Несколько слов об отце

Наталья Калугина (Воронкова)
Москва, Россия
Мой отец Воронков Николай Михайлович родился в декабре 1916 года в г.Новосибирске.
Воронков Николай Михайлович
Берлин, 1940е
Практически ровесник революционного 17-го года, отец прожил жизнь, в которой отразились многие события и свершения нашей страны.
В 13 лет, потеряв отца, он ушел в ФЗУ (Фабрично-Заводское Училище), где можно было жить на полном обеспечении и получить специальность. После окончания ФЗУ его направили в деревню, где он работал токарем по ремонту сельскохозяйственной техники. Там отец самостоятельно подготовился и сдал экзамены за 9 классов и с этими документами поехал в Москву – поступать в институт. 1934год был последним, когда в институт брали без документов об окончании 10-летки. Первую неделю, пока ему не дали общежитие,  отец жил на Казанском вокзале. Как он рассказывал, выучил наизусть расписание поездов и в любой час дня или ночи мог ответить контролерам, какого поезда он ждет. Приехал он поступать в сельхозакадемию, хотел конструировать сельскохозяйственные машины, но сел в трамвай не в ту сторону и когда понял это, спросил «а здесь есть какой-нибудь  институт?». Оказался МВТУ им. Баумана. В него и подал документы.
Учился отец хорошо, институт закончил с отличием. Ему предложили должность референта министра. Он отказался и это  спасло ему жизнь, потому что министра вскоре арестовали…
Хотя Бауманский институт готовил специалистов по машиностроительным специальностям, отец был распределен на завод, производивший радиостанции для танков. Это была новая отрасль, которая начала бурно развиваться перед войной. Во время войны завод эвакуировали в г.Новосибирск, где я и родилась в 1944 году.
В мае 1945 года, сразу же после победы, отец был направлен в Германию в составе большого коллектива специалистов по радиотехнике и электронике. Как он потом рассказывал, наша политика того времени в отношении Германии назвалась политикой 3-х «Д»: Денацификация, Демилитаризация и Демонтаж». Вот этим 3-м «Д» и занимались специалисты. Составлялись списки оборудования, вывозимого в СССР вместе с немецкими инженерами, которые  должны были его устанавливать и обслуживать. Конечно, для многих
немецких семей, попадание в эти списки было трагедией. На самом деле все было не так страшно, по крайней мере то, что я знаю. Помню немцев, живших в нашем подмосковном городе Фрязино в первые годы после войны. Их поселили в хорошие квартиры, дети посещали нашу музыкальную школу, в городе была комфортная обстановка. В начале 50-х все вернулись в Германию.
Уже в 70-е годы отец говорил, что не уверен, правильная ли это была политика, на благо ли нам пошли эти станки довоенной конструкции, которые продолжали работать долгие годы , хотя давно морально и физически устарели. В 1959 году в составе советской делегации специалистов-электронщиков отец попал в Германию( как ФРГ так и ГДР) по приглашению фирмы «Телефункен».   И где-то на предприятии один из руководителей, сопровождавших нашу делегацию, сказал «смотрите, герр.Воронков, какое у нас теперь оборудование, а вы-то лучше других знаете, что здесь осталось после вас»….
В Германии родителям было очень комфортно. Хотя г.Берлин был сильно разрушен и продукты выдавались по карточкам, там собрался очень интересный коллектив специалистов. Все были молодые, остроумные, жили весело и радостно. Устраивались семейные праздники, поездки за город. Летом снимали дачи под Берлином. Наша семья снимала дачу у бывшего владельца кабельных заводов, Фогеля. Красивый особняк со львами у входа.
Владельцу было уже за 80, но он был вполне адекватен, как сейчас говорят.
Как-то к отцу приехали друзья, немного выпили, а закусить было нечем. На участке росли огурцы, маленькая грядка, как это принято у немцев. Сорвали пару огурчиков, все хорошо. На следующее утро расстроенный хозяин спрашивал: «герр.Воронков, у меня пропали два огурца с грядки, вы не видели, кто их мог украсть»?. Точность и порядок!
В будущем многие специалисты, работавшие с отцом в Германии, стали известными деятелями науки и техники.
 Достаточно назвать такие имена:
— Н.Д.Девятков,  академик, Герой Соц.Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий-
-Г.С.Вильдгрубе,  директор завода Светлана в Ленинграде, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники, лауреат Ленинской и Государственной премий-
— Е.Л.Подгурский,  руководитель одного из направлений  завода Светлана, лауреат Ленинской премии 1957г – первый год присуждения премии:
— В.А.Афанасьев,  профессор, доктор технических наук, научный руководитель одного из предприятий электронной промышленности, лауреат Ленинской премии.
Берлин, 1948г.   Воронков Н.М. (слева) и Афанасьев В.А. с детьми
Многих других я не помню, но совершенно очевидно, что посылали в Германию действительно знатоков своего дела, прекрасных специалистов.
Все советские специалисты покинули Германию до 1 октября 1949года, когда была создана ГДР. Наша семья была направлена в г. Фрязино Московской области. Сейчас этому городу присвоено звание Наукоград, хотя я не уверена, есть ли там наука. А вот в 50-е и последующие годы прошлого века город действительно отличался высоким научным потенциалом и предприятие НИИ ИСТОК (как оно сейчас называется) было ведущим в своей области – электроника сверхвысоких частот. На этом предприятии отец проработал до выхода на пенсию в 1980г. В 1966 году получил Ленинскую премию в составе
коллектива под руководством В.А.Афанасьева.
Когда я думаю об отце и его друзьях, мне хочется повторить слова, Ирины Субботович – «их всех отличало Служение». Они работали, делали конкретное дело, отдавали все свои силы Служению стране, народу. И это не высокопарные слова, а просто такова была их жизнь.
Вспоминается, например, такой случай. В 1956-58 г.г. отец работал начальником цеха. Работал буквально и днем и ночью. И очень много делал для своих сотрудников, в частности, добивался дли них квартир. Мы жили в маленькой квартире со смежными комнатами и несколько лет с братом спали на кухне, так было тесно. Но когда отцу кто-то (и мама в том числе) говорили «что же Вы, Николай Михайлович, себе квартиру побольше не добьетесь», он отвечал — «люди живут семьями в комнатах, а у нас отдельная квартира, как я могу просить?».  Сейчас это кажется диким, а тогда было в порядке вещей, хотя конечно, были и тогда люди, умевшие урвать для себя побольше. Но это все-таки не было всеобщим правилом.
Отец был невероятно эрудированным человеком, хотя его официальное школьное образование — 6 классов. Его мать была неграмотная, и он ее обучил основам грамоты. Сам с детства пристрастился к чтению и в 12 лет был председателем Новосибирского общества юных книголюбов. По-моему не было вопроса, на который он не смог бы ответить. Сослуживцы называли его ходячей энциклопедией. К тому же в Германии он в совершенстве овладел немецким языком и потом уже во Фрязино регулярно читал немецкую литературу, выписывал журналы, слушал по радио немецкую речь
В заключение хочется сказать, что отец был прекрасным семьянином, любил детей (меня и брата), много с нами гулял, катался на лыжах и коньках, помогал  с уроками, если требовалось. А уж внуков он просто обожал и мои дети всегда вспоминают его с любовью и почитанием.
Воронков Н.М. на демонстрации с внуком. 1976г.
Фрязино, 1970-е. Воронков Н.М.
Отца не стало в 1995 году и мне его очень не хватает все эти годы.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *