Соседи. Семья Богомолец. Из воспоминаний НА.

От сайта НА.
В середине 2000-х годов на страницах «Комсомольской правды» и «Литературной газеты» прошла бурная дискуссия на тему биографии писателя Владимир Богомолова (автора повестей «Иван», «Зося», романа «В августе сорок четвертого»…).
Несколько названий статей, по которым можно судить о накале страстей:
 
Задолго до дискуссии НА вспоминала В. Богомолова.
Оказывается Владимир  Богомолов был в Кишиневе гостем семьи Васильевых и НА лично знала писателя. Его она упоминает в своих воспоминаниях, когда говорит о соседях семьи Бусловых, живших в 1930-х годах на ул. Фрунзе.

Другие соседи тоже  остались друзьями  родителей на многие годы. 
              В маленькой комнатке, переделенной  шкафом  поперек  на две  части , стояли две кровати — одна «головой» к окну, а другая, за шкафом, «ногами» к двери, у  противоположной стены — небольшой обеденный стол, шкафчик для посуды, позже — холодильник и, тоже позже, антресоли, до потолка заваленные книгами. В этой комнате бывали  перестановки, но  не думаю, чтобы они намного меняли описанный мною  порядок. На кровати, головой к окну, спала Надежда Павловна со своей  дочерью  Катькой  Богомолец, а ногами  к двери — сын  Надежды Павловны Володька Войтинский, будущий  широко известный  советский писатель — Владимир  Богомолов («Иван», «Зося», «В авгусге 44г.» и др.). Дети были  от разных отцов, поэтому  носили разные  фамилии. Катька  была по возрасту  ровесница  моей  мамы, но по склонности к разным  необыкновенным приключениям больше  походила на  т. Нату. 
            Володька  был года на  2 младше  т. Наты. Но  эти детские  два года были большой  разницей в  их возрасте. Поэтому он всеми опекался, но в то же время от него  по мере возможности старшие  дети отделывались, как  могли.
            Моя  бабушка  и  Надежда  Павловна иногда объединяли  свои  усилия  в борьбе  с  житейскими  трудностями. Вместе  вывозили  детей на дачу, вместе солили в деревне грибы и варили варенье, и с большими трудностями привозили это  в Москву.
Надежда Павловна Богомолец (мать Владимира Богомолова) и бабушка НА Фаина Ефимовна Буслова
Москва, начало 1930-х годов.
             Эти две сильные, одинокие  женщины были  очень разными. Надежда Павловна — полной, с красивой гладкой косой на затылке, с темными, сердитыми глазами и с  маленькими растопыренными  усиками над верхней губой. 
Уж, если  бабушка  поручала ей  напоить  своих  детей  ненавистным  рыбьим жиром, то,  будьте спокойны, никакие  хитрости, нежности — не проходили.   Насчет  шлепков чужим  детям, она тоже  была не особенно щепетильна…
Да и  со  своими  обращалась  круто  и властно. Особенно  доставалось Катьке.   Она  в молодости  была  очень  хороша. Высокая, чернобровая  с  выпуклыми  черными, влажными  глазами, как  у лани, яркими  губами. У нее  было  много  поклонников, которые ей не нравились. Но главным было то, что не  нравились Надежде Павловне.  По этой  причине, говорят, Катька  так  и не вышла  замуж.
Москва, 1930
Катя Богомолец
             Катька вместе  с моей теткой  увлекалась одно время  театром. Это было настолько серьезно (или не серьезно), что девушки  решили  сдавать экзамены  в одну из Московских студий. Ею руководил их сосед по дому, известный актер   Мордвинов. Первой  из них вошла в экзаменационный зал, конечно, Катька, а тетка прильнула глазом к замочной скважине. Неожиданно для обеих Катьку попросили  спеть. Она не была  готова к  такому  повороту,  но тем не менее, заложив руки за спину, уверенно выставив одну ногу в большой мужской туфле затянула  почему-то «Интернационал»…
            Тетка  встретила ее обморочным  смехом и тут же навсегда отказалась от своих театральных  претензий…
            Они  же, на даче, преследовали своей  любовью известного по тем временам, писателя Слезкина, их соседа, подкидывали ему цветы, записки. Все это  было весело,  но по-моему, с дурным вкусом. 
Справка =====================================
Юрий Львович Слёзкин (1885—1947) — русский писатель
В 1910 кончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Начал публиковаться в 1901, первый сборник рассказов вышел в 1910. Роман «Ольга Орг» (1914) пользовался скандальной известностью, выдержал 10 изданий, был переведён на несколько европейских языков.
В 1920 познакомился с Михаилом Булгаковым, которого ввёл в московскую литературную среду. В романе «Девушка с гор» (1925) вывел его под именем журналиста Алексея Васильевича. В свою очередь Булгаков вывел Слёзкина в «Театральном романе» в образе Ликоспастова.
Вошёл в историю советской научной фантастики памфлетами «Кто смеётся последним» и «Дважды два — пять», вышедшими под «иностранным» псевдонимом Жорж Деларм.
Скорее всего девушки Наташа Буслова и Катя Богомолец заигрывали не с писателем Юрием Слезкиным, а с его сыном  Львом.
Слезкин, Лев Юрьевич (1920—2012) — историк.
В 1939 поступил в Московский юридический институт, но вскоре был призван в армию. Участник Великой Отечественной войны, был тяжело ранен. После демобилизации окончил исторический факультет МГУ, затем аспирантуру.
Работал в Институте истории АН СССР, с 1961 — учёный секретарь Института Латинской Америки. В 1965 защитил докторскую диссертацию. Затем работал в Институте всеобщей истории.
Работы Л. Ю. Слёзкина посвящены новой истории Латинской Америки и США. Автор нескольких монографий.
Заслуженный деятель науки Российской Федерации (1997).
=============================================Справка
            Я  знала Катьку, только как тетю Катю и очень любила ее за нежное, очень родственное отношение  ко мне. Она знала  массу  сказок, стихов. Память у нее  была  удивительная. После одного  чтения запоминала  целые абзацы газетного текста, читала и легко писала в зеркальном отражении обеими руками… 
Записная книжка Тани Бусловой (будущей мамы НА)
Текст написан, видимо, рукой Кати Богомолец.
(Если справа ребром приложить зеркало и посмотреть в него, можно прочитать текст.)
…Она была человеком  очень способным. Посещала все  выставки, премьеры, читала все новинки  и все помнила всю  жизнь. Она была, что называется, ходячей  энциклопедией. Кроме того  она была очень добрым и естественным человеком. Так и не получив высшего образования, она работала  где-то корректором, будучи природно,  абсолютно грамотной. На  себя  она  махнула рукой, ходила всегда  в темном, «старушечьем» платье (одном и том же),  что было  предметом ссоры  на всю жизнь с моей теткой, которая  весьма агрессивно выразила ей свое «презрение» за отсутствие   туалетов. Тетя  Катя  справедливо обиделась.  Мне же нравилась ее одинокая независимость и постоянная и тщательная  забота о  возвышенности  своего духа.
Меня она называла Дюймовочкой.  Я в детстве  чувствовала, как  она теряется и не знает, как со  мной  обращаться. Она меня забрасывала  подарками и  очень серьезно выслушивала. В последнюю с ней  встречу она нашла, что  я стала похожа на актрису Ию Савину. Именно тогда в Москве, действительно,  ко мне несколько раз обращались незнакомые люди с этим же вопросом…
 
           Говорят, что ее брат в  детстве был очень неуравновешенным, трудным  ребенком. Он любил рисовать. Рисовал только животных и только мужского пола и  ни в одном своем  рисунке не «сбился» и не забыл нарисовать отличительную половую особенность.
           У меня были  с ним две  встречи. 
          В первый раз он  гостил  у нас в Кишиневе  в году 1947. Приехал он со своим другом  художником, по фамилии, если не ошибаюсь, Скамейкин.  Оба они симпатизировали  папе и его искусству. Все они тогда были молодыми, полными сил и планов. Содержание  долгих  бесед не помню. Он мне  был интересен  и приятен.
          В следующий раз, я уже взрослой, в  один из своих приездов в Москву , с теткой  была в гостях  у Надежды Павловны. Она тогда уже была очень пожилая, грузная, из дома не выходила. Мы беседовали и ели картошку с килькой. Неожиданно пришел  Володя. Он не жил тогда с матерью. Он  принес  большой и сладкий  арбуз. Мне тогда было  19 лет. Я знала все его произведения. Мы были предупреждены, что он почему-то скрывает, что стал писателем, что об этом говорить нельзя.
Мне он был очень интересен. Запомнился его голос, спокойный, тихий и мягкий.
У него был  крупный нос и очень  внимательные глаза. Какие-то  чуткие. Быстро реагирующие на любую  реплику. Видимо, в  силу своей  одаренности он ярко представлял  себе то, что ему  рассказывали. Это тот случай, когда рассказчик самоуверенно обольщается вниманием  к себе. А фокус как  раз в талантливости слушателя. Но рассказывать таким людям  все равно интересно.
         Я тогда не поступила в институт и  тетка пыталась  представить, что это произошло  из-за моей болезни.  Мне же  не хотелось  жалости  и зависимости от нее. Мне  хотелось,  чтобы все  выглядело  так как  было  на самом деле, т. е. и моя  растерянность, и болезнь, и жара, и масса  молодежи, совсем  не похожей  на ту, что меня окружала в Кишиневе, и полное равнодушие  к нам преподавателей. В основном, я отвечала  ему на его вопросы. Выглядело  все  не очень уверенно. Он тут же начал рассказывать немного о себе и тоже о неудачах.
          В кухне и коридоре этой квартиры  везде  висели его записки  с просьбой  не шуметь, не стучать, не говорить громко. Все это ему мешало, когда он работал у Надежды Павловны.
           Когда мы доели арбуз, у меня оторвалась пуговица от кофточки. Он нашел ее на полу  и вручил со словами: «Если у вас  оторвалась пуговица, то не надо  испугиваться». Засмеялся и сказал, что получилось не хуже, чем у Маяковского.
           В первом из его широко известных произведений «Иван» — главные герои носят фамилии Буслов и Васильев. Может быть это наши фамилии ?
От сайта НА====================================
Фамилию Буслов носит главный герой повести Иван.
А сама повесть начинается «с ефрейтора Васильева». Вот ее начало:
В ту ночь я собирался перед рассветом проверить боевое охранение и, приказав разбудить меня в четыре ноль-ноль, в девятом часу улегся спать.
      Меня разбудили раньше: стрелки на светящемся циферблате показывали без пяти час.
      — Товарищ старший лейтенант… а товарищ старший лейтенант… разрешите обратиться… — Меня с силой трясли за плечо. При свете трофейной плошки, мерцавшей на столе, я разглядел ефрейтора Васильева из взвода, находившегося в боевом охранении. — Тут задержали одного… Младший лейтенант приказал доставить к вам…
      — Зажгите лампу! — скомандовал я, мысленно выругавшись: могли бы разобраться и без меня.
      Васильев зажег сплющенную сверху гильзу и, повернувшись ко мне, доложил:
      — Ползал в воде возле берега. Зачем — не говорит, требует доставить в штаб. На вопросы не отвечает: говорить, мол, буду только с командиром. Вроде ослаб, а может, прикидывается. Младший лейтенант приказал…
      Я, привстав, выпростал ноги из-под одеяла и, протирая глаза, уселся на нарах. Васильев, рыжий детина, стоял передо мной, роняя капли воды с темной, намокшей плащ-палатки.
      Гильза разгорелась, осветив просторную землянку, — у самых дверей я увидел худенького мальчишку лет одиннадцати, всего посиневшего от холода и дрожавшего- на нем были мокрые, прилипшие к телу рубашка и штаны- маленькие босые ноги по щиколотку были в грязи- при виде его дрожь пробрала меня.
      — Иди стань к печке! — велел я ему. — Кто ты такой?
      Он подошел, рассматривая меня настороженно-сосредоточенным взглядом больших, необычно широко расставленных глаз. Лицо у него было скуластое, темновато-серое от въевшейся в кожу грязи. Мокрые неопределенного цвета волосы висели клочьями. В его взгляде, в выражении измученного, с плотно сжатыми, посиневшими губами лица чувствовалось какое-то внутреннее напряжение и, как мне показалось, недоверие и неприязнь.
      — Кто ты такой? — повторил я.
      — Пусть он выйдет, — клацая зубами, слабым голосом сказал мальчишка, указывая взглядом на Васильева.
      — Подложите дров и ожидайте наверху! — приказал я Васильеву.
============================от сайта НА
Подарок от т. Наты Наташе Васильевой на ее день рождения 11 апреля.
Дорогой Наташеньке
почти от автора.
Тетя Наташа Буслова
11 апреля 1960 года
           Вот это все, что я могу вспомнить про этого  проникновенного, необыкновенного, но доброго писателя Владимира Богомолова.
           Герои его произведений — уставшие люди, так пронзительно наделены  всем нам знакомыми, нашими качествами. Как просто обо всем сказано…
Продолжение воспоминаний следует
PS  Последний сохранившийся автограф т. Кати (Екатерины Богомолец).
Это письмо-соболезнование по поводу ухода отца НА Алексея Александровича Васиьева.

Дорогие Танюша, Наташенька и Ярослав!
Только сегодня узнала о Вашей тяжелейшей утрате.
Я не буду Вас утешать — слова бессильны.
Я разделяю Ваше большое горе.
Примите мои горячие соболезнования.
Обнимаю.
Ваша Катя.
27 марта 1975 года.
PS2     Уникальная информация
Узнаем адрес, где жил великий писатель Владимир Богомолов, где прошло его детство.
Это адресная книжка Тани Бусловой — подруги Кати Богомолец, которая жила вместе со своим братом Володей.
Адрес Богомолец Е.М. и  Богомолова В.О.: Москва 19, ул. Фрунзе 13, кв. 9

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *