три пары сандалий и две пары башмаков. Надо покупать башмаки вновь. Вчера пробовали читать по букварю: то, что проходили зимой не забыл буквы, примерно, все знает.
1 октября 1937. Вчера при взвешивании Тезик потянул 21 кг. Я – 61 кг. 200 гр. Начал знакомится с цифрами. Знает 1, 5, 4, 8. Ходим по магазинам, ищем костюм, пальтишко, из трикотажа что-нибудь, но ничего не можем найти. Тезик видел во сне как «ночь утреет – утреет – утреет». Заниматься серьезной работой, например, читать букварь, не желаем. Стишок «на сосне и елке не листья, а иголки зелены и колки» заучивал со слезами.
8 октября. А сегодня без всяких упорств охотно прочел урок и пересказал на память «осень наступила». Может быть потому, что купил ему новую кепку. Немножко много за лето: два берета и кепка. Тезик начал ходить в детский сад из дома сам и по своему желанию. Правда, негласный надзор осуществляется тоже, но идет исправно: улицы переходит с оглядкой. Сегодня получил свое частое удовольствие: бултыхался в ванной. Когда смотришь на ходу, так Тезик мал еще, и вот в ванне своей длинной занимает всю длину ванны.
14 октября. У нас тревога – Тезика привели из сада больного. Тошнило, голова болит и, вообще, кислота. Температура была 38,2 гр.,вечером 36,8 а 15 – го утром 36,7 гр. Ходили в детскую поликлинику. Предложили дня три выдержать дома. Первоначально предполагали скарлатину, но, видимо, кроме ангины ничего нет. Сейчас звонила Анна Ивановна (зав. Детским садом) и сообщила, что в саду все же скарлатина обнаружилась и сад на два дня закрыт.
Тезик лежит и безумолку болтает всякую чепуху. Патефон заводил весь день – скучать не любит; проходили цифры, все цифры Тезик писал. Так что делается грамотным. Теперь, лежа на кровати, он, рукой по воздуху, выводит цифры и буквы и требует отгадать. Это значит, что он их зрительно воспроизводит.
( в записях отца имеется фотокарточка, на обороте которой написано: «Август. 1937 года, Рязань. Тезик с Женей – Евгения Николаевна Кутукова. Имеется, так же, справка из больницы. — Ан. Бус.)
Тезик!
Я нахожусь далеко от вас. Очень скучаю, а поэтому шли мне письма и ты. Как живешь с Таней и Ирой? Читаешь ли букварь? Где был в этот выходной. У нас здесь есть корова и свинья и еще много кур.
Есть мальчик Ваня, очень хороший, послушный. Я езжу за речку на лодке, а лодка плохая – можно утонуть. Но весело. Шлите ответ.
Наташа.
( На открытке адреса: куда – Москва – 19, ул. Фрунзе 13, кВ.30
Тезику Буслову.
Адрес отправителя – Ст. Ершово, саратовская область. п\с Перекопное, село Васильевка, дом Целикова Н.Б.)
Что надо делать Тезику
Просыпаться в половине восьмого. Одеться, умыться, почистить зубы к восьми часам.
Постелить постель.
Покушать и в половине девятого идти в детский сад.
Из детского сада приходит в 6 часов.
Заниматься игрушками, раскрашивать картинки, делать машины по конструктору.
В восемь часов кушать и в половине девятого ложиться спать.
Через три – четыре дня купаться.
Через день – два читать страничку букваря.
( «Что надо делать Тезику» — очевидно, инструкция отца и относится она к ноябрю 1937 года. Ан. Бус.)
«Вот тебе, мой мальчик, письмо второе. Живу еще в городе Кирове. 3 – го поеду в Котельнич. Как живешь? Напиши мне письмо по адресу: п\о Советск, Кировской области. До востребования мне. Передай привет Тане, Мар.Фед, Ире, тете Нюре и тете Анечке.
Крепко целую. Батя. 1 ноября 1937 года.
«Моему Тезику письмо третье.
Застрял я в Котельниче. Пароходы не идут, автомашин нет. Начинаю скучать. Если завтра не уеду в Советск, то, значит, праздники буду сидеть в этом городе. Скучно. Ты, бедняк, тоже в одиночку, без родных проведешь эти и еще многие дни.
Привыкай. Привыкай, брат, к подлости людей. Дрянь мама отняла у твоего детства много тебе принадлежавшего и отдала его какому-то дяде, который, как и твоя дрянь – мама, бросил такого же ребенка как ты.
К черту из жизни и из памяти всяких подлецов.
Живем, мальчик, сами!
Да здравствует наша жизнь, да здравствует 20 – ое ОКТЯБРЯ!
Крепко целую. Батя.
Привет Тане, Мар. Фед., Ире, бабушке.
(В письме приписка: «Товарищи, жалейте младенца, скрашиваете ему жизнь, это Вам зачтется. Я наперед благодарю, благодарю, спасибо, спасибо, спасибо. А. Б.)
«Письмо четвертое. 20 ноября 1937 года. С. Лебяжье.
Высоко – высоко стоит гора над рекой. Эта гора в нашем доме. А на этой горе стоит дом в два этажа. Это Лебяжий районный дом колхозника. В нем я остановился. Когда я смотрю из окна, то глубоко внизу извивается серо – голубая лента замершей реки. За ней простирается широкая пойма с лысинами лугов и серо – красными порослями тальника, а еще дальше, уходящая в дымку горизонта, широкая полоса хвойных, зеленых лесов. Такого красивого места я, кажется, еще никогда не видел. Из Советска в Лебяжье ехал на тарантасе. Ехал 8 часов. Было холодно и ноги мои мерзли. А чтобы согреть ноги, я часто, особенно в гору, шел пешком. Через 4 – 5 дней двинусь, тоже лошадьми, в Малмыж, через Уржум, Шурму и др. места. Будь здоров, сынок. Кланяйся всем, всем. Крепко целую тебя. Батя».

15 ноября 1937 года
Милый мой мальчик, Тезик, я знаю, деточка. Что ты скучаешь обо мне. Я тоже скучаю и скоро приеду. Завтра поеду в Лебяжье, потом в Малмыж и – домой. Значит, скоро буду дома с тобой. Здесь, в Советске, уже зима. Река замерзла, и ребята катаются по льду на коньках. Весело!
Будь хорошим. Не шали сильно, понемножку читай, рисуй, побольше кушай, чаще мойся. А на коньках мы с тобой покатаемся. Будь здоров, крепко целую. Батя».
16 декабря 1937 года. Периоды между записями увеличиваются. За прошедшие три месяца Тезик заметно вырос и развился.
Закончил почтением один и начал читать второй букварь;
Вчера, например, он при некоторой помощи, просчитал до сто шестидесяти;
Начал знакомиться с письмом.
Лени в занятиях не замечено. Здоров и бодр. Аппетит хороший. Имеет лыжи, санки, коньки для зимы. Одет тепло. Все в порядке. Сам пишет печатными буквами имена. Но любит всегда чье-нибудь участие. Носит обувь здорово, куплены еще ботинки: это, кажется пятая пара в этом году. Теперь готовится к елке. Сегодня со мной договорился, что бы вечером учить какое-нибудь стихотворение к елке.
18 декабря. Вес Тезика 21 кг 100 гр. Отца – 62 кг 800 гр.
21 декабря 1937 года. Куплены шашки и начинаем тренировать соображение. К елке будет знать стихотворение «Мужичек» и «У лукоморье дуб зеленый…».Вот предстоит отцу после 1\1 ехать в командировку в Барнаул и встает сложный вопрос: как оставить мальчика и с кем и так далее. Он-то этого не знает. Он не знает, сколько он отнимает внимания, а вырастет, будет то же, что и Сергей. Да, это бывает и, возможно, будет.
май 1938 тезик
1938 г.  Тезик Буслов

6 января 1938 года. Сейчас с елки у Казаковых. Тезик сразу уснул. Это 5 – ая елка. Была елка и у Тезика. Было 6 ребят. Дед Мороз выдавал подарки, танцевали, декламировали и т.д. Была елка в «Промзернопроекте»,там тоже были подарки. Была елка в детском саде, так же с подарками. Был на елке и ночевал у Вики Колдовской и т.д., словом, куча елок. Тезик, почему-то заметно похудел. Наташа думает, что от беспрерывных праздников. Сегодня выходил кататься на коньках. На елке у Козаковых декламировал «Мужичка» Некрасова и пролог «Руслана и Людмилы» Пушкина. На пятое ночью, почему-то стошнило, поэтому 5 – го в детский сад не ходил. Тезик охотно поет песни, но только хором, хотя и сам нередко заводит тот или иной мотив.

РАЗРЫВ СВЯЗИ С СЕМЕЙСТВОМ БЫКОВЫХ

Как-то вскоре после измены А.И.,Быков Ив. Петр. Сказал – «Что теперь мы люди чужие». Это было сказано, верно, так как, по существу своими мы никогда и не были. Федор Иванович, выдавая за меня сестру, просто сбывал ее с рук, зная, что у нее крепкая связь с Кондратьевым. Она выходила для того, что бы опериться, одеться и не сидеть на шее брата. Для стариков предвиделся кое-какой доход. Вот сущность отношения семьи Быковых ко мне. Что ж, в результате Федор избавился от сестры, старики не только прожили пять лет за счет Буслова, но и около 8000 рублей заработали. Кстати, деньги эти пошли к тому же Федору.
Какие же чувства я мог питать к людям, которые во мне видели только дойную корову. Нужно было связь прекратить.
Мне нужно было ехать на сорок дней в командировку, и я не знал как мне устроиться с Тезиком, так как Татьяна кончала экзамены и не имела желания наблюдать за Тезиком; Наташа уехала в Саратовскую область. С кем оставить Тезика?
В тоже время продолжать быть дойной коровой я не хотел, да и отрывать мальчика от детского сада не хотелось. Федор предложил отвести Тезика к бабушке. Я отказал. Он выразился так, что я иду на вражду. Эта бесцеремонность была последней каплей, и я написал Федору письмо, в котором, не ругаясь, описал весь ход наших отношений с полной откровенностью. О чем я писал:
1.Он сбыл сестру, зная ее отношения с Кондратьевым.
2. Через неделю после того, как ушла А.И., Федор был у нее на свадьбе.
3. Что я уверен в неверности А. И при жизни со мной:
а) приезд в Улан-Уде в экспрессе с нач. кадров «Хлебстроя»;
б) ее гулянка в деревне Сероглазки на Камчатке;
в) ее связи с Кондратьевым в то время, когда я жил в Улан-Уде.
4. Варвары Модестовна способствовала разложению А.И. и, когда происходило воровство имущества, старики находили это нормальным.
5. Дело с постройкой дачи, когда одна печь обошлась, в 1800 рублей было нечестным и не чистым.
6. Что только я один не видел или не показывал виду, что все они (Быковы) считают меня дураком.
7. Что и Варвара Федотовна и Анна Ивановна передавали письма А.И. от Кондратьева.
8. Что получение с меня 200 рублей за Тезика, который жил в собственном доме, при собственной корове и готовом для нее корме, при полном обеспечении мальчика бельем и платьями, было рвачеством и, что, наконец,
9. Все же надо бы хоть немного щадить и меня.
В ответ на это мною было получено самое площадное письмо. На него я хотел было ответить кратко, но выразительно. Однако, это означало бы перебранку, чего я совсем не хотел.
В результате происшедшего мои отношения с Быковыми, видимо, порвались окончательно.
НЕОТОСЛАННЫЙ ОТВЕТ Ф.И. БЫКОВУ
«Зачем лаять белиберду, рисуя портрет красками фактов. Фактами рисуй, внук попа, племянник дьякона, брат белогвардейца, сын кулака, совладелец мельницы, семинарист и сводник, отрывающий сестру от «любимого» сбывающий ее нелюбимому и уговаривающий ее бросить второго ребенка.
Сын сводницы, принимающей любовниц сына – Аню из Курска, Александру Николаевну, мороженицу и, вероятно, др.
Селадон, заигрывающий с девчонками (Н.Б.),небрезговавший  пожилыми (А.И.В) и не забывающий проституток.
Мошенник в расчетах с товарищами и обьегориватель доверчивых людей.
Красками фактов рисуй, растленная ничтожность, а не лай белиберду, делец по квартирным и дачным делам.
Федору Быкову.
8 декабря 1937 года.
12 января 1938 года. Тезик был на последней в этом году елке у Лены Кутуковой. Всего у него было 6 елочных вечеров.
За пять месяцев Тезик вырос на 6 сантиметров. Если ему расти еще одиннадцать лет, то 11*15=165 сантиметров. Может получиться великан. Из-за этого, видимо, он и худощав.
( В записях отца имеются вкладки: письмо Н.В. из Рязани, пригласительный билет на елку, тетрадь с моими каракулями, «Табель поведения Тезика» с 24 октября по 1 – ое декабря 1937 года, две фотокарточки и открытка, напечатанная ниже. АН. Бус.)
«Москва, улица Фрунзе №13, кв.30,
Буслову Тезику.
5 – го февраля.
Здравствуйте, ребята. Пишу из Барнаула. Здесь очень холодно. Много снега, а интересного мало. Где я живу, есть маленькая девочка Светлана. Она беленькая – беленькая, ее на двор не выносят, чтобы не застудить легких. Мне хочется домой, дома лучше, веселее. И вы там, а одному скучно.
Но я скоро приеду. Пробуду здесь 1,2,4,7,10,12 дней и поеду в Москву.
Будьте здоровы, ребята. Батя».
5 марта 1938 года. Время идет и нас не ждет. За это время Тезик закончил второй букварь и начал читать сказки Андерсена, купленные ему Наташей. Хорошо знает счет до ста и дальше. Решает задачи до десяти на сложение. Начал учиться писать. Буквы дописал до «о».
25 – го января заходила мать Тезика. Отношение Тезика к ней довольно прохладное. Она произвела жалкое впечатление. Пришла, не разделась, сидела нахохлившись как мокрая галка. А у нас в этот день справляли Татьянин день рождения. Было весело. Были подруги Тани и Наташи. Танцевали, бесились. Так что для А. И. это было, видимо, не по душе.
Кстати, запись: за это время умер отец А.И., дед Тезика от рака пищевода.
Мне намекнула зав. детским садом Веденская о какой-то полученной от А.И. записки, но в чем дело не сказала.
Ну, что бы то ни было, живем. Никто не скажет, что плохо. Да, у Тезика есть прекрасный глобус. Таким образом, мы становимся географами. Сейчас он рисует автобус. Рисунки его прилагаются. Теперь у него на улице занятие: все время читает вывески. Словом, грамотный парень стал.
12 апреля 1938 года. С 11 – го марта Тезик почти все время болеет. За это время он был в саду только два дня. Исследовали кровь, мочу, кал и все анализы хорошие, но температура ниже 37 гр. Держится редко. Сегодня и вчера нарочно не ставил градусника и выводил его на улицу. Сегодня же Тезик начал самостоятельно ездить на велосипеде (двухколесном). Тут прилагаются всякие рецепты и заключения.
Отец завтра едет в командировку на 1,5 – 2 месяца.
«г. Барнаул, Алтайской области.
До востребования
Анатолию Ефимовичу Буслову.
Г. Москва, 19.
Улица Фрунзе, 13 – 30.
Т.В.
Батя, мы ходили в мовзалей Ленина, но он был закрыт. У нас тает снег, а у вас?
Тезик.
31 января 1938 года.
Открытка сочинена вполне самостоятельно, написана тем более, я следила лишь за оформлением. Ждем от тебя вестей.
Наташа.
«Батя, я провел 1 мая. 7 я поеду вдецкий сад. Наташа ходет ванститут. Типер камней хоет слава. У меня ест плокат, я пишу. Бабушка вчера была имининица. Мне наташа купила чашк и рубащки я тебе шлю крточку тезик».
1 СЕНТЯБРЯ 1938 ГОДА.
Сегодня у Тезика очень важный день. Сегодня он был на первых уроках. СЕГОДНЯ ОН СТАЛ УЧЕНИКОМ ПЕРВОГО КЛАССА 58 – ОЙ ШКОЛЫ Киевского района гор. Москвы. С сегодняшнего дня Тезик школьник. Говорят рано он начал, пусть бы еще годик погулял. Немножко, конечно, жаль его. Но выхода нет. Оставлять в саду тоже не хорошо. Там бы он был самый большой и сад ему ничего не дал бы. Сам он охотно с садом распрощался. Ну, что ж, восьмой год, для первого класса Тезик достаточно подготовлен и тяжело ему не будет, а там втянется. Худоват парень. Растет, что ли, здорово. А так все в порядке, если не считать разгильдяйства. А растет действительно здорово – сантиметр в месяц. Нужно усиленно кормить и наблюдать за кормежкой, а то сам он и при хорошем аппетите не очень алчен. Подкормим.
Словом, Тезик ученик на все 100. Куплены новые книги, портфель. Все чин-чином. Но пришел вчера с улицы как чушка грязный. Совсем дитя. На первых шагах в школу студент мой, — Тезик – осрамился. То ли потому, что он оказался слишком грамотным или еще чего заело его, но, однако, примерно 17 сентября, зайдя в школу, я получил заявление преподавательницы, что Тезик ведет себя скверно, неряшлив и тому подобное и поэтому его пришлось отсадить на особую парту. И как бы в доказательство своих художеств, Тезик действительно не только испакостил тетрадь, не только испачкал руки и лицо чернилами, но даже ноги оказались в чернилах.
Ну, конечно, куча кислых разговоров вынужденных обещаний быть на отлично и тому подобное.
Я 19 – го сентября уехал в командировку, а 23 – го Тезик заболел воспалением среднего уха. Два дня беспрерывно ревел, пока не прорвался нарыв. И Наташа достойно всяких высших похвал за свое действительно сестринское отношение, в сущности, к получужому мальчику. Окажется ли Тезик в тон своей родни по быковской линии свиньей или нет?
Сейчас 7 октября. Боли уха прошли, температура нормальная, аппетит хороший и на днях пойдет в школу. Сейчас 10 часов вечера и Тезик спит. Вообще, парень растет. Выпали два резца и снова Тезик щербатый. Ну, будем двигаться дальше в жизнь. Обещано ему при учебе на отлично купить балалайку. Хочется чем-то и как-то разбудить музыкальность. Слух некоторый есть,и петь он любит.
Тезик огорчает родительское сердце, хотя он, видимо, мало в этом виноват. Он никак не может усвоить, что книжка, тетрадь, ручка, карандаш –есть необходимейшие предметы учебы и поэтому пропадают все эти предметы, несмотря на постоянные разговоры:
— Тезик, а где букварь?
— Потерял.
— Как это «потерял», где потерял, почему потерял? Почему все остальное на месте?
-У меня взял мальчик.
-Зачем же ты дал?
-А он силой взял.
-Почему же ты не сказал Надежде Степановне?
— не знаю. – Пожимает плечами.
-Как же быть, тебе надо готовить урок. Ведь задано было?
-Было.
-ну, а как же ты будешь учить урок?
-Не знаю.
При разговорах смотрит в глаза, как будто внимательно слушает, но без последствий. Мал, что ли? Хотя восьмой год, не так и мал.
Как-то просто не усваивает, что ему долбят. Заниматься так же интерес не виден. Обещанная балалайка куплена, но, видимо, надо обучать, а это значит, что он на балалайку будет так же смотреть как в свое время на флейту.
24 октября 1938 года. Получили письмо от матери Тезика. Наконец, созналась женщина в ошибке, наконец, признала, что, так как жилось со мной, больше жить не придется. Значит, ущемило крепко, да и опереться не на кого. Положение, видимо, очень тяжелое. Ну, а что можно сделать? Вместо, казалось бы, законного злорадства – жалость. Хорошо бы и помочь, но как? Если бы Жаворонки существовали, можно было бы поддержать. Если бы она могла притянуться к кому-нибудь из своих, можно было бы помогать понемногу. Но разве быковские способны поддерживать? Сомнительно.
ПИСЬМО МАТЕРИ ТЕЗИКА К ЕГО ОТЦУ.
«Я не сумею красиво изложить свои мысли, а все-таки я поблагодарю тебя за те пять лет, что прожили вместе.
Больше мне так хорошо никогда не жить, и это воспоминание останется мне навсегда.
Мне хочется сказать, что какой ты наперед дальновидный человек, то ли от того, что ты уже пожил порядочно на свете, то ли еще почему, а все-таки, ты умеешь предугадывать жизнь наперед.
Ты, верно, говорил, еще, когда мы были вместе: исполнится мне 25 лет – я уйду от тебя, но не пройдет и пяти лет, как я спохвачусь о тебе. Так, почти, и получилось, я спохватилась раньше пяти лет, я спохватилась на первом же году, только в конце его, как только народился у меня ребенок.
Вернуться уже совесть не позволяет. А дальше и вовсе: что ни год, то ребеночек – приковалась.
Какой я, все-таки, была дуррой, а старые учили, как лучше сделать, да у меня мозгов не хватало послушаться, а что Федя, этот недавно только отвязался с предлогом «Советую вернуться»
Плохо ли мне было с тобой: ни стирать, ни полов мыть, ни стряпать. Даже не знала надо ли мне платье, какое, туфли и т.д. Одним словом, на твоем обеспечении и заботливости пробыла все пять лет.
Зато сейчас трудненько мне достается, с прошлым никакой сравнительности: не только заботливости, даже ласки не вижу вот тебе и молодой. За три года, никак привыкнуть не могу к новой, вернее, к другой жизни. Зато и характер с каждым днем у меня меняется, мне кажется, что под веселую руку и человека убью запросто. Очень трудно отвыкать от старой набалованной жизни. Одним словом, я нарвалась здорово, о чем часто сожелею
Еще правильно ты сделал, что Тезика оставил с собой, а то и не знаю, что бы вдвоем с ним делать. Сейчас у меня одна к тебе просьба: писать мне о Тезике хотя изредка – отнесись еще раз с уважением ко мне. Зимой, может быть по первому снежку, а все-таки выберусь повидать Тезика. Напиши по адресу: п/о Литвиново, Арсентьевского района Тульской обл. Юрковская мельница. Кондратьевой А.И.»
Целую крепко Тезика. С приветом к тебе Тоня.
«Только без отца и матери не с кем посоветоваться, как лучше сделать.
С тобой, когда жила, как-то и жить хотелось, а сейчас думаешь, как бы вот поскорей родить, да на этом бы и жизнь приостановить, пусть бы он с ребятами пожил».
6 декабря 1938 года. Тезик все прихварывает. Опять четыре дня провалялся. А что у него – неизвестно. Исследовали мочу: ничего плохого не найдено.
У Тезика большая перемена. У него завелась мачеха, которую он без всякого принуждения стал называть мамой. Правда, очень уж скоро, так что можно подумать, что он слукавил. Есть у него что-то дипломатическое. Прошел уже месяц и пока оба довольны друг другом. Посмотрим дальше. Школьные успехи не блестящие. За четверть ни одного «отлично» нет и даже «хорошо» маловато, выезжает на «посредственно». Очень он небрежен в работе и ленится.

1939

1 января 1939 года. У Тезика елка дома. Встречал Новый год, пил шампанское. 31 декабря был на елке в детском саду: был приглашен по старой памяти.
Тезик в первом школьном отпуске и принес следующие отметки.

ПРЕДМЕТЫ 1 – ая четверть 2- ая четверть
ЧТЕНИЕ ХОРОШО ОТЛИЧНО
ПИСЬМЕННЫЙ ПОСРЕДСТВЕННО ХОРОШО
АРИФМЕТИКА ХОРОШО ХОРОШО
ЧИСТОПИСАНИЕ ПОСРЕДСТВЕННО ПОСРЕДСТВЕННО
РИСОВАНИЕ ХОРОШО ХОРОШО
ПЕНИЕ ХОРОШО ХОРОШО
ФИЗКУЛЬТУРА ХОРОШО ОТЛИЧНО
ПОВЕДЕНИЕ ПОСРЕДСТВЕННО ОТЛИЧНО

Так что, есть улучшения во второй четверти против первой, примерно, на 17%. Писать стал значительно чище и, видимо, очень доволен отличными отметками. Обещается в третей четверти, принести пять «отлично» и три «хорошо», а в последней – все «отлично». Посмотрим. Но вот беда – рассеянность и быстро забывает все заученное. К новому году выучил «Я памятник воздвиг себе нерукотворный» Пушкина.
При взвешивании 31 декабря потянул 24 кг. Растет, чуть ли не по сантиметру в месяц. Любит колбасу, яйца, мясо, не любит черный хлеб. К сладкому он равнодушен. Вчера обыграл меня два раза в «поддавки».
10 января 1939 года. Тоже два раза обыграл. Вероятно, он играл бы лучше, но не может сосредоточиться; все его органы работают одновременно. одновременно поет, слышит, о чем разговаривают рядом, рассматривает что-нибудь и, обязательно, болтает ногами под столом.
7 марта 1939 года. Тезик испортился или портится. Безобразно ведет себя в школе. Сегодня по поведению принес отметку «очень плохо». На днях, когда за то же поведение принес отметку «посредственно», был поставлен в угол и предупрежден, что при неисправлении, то есть при повторении такой отметки, будет выдран. Говорили ему все и напоминали каждый день, и, все же, сегодня такая отметка. Явно хулиганит. Сам не занимается и другим не дает. Предполагается такое поведение вследствие того, что для него очень лень заниматься делом, и, следовательно, скучно. Поэтому и хулиганит. Я с этим не согласен. При всей своей нервности на уроке он должен заниматься уроком. Работа его в школе неудовлетворительна. Пишет небрежно, с ошибками, не старается, отсюда лишнее свободное время для неудовлетворительного поведения. По арифметике так же – в двух задачах три ошибки. Несмотря на то, что условия задачи вкратце записаны, дома задачу решить не может. Значит, не усвоил ее в школе, не усвоил потому, что безобразничал: сам не слушал, другим мешал. Как это не противно было, пришлось наказать. Как? Опять в угол? Испытано и маловлиятельно. Был поставлен на полчаса, на колени. При этом на его глазах была сделана ременная плетка. И ему было сказано самым серьезным образом и несколько раз, что если он принесет еще такую отметку по поведению, то будет выдран пребольно, для чего и сделана плетка. Думалось женское влияние скажется на улучшение его поведения, но…правда, «мать» — то оказалась не совсем то, что надо, и я не могу придумать, что делать, Ни одного из трех выросших ребят не ставил на колени, никогда не заводил «дубцов» и ремней. А как повлиять не знаю. Досадно то, что других портит, другим мешает это же хулиганство. Конечно, учителя тоже как-то, видимо, распускают класс. Но трудно и от них требовать, когда в классе сидит 47 сорванцов.
На письмо матери Тезика я ответил довольно резко, примерно, в духе «по делам вору и мука». Но потом жалко ее стало, да в душе у меня и не было никакого мстительного желания. Поэтому я решил извиниться: ну, что толкать ногой лежачего. А в ответ получил прилагаемое письмо. Хотя нет, не вполне честно. Самое главное прячется в происхождение Тезика. В общем, признает все, что я и предполагал. Признает в целом, в существе поведения, но частность утаивает. Боится связаться с собственным сыном. Это уж действительно низость.

ПИСЬМО МАТЕРИ К ОТЦУ
«Здравствуйте, Тезик и Анатолий! Анатолий, я оба письма от тебя получила, и напрасно ты извиняешься. Пусть буду я б-дь, пусть я буду хуже других, я не обижаюсь, поскольку получаю вполне заслуженное прозвище, я привыкла к этому, меня и в Козельске иначе не величают, а такая верно уж, моя доля. Большое спасибо за приглашение, как только попаду в Москву непременно зайду навестить вас. Мне очень хочется повидаться с Тезиком. Очень и очень рада за него, во-первых, что учится хорошо, во-вторых, что относится к нему тоже хорошо.
Ну, будьте здоровы.
Целую Тезика –Тоня».
27 апреля 1939 года. Вновь Тезик осиротел. Новая «мама» не нашла места в семье и, видимо, не искала. Думала барыней стать. Думала взять видимым усердием в стирке, но с особым сбережением своих доходов. План не удался. Ну, что-ж: с паршивой овцы хоть шерсти колок. Сбила за это время тысячи две с лишним, на обновки и хватит. А мы с Тезиком потеряли такую сумму. Вот цена женщины.
Тезик растет и растет. Учится посредственно, ведет себя посредственно. Нередко ведутся кислые разговоры. Через месяц кончится учебный год. Надо полагать, что перейдет во второй класс.
Не знаю, как устроить его на лето: или, а старую колонию определить, благо, возможности намечаются, или в пионерлагерь, куда он еще молод. Куда-то надо пристроить, а то получится беспризорник.
2 июня 1939 года. Может же выпасть такая незадача! Тезик получил письмо от матери, которая собиралась приехать с ним повидаться. На это, с моего согласия, он предложил провести у нее лето. И вот, получилось от мамаши письмо ( прилагается). Предлагается приехать семилетнему ребенку одному. Видимо, куда-то далеко с пересадками. Там его проводник провезет до какого-то начальника станции, там начальник станции сдаст его другому проводнику и где-то, она пишет «встречу». Что это? Идиотство? Безумие или подлый замысел затерять ребенка? Вот тебе священное, благословение слово «МАТЬ». Да. Ну-ну!
Ну, а Тезик растет, ходит в детский сад, поправляется, загорел. Ездил я в командировку, но очень сложно, оказалось, оставить его даже на попечение брата. Правда. Очень-очень мне все это сложно! Работа, стирка, командировка. Впрочем, как-нибудь утрясется. А самое главное (вот как острота мелочей отвлекает) не сказал: Тезик перешел во второй класс. К сожелению, я не мог присутствовать на собрании, но по отметкам – при трех «отлично», одной «удовлетворительно» и остальных «хорошо», конечно, переведен. Он говорит, что осталось на второй год 6 ребят, из них один остается на третий год.
Итак, сын – второклассники!
ПИСЬМО МАТЕРИ К СЫНУ
«Здравствуй милый Тезик! Милый Тезик, получила твое письмо и от бати открытку. Очень рада буду твоему приезду. Только вот в чем дело. 1 – го июня я буду переезжать с Юрковской мельницы, куда пока неизвестно. Но как только перееду, так 3 – го июня тебе сообщу и тогда опишу как надо будет тебе добраться до меня. Ты, я думаю, доедишь один, только батя проводит тебя и усадет в вогон и попросит вагоновожатого посмотреть за тобой и где надо тебе сделать пересадку, там вагоноважатый ссадит тебя и передаст тебя начальнику станции, а начальник так же, в свою очередь, посадит тебя на другой поезд и попросит проводника посмотреть и ссадить там, где тебе надо будет, а тут и я встречу. Только твоя поездка задержится числа до 8 – го июня. Я прошу очень батю, что бы он не отдавал тебя в детский сад. Я возьму тебя к себе на лето, куда только я не перееду. Это будет все — равно.
3 – го июня я буду писать тебе, где буду находиться. 5-6 – го июня ты получишь письмо, дадите мне телеграмму и будешь выезжать.
Целую тебя крепко, твоя мама.
Привет от меня бате.
Бабушка еще у меня и тоже тебя целует».
(Письмо получено 28 мая 1939 года. По диагонали первой страницы рукой отца написано синем карандашом: «Феноменальное идиотство» по диагонали второй – «Глупость в сочетании с подлостью. И это мать?» А. Бус.)
ПИСЬМО ТЕЗИКА К ОТЦУ
«Батя. Как ты живешь. Я немного загорел. Батя приезжай 12 в 4 часа дня. Привези мне шеколадку и бомбочку. Привези мне мошину заводную. Я хочю очен чтобэ ты приехал врадительский ден. И превс что я написал в етом писме. Я буду ждть твоего приезда. Здесь многа ребят. Ребята есть издругого сад. Я обедаю иногда с добавкой. Целую тебебя кребко на крепко. Педай превет бабушки и анивани бленовой.
Тезик.
1939 год 26 июля.
ЗАПИСКА ОТЦА В ШКОЛУ И ОТВЕТ.
«Уважаемая Мария Тарасовна.
Я уже давно не вижу тетрадей сына с отметками, и будьте добры сообщите о поведении.
9 октября 1939 года. А.Буслов.»
« Товарищ Буслов сообщаю Вам, что поведение вашего сына в последнее время довольно улучшилось, но, все же, наблюдаются некоторые нарушения, как-то: невыполнение домашнего задания до конца. Тетрадь по арифметике Тезика у меня, она кончилась и общая оценка за последние работы посредственно. Дисциплина – хорошо.
9 октября 1939 года. С приветом………../подпись/
27 июля 1939 года. Тезик уехал в Загорск на дачу с детским садом и сегодня от него получено письмо. Плохо ли написано? Хорошо! Для первоклассника – хорошо. Ведь это первое самостоятельное сочинение. То, что на 71 слово сделано 25 ошибок – не больно хорошо:  означает неряшество; пропуск букв, недописка – неряшество. Но для первой работы удовлетворительно и хорошо.
12 сентября 1939 года. Время бежит. Тезик уже вновь в школе и во втором классе. Значит, идем дальше на завоевание высот. Особенного ничего не случилось, разве только то, что его перевели во вторую смену. С памятью не совсем хорошо: забывает то, что хорошо знал наизусть год назад. Сегодня были в бане. Взвешивались. У Тезика 24 кг. 600 гр, у отца 60 кг. 700 гр. По случаю частичной мобилизации в лавках творится невозможное: берут все, что попало! Кстати, запишем существующие цены:

Хлеб черный 85 копеек 1 кг.
Хлеб белый 1 рубль 70 копеек 1 кг.
сахар 3 рубля 80 копеек 1 кг
Масло (с госторга) 17 рублей 50 копеек 1 кг
яйца 6 рублей 50 копеек За десяток
Мясо (у колзозников) 15 рублей 1 кг.
Картофель новый 3 рубля 50 копеек 1 кг
помидоры 3 рубля 1 кг.
огурцы 1 рубль 20 копеек 1 кг.

1940

16 января 1940 года. Записи делаются все реже. Рельефов меньше, что ли? За прошедшее время произошло в жизни Тезика несколько событий. Во-первых, после долгих поисков произошел обмен квартир, так что Тезик расстался со своими сестрами. Расставанье получилось вроде безразличное. Быть может потому, что отец расстался с дочерьми как с врагами. Действительно они оказались врагами. Циничная беспринципность лживость, себялюбие и прочие подобные качества не могли, конечно, цементировать отношения отца и дочерей. Вследствие всего этого, Тезик оказался живущим на далекой окраине Москвы с адресом: Москва 81, мазутный проезд, корпус №22, кВ.№172. Комната размером в 11,5 кв. метров по заселению имела следующие размещение утвари: (дается план комнаты. Ан. Бус.) Переезд был завершен 24 декабря 1939 года, а 26 декабря Тезик пошел уже в новую школу, отстоявшую от квартиры в 3 – х минутах. Полугодовые отметки из старой школы получили отличные и хорошие, посредственных не было.
Жить стали втроем: Тезик, отец и, заместо мамы, Анна Ивановна Блинова. Благодаря отдаленности от центра и наличию находящегося в непосредственной близости леса, воздух отличный, зимой много снега для лыж, а под коньки используется тротуар и дорога. Чем Тезик и пользуется. Но живет он с отцом не совсем ладно. Ему часто попадает и, в общем, за невнимательность. Парень невнимателен почти во всем. Если делает уроки, то делает их невнимательно и неряшливо. Если это касается его вещей – книг, тетрадей, игрушек – то и здесь все также: книги грязные с зарисовками. Тетради с вырванными листами, замухрыженные, игрушки и библиотека содержатся неряшливо.
В отношениях тоже столько не долби о чем-нибудь, все – равно в одно ухо влетает, в другое — вылетает и все мгновенно забывается. Инициатива почти отсутствует. Он способен часами ходить следом, любит влезать в чужие разговоры, может интересоваться всем, кроме того, что в данную минуту делает. За это ему нередко влетает, но как с гуся вода: через пять минут может опять тенью, ничего не делает и т.д. Это сильно нервирует отца, и он, не сдержавшись, шлепает, куда и как попало и как пришлось. Возможно, что тут нужен какой-то воспитательный метод, но черт его знает какой, да на это надо иметь воспитательную жилку. В общем, назвать Тезика плохим мальчиком нельзя, но и хвалить почти не за что.
Вместе с тем, время идет и он растет. Последнее взвешивание показало 27 кг. 400 гр. Сегодня в школу не пошел, не пошел по случаю 43 –х градусного мороза.
28 февраля 1940 года. Дела ухудшаются. Сегодня, посетив учительницу, получил от нее кучу жалоб. Тезик портится: готовит уроки небрежно, невнимательно, в школе хулиганит, во время уроков мешает соседям заниматься. Доходит дело до того, что выгоняют из класса. Имел с ним серьезный разговор, сделал плетку и обещал лупить, если Тезик коренным образом не изменится. Аня говорит, что этот разговор произвел на Тезика сильное впечатление. Посмотрим. Слова не действуют никак.
9 апреля 1940 года. После репрессий жалобы из школы прекратились. По арифметике перешел на «отлично». Нажим сбавлен. Формально воспитывает Аня. Ласковое отношение вызывает заносчивость и тенденции к капризам. В наше отсутствие, видимо, ведет себя невозможно, потому что он всегда грязный и оборванный, с мокрыми ногами.
Через форточку бросается сахаром, бегает, раздевшись по станционной платформе и так далее. Многое , конечно, неизвестно. Вряд ли, что из мягкого отношения получится. Обещание хороших подарков за хорошее поведение не возымели результат. В тоже время, учительница считает Тезика сильным учеником, но невнимательным и ленивым. По успеваемости из 44 – х учеников Тезик, примерно, 16 – 17 – ый, так как в классе 14 отличников. Конечно, он, шутя, мог бы быть отличником, но нужны постоянно ежовые рукавицы, на что у меня не хватает терпения, да и какая-то жалость сидит. По оценке за 3 – ю четверть три «отлично» и три «хорошо». Немного прибавил вес: 6 – го апреля было 26 кг. 600 гр. Вероятно, в общем, парень эгоистичен, неискренен и никого не любит. Черта Быковых. Живем дальше.
27 апреля 1940 года. Живем плохо. Сегодня Тезик выдран. Как и предполагалось, мягкое отношение привело к отрицательным результатам. Скрывает заданные уроки, прячет плохие отметки. Вызовы (записки) классного руководителя не передает.
На дворе жалобы от соседей: бьет маленьких ребят и т.д. Сегодня по вызову классного руководителя ходил в школу. Демонстрировались неверные школьные работы. Предупредили, что, если Тезик так же будет снижать отношение к работе, то к концу четверти выйдет с посредственными, а то и с плохими, отметками. Что делать? Решено взять в ежовые рукавицы и держать до каникул. Утром выпорот, зато из школы принес отличную отметку за учебный день. Действует. Плохой метод с дратьем, но в отношении Тезика еще хуже, потому, что он очень быстро забывает. Другими словами, режим требуется неослабленный, а это страшно тяжело выполнять. А выхода нет. Он как-то на днях сказал соседке, что если его будут драть, то он будет еще хуже. А разговор получился тоже по поводу какого-то «милого» поступка. Словом, живем скверно, так скверно, что дальше и некуда. Но жить надо и, видимо, драться надо, если ласка портит.
21 мая 1940 года. Еще один этап пройден: Тезик закончил второй класс и переведен в третий. Переведен, в общем, неплохо и при следующих отметках:
РУССКИЙ ЯЗЫК (чтение) ОТЛИЧНО
РУССКИЙ ЯЗЫК (письмо) ХОРОШО
АРИФМЕТИКА ОТЛИЧНО
ФИЗКУЛЬТУРА ХОРОШО
ПЕНИЕ ХОРОШО
ПОВЕДЕНИЕ ОТЛИЧНО
Однако, на выпускном родительском собрании было сказано: сильный ученик, но небрежный, невнимательный, вертится и другим мешает работать. Предложено не давать разгуливаться, а понемножку заниматься. Сейчас 11 часов и он спит – за день набегался и не выполнил задания – написать страничку. И откуда такое нежелание очень – очень немножко позаниматься. Воспитывать Тезика, в общем, нелегко, Хочется думать, что с возрастом поумнеет.

Цены

Для сведения записываю существующие цены:
Сахар пиленый 5 – 50 — выдают один килограмм,
Масло сливочное 28 – 29 рублей – выдают двести грамм,
Картофель 1 – 20 — выдают два килограмма,
Спички 0 -50 — выдают пять коробок,
Мясо 14 рублей – выдают один килограмм,
Колбаса с 10 рублей поднялась до 16 рублей.
Жить стало трудно.

Сегодня Тезику была порка. Мальчишка изоврался и избаловался совершенно. Отец был месяц в командировке и за это время парень обнаглел. За что выдран?
Придя со службы, спрашиваю:
— Ну, как дела7
— Хорошо.
— Верно?
— Верно.
Ну, я и доволен, раз все хорошо. Ищу газету. Спрашиваю:
— Была газета?
— Нет, не было. Сейчас посмотрю. – Ушел посмотреть газету. – Все осмотрел: и в кухни в почтовом ящике – газеты нет.
Спрашиваю соседку:
— Были газеты?
— Были, — отвечает, и добавляет – Я Тезика сегодня наказала: приказала сидеть в комнате.
— Что случилось?
— А был дождик, образовалась лужа, так Тезик начал в этой луже ползать и измазался весь с ног до головы.
А несколько дней до этого, он такую штуку уже проделал, и ему было запрещено. Ан. Ин., и вот, вновь и вновь вранье, так как он признался, что газету он просто порвал и выбросил. Вот каков мальчик. Просился, обещал и так далее, но он уверен, что это очень скоро забудется и придется вновь драть, и имею намерение, пока не отучу врать, пусть потом обижается на жестокое обращение.
ОЦЕНКИ ПОВЕДЕНИЯ ТЕЗИКА В ИЮНЕ 1940 ГОДА.
10 – го хорошо, но с некоторыми пробелами;
11 –го – хорошо;
12 –го – отлично;
13 – го – хорошо;
14 – го – посредственно;
15 – го – плохо: переодевали со слезами;
16 – го – очень и очень плохо: было холодно и дождь, снял башмаки, ходил по лужам. Гремел в коридоре крышкой от кастрюли, гонялся за девочками. В комнате и в кухни все разбросал, сам очень грязный;
17 – го плохо и очень;
18 – го утро плохо, день посредственно, вечер хорошо;
19 – го — отлично;
20 – го — хорошо;
21 – го – хорошо;
22 – го – хорошо;
23 – го ложь;
24 – го – посредственно и плохо;
25 –го — посредственно и плохо;
26 –го – утро: ложь.
Родичи Тезика вновь подали голос и любви к нему и прочее, а что, собственно, не так и что надо, я не понял. Написал ответ, но А.И. говорит, что письмо жестокое. Не послал. Для характеристики прилагаю.
НЕОТОСЛАННОЕ ПИСЬМО К РОДНЫМ ТЕЗИКА.
10 июля 1940 года.
Ответ задержался вследствие командировки.
Вы знаете, что искренность вашей семьи вещь невозможная, поэтому совершенно напрасно вводите в переписку чувствительные места. Проще надо. Если я любящая мать и знаю, где находится сын, то никакие запреты не помешают мне его видеть. Это раз. Второе. Никто не запрещал вашей дочери видеться с «настолько горячо любимым сыном». Это, так пламенно любящая мать, за четыре года даже формально не напомнила о себе чем-нибудь таким, что бы у сына было что-нибудь, напоминающее о матери.
Третье. Почему ей нужны посредники? Она сама не может разговаривать о своем сыне? Разве я не соглашался отпускать его на лето в прошлом или позапрошлом году?
Быть может это нехорошо – двоить у ребенка представление о матери. Он называет мамой человека, который о нем ежеминутно заботится: моет его, кормит, стирает, готовит вместе уроки, следит за поведением, таскает ему сласти, ухаживает, когда заболеет и так далее и тому подобное. Здесь он видит мать, он чувствует ее всем своим существом.
Так нужно ли, полезно ли напоминать о матерях – кукушках, заносящих свои яйца в чужие гнезда, под чужих наседок? Это мне не ясно, но, кажется, что не надо. Это мнение мое и ни для кого оно законом не является.
О Тезике могу сообщить, что он перешел в третий класс при трех «хорошо» и трех «отлично». Сейчас наслаждается несколько излишней свободой. По определению, классной руководительницы, ребенок по учебе сильный, но ленивый, невнимательный и мешает другим заниматься. Несколько раз приходилось ходить в школу по вызову. Борьба с этим усложняется тем, что мальчик неправдивый, никогда не знаешь, где он говорит правду, где лжет.
Но все же природа делает свое – он растет, бытовые условия у него неплохие, и, так или иначе, сколачивается какой-то человек.
А. Буслов./подпись/
(На первой странице письма по диагонали две надписи отца: письмо не отослано, т. к. резко написано и «ответ на письмо Варвары Модестовны» Ан. Бус.)
Послал покороче и помягче, хоть и не понимаю какая к этим людям может быть применена мягкость.
5 августа 1940 года. Надо записать. В конце – концов, я пришел к мысли, что мать Тезика должна помогать его воспитывать. Кому нужно какое-то благородство. Вернее спесь « сам воспитаю, выращу». Выращу-то, выращу, а кукушке на руку. Ну и предложил Антонине Ивановне начать высылку денег. Понятно, не только отказалась, но рассчитала, что я ей еще должен, что-то 3000 рублей. Вот как. Это меня задело, и я решил узнать, как к этому делу относится закон, то есть решил предъявить иск на алименты. Зарабатывает, как пишет, 500 рублей, да прирабатывает, быть может, еще больше (мельники без этого не могут, ибо дело темное и приработать легко). Бросила ребенка, а растить – кто хочет. Изъясняется в любви к сыну, а за 5 лет грошового подарка не сделала. Это, значит, слова и ложь.
Итак, история делается. Тезик спит. Отношения у нас установились ровные, и он сегодня меня поцеловал. Живем вдвоем. Аня уехала в отпуск. А Тезик начал посещал немку и занимался немецким языком. Мне, собственно, не язык нужен, а то, что он часа четыре находится под присмотром и все время на воздухе. Сейчас спит – 22 часа 40 минут. Клонит ко сну и батьку. Ну, пока, история.
5 декабря 1940 года. Давно не записывалось, и писать не хочется, так как все неладно. Тезик портится и, что с ним делать ума не приложу. Уже все меры испробовал. Доходило дело до избивания. Бил чем попало и куда попало. Думалось, такая расправа должна как-то отразиться. Ничего. Через час может петь и, словом, все забыто. Я прямо в отчаянии. Слова не берут. Я круто обращаюсь – тоже не берет. Только три дня назад отдубасил, а вчера в дневнике учительница пишет: «На новом уроке географии не слушал, повторить нечего не мог: ни одного слова. Вертелся, разговаривает. Поведение ставлю плохо. « Без наблюдения оставить нельзя. Уроки делает как-нибудь и каждый день надо заставлять переучивать, доучивать, а как только пропустишь, значит, будет выучено, скверно сделано. Он сознает, что это неладно. Когда спрашиваешь: « Ну, что с тобой делать?» « отвечает: «наказывать надо». «Но я – же тебя бью как черта всячески пробовал. Ну, как тебя наказывать?» «не давай кушать» — отвечает. Что с ним делать, что делать – не знаю. Немку посещает, хотя он на немецкий обращает такое же внимание, как и на прочие свои занятия. Ну, мне это не важно, ладно, что не на улице болтается, хотя 60 рублей в месяц – тоже кусок порядочный. Странный ребенок. Ничего ему не дорого и не важно Казалось — бы, к зиме коньки для такого мальчика – очень интересная вещь. Обещал, что если немножко подправил успехи в школе, куплю коньки с ботинками, куплю новые лыжи. Но никакого старания получить такие нужные вещи. Решил не покупать. Хочешь – заработай! А работа, в сущности, пустяковая. Час времени внимательной учебы и, по способностям Тезика, может сделать уроки на отлично. И вот этот час, всего час, он не хочет постараться. В результате и разговоры и подзатыльники, и переделка уроков, и много неприятного времени. А память прекрасная, зубрить не надо. «Почему не учишь уроки, черт тебя возьми, отвечай? Ну, почему?!» Отвечает: « не хочется.» Доводит до того, что иногда не можешь уснуть целую ночь.
Когда ни спросишь: « Ну, как дела в школе, с уроками?» — ответ всегда один: « хорошо? – давай проверим». И вот типичный случай:
— Давай письмо.
Дает. Написано скверно: одна буква больше другой, другая – меньше, одна – вправо, другая – влево завалилась и на четыре строки 3 – 4 ошибки.
— Садись, перепиши! – Переписал отлично.
— Дальше что? Завтра география или естество?
— естествознание.
— Что задано?
— Задано повторить, как добывается уголь.
— Давай дневник.
Дает дневник, читает и пожимает плечами. Смотрю, записано стр. 61 – 62.
Раскрываем, смотрим. Оказывается задано топливо и руды.
— Учи!
Через полчаса рассказывает о топливе и рудах
— Дальше что?
— Дальше чтение.
— Ну, расскажи.
— Я не читал.
— Почему?
— Книги нет.
-Как нет книги, а это что?
— Это «Хрестоматия», а задавали из книги для чтения. Этой книги у меня нет.
— Ну, а если ее не будет, то ты и читать перестанешь?
Словом, примерно в этом роде ведется каждый день война.
Врет по поводу и без повода. Знает, что за вранье попадает особенно строго, но врет.
На днях появилась мать Тезика. До этого мне было известно, что она уже неделю в Москве. Известно мне было и то, что она не хотела посетить сына и, что у нее с братом по этому поводу была ссора. Ее заявление, что она отвыкла от Тезика и не имеет желания с ним видеться, возмутило брата. Возмутила даже такого беспринципного человека. Посещение, правда, получилось неудачное. В это время Тезик был в Москве у Казаковых и свидание не состоялось. На мои указания, что она очень странная мать, живет столько времени в Москве и не постаралась повидаться с сыном, отвечала недосугом: то у матери была, то у сестры гостила, то болела и т.д. Хороша мамаша!
За Тезиком надо неусыпное наблюдение, тогда было бы все хорошо. И отлично бы учился, и поведение было бы отличное. Но это сделать невозможно и, видимо, придется продолжать воину. Сейчас за замечание учительницы в дневнике и за плохое поведение Тезик стоит на коленях.

1941

ПОСЛЕ ДЕСЯТИ ЛЕТ. ВОЙНА.

От последней записи прошло более года и года, в жизни Тезика, быть может, рокового.
Но по порядку. Как и по последней, предыдущей, записи, зима прошла очень тяжелая. Тяжелая зима в смысле отношения между Тезиком, школой и отцом. Дошло дело до убегания из дома, ночевки под лестницей, ночевки в отделении милиции и так далее. Однако, при всяческом саботаже все же школьные работы выучивались и Тезик переведен в 4 – ый класс.
По окончании занятий, примерно около 20 – го мая наметилось, что мать возьмет его к себе, на что и, наконец, после всяких переписок и условий, 17 – го июня Аня отвезла Тезика в Можайск, где с рук на руки передала матери. Ну, и, казалось, все очень хорошо. Но это «казалось» в очень короткие сроки, так как 22 июня грянула ВОЙНА! 13 – го июля был сдан Смоленск. Так как около Смоленска бои шли долгое время, то казалось, опять-таки, что наступит переломный момент: мы отмобилизовались, собрали силы и больше отступать не будем. В начале сентября (7 – го и 14 – го) я ездил в Можайск и, как – будто договорился с Антониной Ивановной, что, если немцы будут наступать, надвигаться, она должна немедленно на мельничной лошади передвинуться в Москву, или, я себе думал, в Одинцово, что по дороге.
Насколько все были уверены в близком разгроме немцев, можно понять из следующего: я 1 – го октября ехал в Пензу (в командировку) и в вагон передавалось сообщение, что немец под Смоленском разбиты и оттеснен не то на 70 не то на 100 км. К сожалению, 9 –го октября мы узнали о сдаче орла, а 13 –го Вязьмы.
Я был почти уверен, что А.и. с детьми путешествует к Москве, почему я и скомкал командировку и 13 – го ноября возвратился в Москву. Семиверстными сапогами шагнули немцы и 15 – го октября взяли Можайск. Где же мой Тезик? С этим вопросом я несколько раз в день обращался в пространство. Несомненно, в районе Кобяковки бои должны были быть. Если боев не было, то немцы, все же были. И так и так результат все равно не известен, и только как подумаешь, что Тезика уже может не быть в живых, то горький упрек сверлит сердце. Зачем ты его бил, для чего ему нужна была учеба?
Вот, наконец, немца стали теснить, вот уже выбили из Волоколамска, на днях должны выбить из Можайска. И тогда надо будет как-то налаживать справки и связь. Вот какой ужасный год прошел от предыдущей записи.
Сведения об успехах в занятиях и поведению ученика за 1940 – 1941 год

Название предмета 1 –ая четвер. 2 – ая четвер. 3 – ая четвер. 4 – ая четвер. Годовая оценка.
Русский язык устный отлично отлично отлично отлично отлично
Русский язык письменный хорошо хорошо хорошо хорошо хорошо
Литература хорошо хорошо хорошо хорошо хорошо
Арифметика хорошо хорошо хорошо хорошо хорошо
Естествознание хорошо отлично хорошо хорошо хорошо
История хорошо хорошо хорошо хорошо хорошо
География хорошо отлично хорошо хорошо хорошо
Пение хорошо хорошо отлично хорошо хорошо
Физическая культура отлично отлично отлично отлично отлично
Поведение отлично отлично отлично отлично отлично

1942

1 ноября 1942 года Разрывы между записями начинают увеличиваться до непозволительных размеров.
Да , война продолжается, в декабре Тезик вернулся из плена, а в январе его мать привезла ко мне. Все сошло благополучно, если не считать потери всех вещей. Тезик вырос, но не возмужал ( относительно). Пробовал он там ходить до немцев в школу…
В общем, год пропал. В апреле, по договоренности с Антониной Ивановной, я отправил Тезика опять в деревню, так сказать, на зеленую еду, так как мы стали настоящим образом голодать, и кормить его нечем было совершенно.
Я дошел до полной потери сил и до цинготных явлений, от чего освободился только к сентябрю,
Тезика, однако, мать привезла в начале июля на том основании, что она его кормить не может. Удивительная мать и несчастный ребенок.
Вследствие условий голодухи, с января ушла Анна Ивановна. В феврале Тезик потерял продовольственные карточки, в марте – свою хлебную. Словом, нам сильно не повезло.
Но когда приехал Тезик дела были кое-как улучшены, и мы уже так не бедствовали.
В общем, паренек не плохой, но страшно рассеянный. На этой почве происходят скандалы. Несмотря на многочисленные указания делать то – то и не делать того – то все равно делает, так как придется. Вздуешь – один ответ: «как-то не выходит». Сознает он, что правильно от него требуют, а вот выполнить «не выходит». Тезик активно и охотно помогает по хозяйству. Ему можно поручить и сложное дело.
Необходимо отметить необычайный аппетит у Тезика. Вообще он ест больше взрослого. Но был и такой случай. Из командировки я привез около пуда пшена. Ну, утром – каша, вечером – каша до отвала. Ест Тезик 4 – ре раза в день: первый раз в 7.30 утра при своем уходе на работу, второй – завтракает в школе в 11.30, на третий раз ему остается, что-нибудь из еды (3 – тий раз он кушает, примерно, в 3 часа), и, затем, он кушает вечером вместе со всеми. Порции ему дают взрослые. Но он умудрился варить кашу особо: до моего прихода. Причем, варил котелок вполне достаточный на троих, съедал один и через пару часов обедал со мной. Хлеба ему его 400 гр. не хватает и, по наблюдениям, может съесть килограмм в день. Вот какой у парня аппетит. Я боюсь думать, что будет при 15 – летнем возрасте. Съест и батьку.
В настоящее время, благодаря тому, что я при командировках в Куйбышевской области обменял ряд вещей на продукты, едим мы очень много и хорошо, но мне кажется, что Тезик не наедается. Тут уж я не знаю, что делать. Пошлю к врачу: в чем ходить будет, не знаю и не могу себе представить.
Анна Ивановна возвратилась. Почему – не объясняет. Так что за Тезиком вновь усиленный уход.
Анна Ивановна и Тезик
1939 г. Анна Ивановна Блинова с Тезиком

Вот, что не хорошо: это полное отсутствие привязанности. Уехал от меня и забыл, уехал от матери и забыл, уехала Анна Ивановна – он ни разу ее не вспомнил. Когда я однажды сказал, что может быть ему, вообще, лучше жить с матерью, то он сказал, что лучше с отцом, но потому, что отец его все время воспитывает. Формально, раз воспитываешь ты, то и жить я буду при тебе. Возможно, и вероятно это недостаток от моих методов воспитания. Не умею я этим заниматься. Я резко, определенно настойчив, требую от Тезика такого поведения, что бы создавалась сильная воля, что бы не желание, а мысль руководила им. Требую думать хорошо то, что он делает или плохо. И так далее. Он говорит, что я правильно ставлю требования, но…. «не получается».
От Наташи получено несколько писем. Зовет к себе Тезика, зовет и меня. Тезик готов – бы поехать, но когда я спросил, а какие у него для этого мотивы, то оказалось – просто проехаться, повидаться и только. И к Наташе, как и ко всем, Тезик совершенно равнодушен. Он никогда не скажет «спасибо», не будет признательным за уход. Например, к Анне Ивановне. Не знаю, может быть для этих проявлений он еще молод. Поживем – увидим.
О делах общих, что записать? Осрамились вожди наши кругом: и в предвидении, и в тактике, и в политике. Оккупировал немец 2\3 населения. Захотел – полез и забрал Ростов и Северный Кавказ. И сейчас дерется в Сталинграде (Царицын), у Моздока, Нальчика, Туапсе и Новороссийска. В декабрьское наше наступление мы дольше нашумели, чем сделали. Ржев, Вязьму и другие пункты так и не освободили. Дела Ленинграда несколько улучшились, но до сих пор он в осаде. Союзники действительно помочь нам, видимо, и не собираются.
29 декабря 1942 года.
ПРОИСШЕСТВИЯ.
Получились происшествия так. Вследствие отсутствия дров, отсутствия соседей и продуваемого помещения, решено было переместиться на зимние месяцы к Казаковым, что около 1 – го декабря и было выполнено. Затем установилось, что Тезику далеко до школы. Решено было перейти в ближайшие училище, что, по его словам, выполнимо. По его словам, он очень доволен: ребята хорошие, учительница – Мария Николаевна – хорошая, а завтраки отличные. По его словам, его однажды спрашивали по истории, и он ответил на отлично.
19 – го декабря Тезик, по его словам, потерял за один день карточки и явился домой ночью. Ну, день – не беда. Был предупрежден, что в следующий раз попадет за растеряшество и бродяжничество.
23 – го декабря Тезик, сказав соквартирантам, что идет за хлебом, домой не явился и не ночевал. На другой день начались поиски и безрезультатно.
Явился ночью под 26 – ое декабря, как вор скрябал под дверьми. По его словам, он две ночи ночевал в милиции, а днями ходил в кино и катался на метро. И должен был сознаться, что в школу он не поступил, а все врал.
28 – го декабря Тезик был вечером проведен милиционером как задержанный за бродяжничество. Оказалось, что в бане он не был, не пропустили по возрасту, не был так же и у бабушки, которой, якобы, не было дома.
Сегодня, 29 декабря, он обещал сходить в РОНО по вопросу о поступлении в школу. Я получил приглашение, явится в милицию: видимо, будет нагоняй
Сижу без хлеба с 24 – го декабря (шестой день). За отсутствием продуктов, утром поели сваренного бульона от грибов. И все. Есть нечего абсолютно. Мать Тезика, несмотря на его несколько писем, помочь продуктами не торопится и, видимо, не собирается.
Вот какие происшествия происходят, а нашей жизни. Кто виноват? Тезик заверяет, что ему со мной хорошо, что ему никуда не хочется ехать, а вместе с тем выкидывает номера совершенно дурные. Эти его художества обходятся очень дорого, и мне трудно становится волочить ноги. За все эти художества наказаний никаких не было. Посмотри. Надо, все — же, сказать, что до этих поступков я, в общем, был им доволен и нередко похваливал. Быть может это испортило дело? Черт его знает.

1943

13 февраля 1943 года.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ СТРОКИ К СЕЙ КОРОТКОЙ БИОГРАФИИ
Легче катится по наклонной плоскости, поддаваясь силам инерции, чем идти по дороге не всегда ровной гладкой. Что будет впереди, неизвестно, но сегодня я могу похитить хлебные карточки, от отказа напихать желудок хлебом, что очень приятно.
Под влиянием таких побуждений и творится новая биография нового человека: человека, выскакивающего из норм, безнадзорного, часто превращающегося в воришку и гибнущего в омуте человеческих отбросов.
Жестоко это знать. Жестокие меры должны быть приняты, если мягкие не помогают. Но человек должен быть вынут в стройные ряды идущего народа, творящего народа, народа созидающего и поддерживающего государство и государственность.
Что же произошло?
Вот, с 3 – го февраля и по сегодня (13 февраля 1943 года) Тезик находится в бегах. Почему? Об этом выше рассуждалось.
Побег совершен при следующих обстоятельствах. После предыдущего побега с периодом в семь дней, Тезик вернулся, так как ему было сообщено, что за ним приехала Наташа, чтобы увезти за Урал. Возвращение его обошлось без скандалов, без драки и так далее. Заботы усилены были Наташей. Решено было продолжать учебу в старой школе и так далее. Возвращение было совершенно около 23 – го января. Несколько дней ничего не делалось. Появились новые ботинки, новая ушанка, новые брюки ( на-выпуск). Питание было усилено за счет продуктов, подвезенных Наташей. Казалось, обстановка была создана прекрасная. Днем Тезик ездил в школу. Были добыты из школы пропуска и справки для езды по железной дороге. Словом, дело налаживалось, и небо стало безоблачным.
3 – го февраля я пришел с работы в обычное время. Тезик дома не было: ушел за хлебом. Вскорости пришла Наташа и заметила, что кто-то лазал в ее чемодан. При этом обнаружено, что исчезло больше или около килограмма хлеба. Съедено половина супа с клецками и особенно – клецки.
Установив, что Тезик отсутствует уже около час, я предсказал, что Тезик не придет, что и было. Тезик не явился. Следовательно, 3 – го я уже был без хлеба. Наташа карточку имела, но эта карточка случайно оказалась у меня. 4 – го жили на карточке Наташи. Зная, что хлеб можно было брать лишь в 505 – ой булочной, я ее разыскал, а 5 – го февраля в 7 часов утра захватил в ней и Тезика, получающего хлеб.
На улице хлеб, карточки и кошелек были отобраны и Тезику предложено идти домой. По пути к дому, в проходе мимо Красно – Воротской станции метро, Тезик нырнул в толпу и был таков. Предполагались, что без хлеба, без карточек, без денег, которых у него оказалось 21 рубль (происхождение неизвестно), Тезик должен скоро явиться домой. Однако, до сих пор он не явился. Где и как живет – неизвестно. Об этом происшествий заявлено было милиции. Что будет дальше – неизвестно, но, видимо, с Тезиком придется расстаться с передачей его для воспитания и приобретения квалификации в какое-то еще не определившееся, заведение.
ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОХОЖДЕНИЯ
Так как Тезик иногда появлялся у бабушки, жившей у Веденской, то удалось установить связь и, наконец, он был приведен Веденской.
Ну, что — ж, кислые и бесполезные разговоры, хождение в школу для определения на учебу. В, конце — концов, договоренность с матерью. Она его берет. 4 – го апреля я уезжаю в командировку, а Тезик переходит к матери. Я уехал, а через два дня Веденская по телефону звонит месткому, что сын Буслова брошен отцом без надзора. Были вызваны Наташа и Анна Ивановна. Опять кислые разговоры и Тезик снова у Анны Ивановны. Определен в школу, определен в столовую для детей военнослужащих. Парень сильно изменился, стал послушным, так, что Анна Ивановна, в конце – концов, примерилась с ним.
Я приехал в середине апреля. В начале мая я снова уехал, а приехавши, узнал, что Тезик отлично сдал экзамены и переведен в пятый класс.
По новой договоренности, Тезик уехал к матери в Каширу и пробыл там, около месяца: ходил по очередям, караулил малышей. Но что-то случилось: не то мать сняли с работы, не то мать вышла замуж за какого-то татарина, но Тезик оказался в Москве у Анны Ивановны, которая через некоторое время отослала его опять к матери.
А та отправила Тезика снова в Москву к тетке, но тетка его не приняла, а я, подъехавши в это время из командировки, потребовал возвращения Тезика к матери.
Но он нашел себе какой-то чердак в Чернышевском переулке и жил подаяниями. 23 – го августа меня вызвали в милицию и оттуда я возвратился с Тезиком.
Решено было пробивать дорогу в другую сторону, следствием чего явилось то, что видно из последующего…
28 августа 1943 года.
МАМАШИНО УПОРСТВО
Наконец, было достигнуто соглашение, что Кондратьева берет к себе в Каширу Тезика насовсем. Тезик уехал, но пробыл там менее месяца. Он был отправлен в Москву к тетке Лизавете, которая его не приняла, не отказавшись, впрочем, от отреза материи. Мамашу, по слухам, сняли с работы за пьянку. Мамаша вышла замуж за какого-то татарина – плотника. Мамаше Тезик мешает.
Я потребовал от Тезика возвращения в Каширу и запретил таскаться к Блиновой. Тогда он разыскал какой-то чердак и обосновался там. Питался подаяниями в булочной.
23 – го августа меня вызвали в 5 – ое отдаление милиции, где я узрел Тезика исхудавшего и грязного.
Ну, протокол и прочее.
Тезик снова в Маленковке. Ни у отца, ни у сына нет карточек. Отца ограбили в Саратове, а сыновняя карточка пропала как-то. Словом, весело. Начали поиски выхода. Отцом было получено распоряжение о зачислении Тезика учеником на завод имени Сталина (ЗИС). Но там отдел кадров отказал, ввиду запрещения принимать учеников моложе 14 лет.
Новые поиски, и Тезик сегодня пошел на работу в среднюю школу, имеющую постоянную мастерскую. Предполагается, что он получит рабочую карточку, заработок по выработке, а с 1 – го октября начнется и учеба. ДНЕМ – учеба, ВЕЧЕРОМ – работа.
А мамаша? Мамаша молчит. Благодаря всем этим перемещениям, Тезик остался без всякого белья и запасных костюмных предметов. Нет башмаков. Отец через два дня снова уезжает в длительную командировку. Все это не ладно и не удобно. Но земля крутится, и жизнь идет своим чередом.
(Внизу красным карандашом дописано: «28 – го августа, сегодня первый день работы Тезика.» По полю надпись: « Столярная мастерская школы». По диагонали тем же красным карандашом: «Сегодня у нас абсолютно нет никакой еды». АН. Бус.)
( В записях отца сохранилась записка:
«отдел кадров ЗИС
Т. Акурианос
ПРОШУ оформить в цех коробки скоростей тов. Буслова С. А. учеником в группу механики.
Подпись………»
25 августа
Сохранилась, так же мое заявление:
«В отдел распр. раб. силы Росток. Района.
Буслова С.А.
Заявление
Прошу дать мне работу. Мне 12 лет. Я здоров. Нахожусь почти в беспризорном состоянии. Мать к себе не принимает, а отец в постоянных разъезда. Получаемых продуктов по карточкам иждивенца мне не хватает. Значит, надо работать или добывать дополнительное питание нечестным путем. Убедительно прошу дать мне работу.
С. Буслов
27 августа 1943 года
На заявлении резолюция:
«т. Романова. Договоритесь с директором Р. У. № 14, чтоб обязательно принял, как исключение.
Подпись…………….
27 августа 1943 года
На направлении в отдел кадров ЗИС резолюция:
«отказать. 12- их принимать не можем.
Подпись…………../Акуриа…./
26 августа 1943 года.

