Икебана — отдых для души

30 июня 2000 года, т.е. ровно 14 лет назад,  в молдавском отделе солидной газеты «Коммерсант»  появилась статья Натальи Алексеевны об одном заметном  столичном событии: известный японский профессионал икебаны давал кишиневцам мастер-класс.
Наталья Васильева,
преподаватель ДХШ им. Щусева

ОТДЫХ ДЛЯ ДУШИ

21 июня в помещении театра им. М.Эминеску происходило нечто неожиданное для Кишинева: демонстрация икебаны — искусства владения растительным миром для отражения жизненного кредо. Мастер необычных комбинаций из цветов и листьев — господин Мосато Уетсухара из Киото, профессор, заместитель президента Института икебаны.

Мосато-сану ассистировали госпожа Мидори Ямадаи и госпожа А. Лобастова, организатор этого зрелищного праздника. С приветственным словом к собравшимся обратился министр культуры Молдовы Т. Чобану, директор театра В. Карауш, а также приехавшие из Киева представители японского посольства — атташе по культуре господа Ивасаки-сан и Хонда-сан.

Цель повествования — вовсе не рассказ об Анжеле Лобастовой, старающейся привлечь внимание кишиневцев к сложному искусству икебаны. Но и в ней самой многое достойно удивления: каким образом архитектор по образованию (родом из Андрушул де Сус), воспитанная на солнечной красотеподсолнухов и на скульптурном совершенстве сочного початка кукурузы, с детства окруженная бабушкиными, украшенной ломанной линией стилизованной лозы, с домашней керамикой с пляшущей по канту гроздью винограда, увлеклась так страстно и навсегда секретами составления японских букетов? Почему не удовольствовалась она понятной красотой влажной охапки утренней сирени или пучком огненной настурции, или просто пурпурно-жгучим георгином? Какая сила заставила ее 9 лет учиться искусству икебаны, а позднее — и организовать свою школу? Эти мысли приходили в голову, в то время как эта молодая женщина вместе со своим учителем и наставницей Мидори-сан уверенно ассистировали самому Масато Уетсухара.
Японские мастера, прилитев в Кишинев, не испугались нашего знойно-перечного воздуха и сразу же — по пути из аэропорта — отправились в Ботанический сад за «материалом». Масато-сан отказался от цветов, которые можно было выписать для него из Голландии и Испании. Он сказал: «Будем делать икебаны из понятных местным жителям цветов их земли». Поэтому «элементами» будущих композиций стали лилии, ирисы, гладиолусы, декоративные крапива и лук, а так же шалфей и георгины. Уважаемые гости посетили и кишиневские цветочные рынки. Корзины с цветами и огромные букеты, конечно, не для их утонченного вкуса. У нас два цветка — символ скорби, с ним идут на похороны; в Японии же все наоборот: два — счастливое, удачное число. В нем как бы соединяются противоположности — луна и солнце, день и ночь, муж и жена…Все таинственно, увлекательно, удивительно и очень поэтично. У нас в гости приглашают на застолье, а у них — полюбоваться сказочной прелестью расцветшей в саду лилии. «Отдых для ума, радость для глаза и размышление о вечности», по словам знаменитых поэтов. Кобаяси Исса, Масаоко Сики повторяют и повторяют: всматривайтесь в привычное — увидите неожиданное, всматривайтесь в некрасивое — увидите красивое, всматривайтесь в малое — увидите великое. В маленьких японских трехстишьях -хайку- легко угадываются времена года, как и в живописи, и в икебане: если весна — цветущие вишни и сливы, лето — пышные пионы, а осень — пора хризантем.


Поэтому и не использовал в своих «кишиневских» композициях Масато-сан засушенные цветы и ветви — он искал образ, отражающий живое молдавское лето. Икебана столь же немногословна, как хайку, как живопись Утамаро, Хакусаи, Хиросигэ: несколько линий, три-четыре цветовых оттенка и…выражена суть предмета. Обязательным, хоть и не всегда зримым, элементом японской поэзии, живописи и даже икебаны всегда является человек. Элементарная классическая композиция из трех цветков, выстроенных по росту, наполнена глубоким смыслом: самый высокий — Небо, средний — Человек, самый низкий — Земля, но только в идеальной композиции эти три составляющие сумеют показать гармоничную взаимосвязь и взаимозависимость Человека и Природы.
В театре, за большим столом, ловко работая необходимыми инструментами, Масато-сан создал на глазах у зрителей букет стиля рики — символический пересказ красоты горного пейзажа Японии языком наших цветов. Мне очень понравился небольшой букет в плоской вазе, который изображал ветер: цветы, изогнувшись в одном направлении, прижимались к Земле.
Масато-сан сделал 10 букетов — очень разных, но во всех них присутствовал неотъемливый дух этого вида японского искусства — гармония. Гармония пропорций, объема, цвета…Нежно-блеклые и с ярко выраженными контрастами не только цветов, но и формы элементов композиций — плоских и широких, узких длинных листьев и утонченных стеблей растений… но каждый был по-своему прекрасен. Ведь красота икебаны во многом зависит от интуиции, вкуса, смелости художника, ее создающего. Истинный мастер сознательно очеловечивает Природу и этим одухотворяет жизнь Человека.

Вот выплыла луна
И самый мелкий кустик
На праздник приглашен

В общем, было интересно как само действо, так и его результаты. И даже зрители, случайно заглянувшие в зал, поддались в конце концов очарованию царства цветов и заодно, благодаря удивительной страсти Анжелы Лобастовой, побыли духом в дивной Стране хризантем — в Краю Восходящего Солнца!

Н.Васильева, преподаватель ДХШ им.Щусева.

IMG13716

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *