Архив рубрики: Книги НА

Васильев Алексей Александрович. Чукотка. Монография Васильевой Н.А.

Часть монографии посвящена Чукотскому периоду Васильева А. Он не так давно закончил учебу во ВХУТЕИНе и аспирантуру в Третьяковской галереи. Далее текст автора.

 

Здание бывшего ВХУТЕИНа.  В центре у стены Н. А. Васильева

Инерция  вхутеиновской самонадеянности кончилась. Начинаетсяпериод  ответственной самостоятельнойработы. Он мечется в поисках своего жанра, своей темы. Мечтает о ясной простотекомпозиции картин, потому что все написанное им до сих пор  кажется высокопарной  схемой. Ему очень не хватает Образцова — « онбы мне все разъяснил», но жизнь учителя неожиданно оборвалась. Молодого художника тянет в столичные музеи  к непостижимой  мощи великого искусства.

Читать далее Васильев Алексей Александрович. Чукотка. Монография Васильевой Н.А.

Наталья Алексеевна Васильева. «Васильев А.А.»

 Наталья Алексеевна Васильева написала две монографии об известных художниках Молдавии: Сергее Семеновиче Чоколове и о своем отце Алексее Александровиче Васильеве. Монография о Чоколове уже была опубликована на страницах нашего сайта. Начинаем публикацию монографии о Васильеве А.А. Об отце писать и легче и трудней. Легче, потому что знаешь творчество художника до мельчайших нюансов. Труднее, потому что отношение родства определяет дополнительную ответственность…   В чем Наталья Алексеевна видела особую ответственность, хорошо видно из дарственной надписи на экземпляре  монографии, подаренного брату. 

«Моему дорогому брату — Ярославу — на добрую память. С пожеланием никогда не забывать, что мы с тобой носим фамилию, отчество, имена, данные нам папой.  Но и наши биографии, дела, поступки — ни что иное как важное продолжение папиной жизни… Пусть же все в нас будет достойно папиной памяти.»  Н. Васильева  2.03.1980 г.

В А С И Л Ь Е В   А Л Е К С Е Й   А Л Е К С А Н Д Р О В И Ч

     С  любопытством и благоговейным  уважением входилая в  мастерскую отца…

Читать далее Наталья Алексеевна Васильева. «Васильев А.А.»

Стыд и позор!

Кто наблюдательный, заметил, что в монографии Наталии Алексеевны Васильевой «Две жизни художника С. Чоколова» нет даты смерти  художника. Это не промашка автора, а реальный факт — даты никто не знает. Факт поразительно позорный, но его оказалось мало для судьбы  человека. Если кто-нибудь поинтересуется в Министерстве культуры, в Союзе художников, у родственников…  местом захоронения Чоколова, никто это место не покажет. Его не знала и автор монографии о нем. НА  посвятила поиску могилы Чоколова не один год. Сначала с мамой, потом сама. Искала в том месте, где через несколько дней после похорон видела живые цветы и табличку. Но, буквально через недели, они пропали. Сейчас с уверенностью можно говорить, что такого места НЕТ!   Читать далее Стыд и позор!

Две жизни художника Чоколова (6)

Подобного ощущения как бы «лепкиот руки» добивается в своей архитектуре А.Гауди — ярчайший представительиспанского модерна. Прообразом его храмовой архитектуры (Саграда фамилия) такжебыла «переосмысленная» готика. Читать далее Две жизни художника Чоколова (6)

Две жизни художника Чоколова (5)

 Летом 1963г. жизнь, а следом итворчество С.С.Чоколова резко и неожиданно изменилось.

Сергей Семенович тяжело заболел: праваярука перестала слушаться, потерял речь, сгорбился, постарел.

Медицина предписывала: покой, покой,покой.

Но он предпочел работать. Вполневозможно, что этому решению посодействовал девиз их семьи: «Жизнь безтруда — воровство, труд без искусства — варварство». Эти слова не быликрасиво звучащим афоризмом. Они давно стали стержнем жизни художника. Читать далее Две жизни художника Чоколова (5)

Две жизни художника Чоколова (4)

У художника было много разных вариантовтаких паласов. Иногда нижние полосы являлись наиболее контрастными и яркими, поним чередовались стилизованные цветы с геометрическим рисунком. То в его центресобиралась вся цветовая красота. Именно в полосатых коврах, в большей степени,чем в спокойных килимах, проявился темперамент художника, свойственный егокерамике.

Красив его ковер с охристой рамой. Рамав килимах очень распространена. По чоколовской замысловато стилизован рисунокженских Фигурок, своеобразный хоровод вокруг сложно-голубого коврового поля. Понему разбросан негустой геометрический рисунок. Все его ковры украшены самымипростыми геометрическими элементами: полоска, ромбик, квадратик, лесенка.

Чоколов был очень внимателен к окраскепряжи, добиваясь мягких и сложных по цвету голубых, розовых, по-разному серых,зеленых и золотистых тонов. Красители были, в основном, химическими.

Читать далее Две жизни художника Чоколова (4)

Две жизни художника Чоколова (3)

 

          Утилитарная керамика и в традициях, и у Чоколова не отличалась особым разнообразием. Миски, тарелки, кружки, узкогорлые и широкогорлые улчоры [26в], бурлуи, гаваносы. Все они были задуманы по народному образцу. Однотипные отличаются друг от друга объемом, высотой, диаметром, шириной горлышка, количеством ручек, а также окраской. Сделаны они из красной керамической глины при помощи гончарного круга, которым художник владел безупречно. Применял он лепнину и гравировку.Излюбленным методом раскраски были белые и цветные ангобы и подглазурная роспись. Использовал он также цвет самой глины, полностью или частично оставляя ее на предмете. Собственно, эта методология с небольшими отклонениями была характерна для всей цветной керамики Чоколова, созданной в период с 1952 по 1963 годы. Любил в декоре разбросанный не густой растительный орнамент, с очень сдержанным привлечением организующего геометрического по верхнему краю или у основания горлышка сосуда. Вначале иногда энергично совмещал и геометрический и растительный. Элементы орнамента были традиционно скупыми: гнутая, волнистая,прямая линии, треугольник, кружок, точка, штришок. Они складывались в примитивные цветы или гроздья винограда. Роспись носила характер полунамека на знакомое растение, а плавный, гибкий орнамент из них был символическим образом природы. Чоколов никогда не увлекался узороплетением, считая самым главным образ всего сосуда в целом.

Читать далее Две жизни художника Чоколова (3)

Две жизни художника Чоколова (2)

 

Модерн становился не только стилем искусства, он проникал в саму жизнь, пытаясь поднять до художественного уровня, как ее бытовую сферу, так и самого человека сделать частицей этого стиля. Существовало даже определение «женщины-модерн», которая, чтобы соответствовать стилю «должна была быть существом загадочным, опасным, влекущим и околдовывающим». Читать далее Две жизни художника Чоколова (2)

Две жизни художника Чоколова (1)

.
Приводим весь текст монографии Наталии Алексеевны Васильевой «Две жизни художника Чоколова». Монография издана на молдавском (румынском) языке, но написана она на русском, так что приводимый текст является первоисточником.
К жизни и творчеству С. Чоколова мы будем возвращаться. В следующий раз сделаем достоянием гласности факт, связанный с художником, о котором постеснялась поведать автор монографии (его бы не пропустила цензура), но о котором сейчас нельзя промолчать…

Читать далее Две жизни художника Чоколова (1)

К биографии художника Сергея Чоколова

.
Эта третья часть информации о художнике Сергее Семоновиче Чоколове. Большую ее часть представляют фото из жизни Сергея Семоновича.  Начнем ее с небольшой загадки.
.
Что общего в двух картинах В. Поленова «Бабушкин сад» и «Московский дворик» и какое отношение они имеют к биографии С. Чоколова? Об этом написано в монографии Наталии Алексеевны Васильевой «Две жизни художника С. Чоколова», текст которой будет опубликован в ближайшее время.

Читать далее К биографии художника Сергея Чоколова