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Все же поиске пристройки Тезика к трудового режиму увенчались успехом, и по распоряжению РОНО он был принять в школу, имеющие мастерскую, в 4 – ый класс и в то же время в столярный цех. 3 – х часовая работа и рабочая карточка.
Однако, через месяц он пропустил три или четыре дня, объясняя закрытием мастерской. На поверке оказалось – ложь. Мне стоило большого труда упросить помиловать его.
В ноябре я выехал в Красноярск в командировку, оставив некоторые запасы питания, бывший в это время в Москве Сергей, взялся наблюдать. Возвратился я в конце декабря и узнал, что за три дня до моего приезда Тезик исчез.
Видели его около Ступина (вблизи службы его матери). Через месяц, примерно, он ночевал у соседки Анны Ивановны в Перово и после этого его следы затерялись.
Примерно, в апреле звонила Веденская, справлялась о Тезике и заявила, что у матери его нет, что мать сама нуждается без службы, без квартиры. Проявление какого интереса Веденской подозрительно. Тем не менее, она высказала предположение, что Тезик, видимо, взят с улицы, и помещен в какой — либо детский дом или в мастерские колонию. На мое недоумение, почему же я , в таком случаи, не получаю извещение, она высказалась, что беспризорников так много, что известить могут и через год, и что эти ребята не всегда называют свою фамилию.
Из вещей взял большие стоптанные валенки, мою фуфайку, с тем и ушел.
Бог его знает, где он, что с ним и какие внутренние силы и стремления могут так увлечь ребенка. Но все же у меня теплится надежда, что Тезик у матери.
Начало истории оказалось сложным.
20 июня 1944 года.
май 1984 100 лет деду
1984 г.  Тезик и внуки у могилы отца и деда.  Тезик (второй слева),  Ира (слева) и Наташа с Ярославом

Послесловие сына Анатолия (Синтеза) Анатольевича Буслова

Поставил последнюю точку батиных мемуаров.
Считаю необходимым добавить лишь несколько строк о судьбе Тезика, то есть осветить несколько его дальнейший путь, приведший к возвращению в семью.
Веденская А.И. была неправа, когда высказала мнение, что Тезик сменил фамилию. И в тоже время она была права, так как фамилию он все — же сменил, но на первые две – три недели, то есть на то время, когда его побегу не предавали еще окончательного значения, надеясь на возвращение блудного сына.
Что же было?
Под чужой фамилией съездил только до Тбилиси и обратно. В Москве, после возвращения его разоблачили, а 5 – ом отделении милиции и по желанию « путешественника» отправили его в Даниловский детский приемник, пообещав ничего не сообщать отцу. Однако, фамилия была указана четко и настоящая. Из детского приемника Тезика (будем говорить Синтеза) возили в Каширу, на розыски матери, так как он указал только ее координаты, заранее зная, что матери там не окажется.
Затем из приемника, после неудачи в поступлении в Суворовское училище Синтез был отправлен с большой партией ребят в детский дом, расположенный в Пензенской области в городе Вадинске. Однако, до Вадинского детского дома довезли не больше 15 – 20 ребят, так как остальных по дороге разобрали сердобольные граждане, а большинство просто – напросто разбежалось. «Отстал» по дороге в Вадинск от каравана быков, запряженных в сани, и наш герой. Оставив свою настоящую фамилию и отчество, он, однако, сменил ненавистное «Тезик», взяв имя отца,и сменил адрес своего рождения, что бы нельзя было проверить правильность его показаний в случае каких-либо осложнений с административными органами. Теперь его координаты звучали так: Буслов Анатолий Анатольевич, 1931 года рождения села Баскаково, Тумановского района, Смоленской области. Почему именно так об этом подробнее в другом месте.
Дальше была нищенская сумка, кизики, огороды, снабжение населения дровами и хворостом: вообщем, Вадинский и Земетчинский район Пензинской области были исхожены основательно.
Затем Синтеза – Анатолия приютила некая тетя Маруся Серкова, а затем сестры Миньковы – Ульяна и Галина. Сам Федор Карпович  не воспитывал любовью к незнакомому нахлебнику и при содействии Галины Федоровны – учительницы Ушинской средней школы – Буслов поступил в Р. У № 3 – механизаторов сельского хозяйства.
По его окончанию, то есть через два года, всеми правдами и неправдами были вытребованы из Баскакова документы, закрепившие координаты по Смоленской области.
Потом был Голодовский спирт-завод, где Буслов работал слесарем, электриком, элеваторщиком и откуда, по направлению райкома комсомола, он выехал в ФЗО в город Пензу.
Окончив фабрично – заводское училище, Синтез работал столяром опалубщиком. Жизнь его постоянно вошла в нормальную колею, заработки позволили неплохо существовать и, даже, влюбиться, что он с успехом и делал, не причиняя, однако, вреда тому, кого имел честь любить.
Затем, непонятная тоска стала все чаще и чаще посещать его, пока он не понял причину: его близкие и особенно отец.
Взялся за отыскание брата Сергея и сестер Наташи, Тани и почему-то Сони. Розыски увенчались успехом и в 1951 году, через семь лет отсутствия Анатолий-Синтез Анатольевич, а теперь уже окончательно Анатолий Анатольевич Буслов возвратился в отчий дом на Мазутке.
Он до конца своей жизни будет благодарен за большую любовь к нему, за заботу о нем, за душевное участие в его жизни бате, Наташе, маме Ане, Сергею, Тане, Серковой, Митьковым, Любовь Ильинечне Хитровой ( в девушках), Люсе Лысовой и передаст эту любовь, насколько сможет, следующему поколению.
В этом он перед вами совершенно искренен.
Анатолий Буслов.
Москва, 16 сентября 1983 года.

 

Дневник длиною в 10 лет: 2 комментария

  1. Читала,как фильм ужасов какой-то,- особенно про младенчество и про ясли в полгода (?!) Невообразимая для теперешнего времени жизнь! А чего стоит рассказ про переезд с крохой в угольном трюме, ожидание билетов,поезд и Москва неприютная…
    Страсть, как тяжело читать…а реальность тогдашняя не поддается осмыслению и эмоциональному «примериванию» на себя всех описываемых автором событий.В глазах вспыхивали кадры фильма Юрия Германа «Мой друг Иван Лапшин»

    1. Мне кажется, визит родителей в Анадырь и возвращение с грудной Наташей обратно проходил в похожих условиях. Все познается в сравнении.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *