Искусство было его единственной исповедью

От сайта НА: В конце 2004 года, более 11 лет назад, молдавское издательство ARC выпустило  монографию Натальи Алексеевны Васильевой, посвященную выдающемуся керамисту Молдовы Сергею Семеновичу Чоколову. Монография получила высокую оценку искусствоведов; книга  стала библиографической редкостью. Многие газеты откликнулись на выход монографии.
Печатаем мнение музейного работника и искусствоведа Ларисы Михайло, опубликованное в журнале «Столица» №92 20 ноября 2004 года.

Лариса Михайло
Кишинев, Молдова

Искусство было его единственной исповедью

IMG_7243
Он работал, как поет птица, вспоминают все, знавшие народного художника Сергея Семеновича Чоколова. Он был уникален, никто не мог работать в манере, потому что сразу становился подражателем. Его имя и сегодня вызывает благоговейный трепет у специалистов, знающих молдавское профессиональное декоративно-прикладное искусство, и полную растерянность у тех, кто с этим искусством не знаком. Впервые с творчеством Сергея Чоколова мне довелось познакомиться в начале 70-х, когда начала работать в Художественном музее. На большой юбилейной выставке сразу выделила сказочные барочные вазы, покрытые зеленой глазурью, и терракотовые сосуды-замки, притягивающие своей загадочностью и особой пластической выразительностью. Художник еще жил в нашем городе, долго и мучительно болел и продолжал работать.
Увы, наши пути не пересеклись, я ничего не знала о его трагическом одиночестве в домике на улице Щусева, 97 –а, куда приходили проведать старого мастера некоторые художники. Среди них была художник и педагог Наталья Васильева, которая познакомилась с Сергеем Семеновичем еще зимой 1944 года. Кишинев тогда весь был в руинах, холодное и голодное время. Ее отец Алексей Александрович Васильев, заслуженный деятель искусств, был председателем Союза художников Молдавии, и Сергей Семенович часто заходил к ним домой. Его рассказы о своей жизни, семье, путешествиях были невероятно интересными.
Внучатый племянник Ивана Тургенева и поэта Дмитрия Веневитинова, крестник Саввы Мамонтова, дышавший воздухом передовой русской культуры, Сергей Семенович впервые приехал в Бессарабию в 1914 году, женившись на дочери местного помещика Софье Кристи. Затем долгих девять лет он скитался по Европе в качестве шофера. Чоколов на своем «Рено» возил беженцев, которые метались по Европе в поисках заработка и дешевого жилья. Мелькали Германия, Франция, Италия, Англия, Австрия, Венгрия, Румыния. После 1917 года такое явление, как русский шофер- дворянин, с двумя образованиями и знанием шести языков, было не исключением, а правилом на послевоенных европейских дорогах. «Важны только духовные ценности»,- любил повторять он. Духовные накопления нельзя конфисковать или похитить. Они всегда рядом – в тебе самом. Тем не менее, в 1930 году Чоколов возвращается в Телешово, в богатое имение Кристи. Он принимает участие в реставрации дома, расписывает цветами и птицами фриз под потолком столовой и гостиной, делает витражи в окнах. Чудом сохранился небольшой этюд, написанный в интерьере дома. Он как поэтическая легенда об образах прошлого. Однако в 1935 году С. Чоколов навсегда покидает Телешово. В Кишиневе он женится на Татьяне Бурской, с радостью усыновив ее шестилетнего сынишку Карлушу. В двух комнатах ее дома он жил до конца жизни. На нужды своей семьи художник зарабатывал реставрацией росписей и икон в монастырях и церквах, подробно знакомился с архитектурой, народным творчеством и бытом края. Передвигаясь на повозке или пешком, он любовался красотой степей, лугов, холмов, расписанных безупречной рукой природы. Он учился вековым традициям и премудростям местных ремесел. Во второй мировой войне Чоколов не участвовал – тяжело болел. Война закончилась для него горем. Весной 1945 года умерла не только Софья Кристи, но и его вторая жена –Татьяна Бурская.
V 163
В 1945 году состоялся 1 съезд художников Молдовы. Сергей Чоколов был избран на нем членом правления. Тогда ему было за пятьдесят. Ему доставляло необычайную радость быть среди коллег, говорить на близком и желанном языке искусства, служить общему, нужному делу, быть полезным. После организации в 1948 году секции декоративно- прикладного искусства Чоколов с вулканической энергией приступил к любимому долгожданному делу. Он начал создавать цветную керамику, возрождать национальные традиции. Им был создан ряд утилитарных предметов – улчоров, кружек, тарелок, плосок, а затем торжественных светильников и напольных ваз. В начале 50-х годов Чоколов представил на выставке эскизы первых своих ковров, которые позже на Всемирной выставке в Брюсселе были отмечены золотой медалью.
Слушая рассказы художника, Наталья Васильева проникалась все большим интересом к этому удивительно образованному человеку, основавшему молдавское профессиональное декоративно — прикладное искусство. Исподволь она собирала материал о его творчестве, который и вылился в альбом – монографию о замечательном человеке, искусство для которого было единственной исповедью.
Под занавес года издательство АRC выпустило на румынском и английском языках красочное издание « Две жизни художника С. Чоколова» в серии «Бессарабские мастера 20 века». Это стало возможным при финансовой поддержке Фонда Сороса в Молдове и помощи сотрудников Национального художественного музея, в Фондах которого хранятся уникальные произведения мастера.
Автор – Наталья Васильева подробно воссоздает московский, а затем бессарабский и послевоенный периоды жизни и творчества С.Чоколова. Она приводит воспоминания Валентина Серова, написавшего портреты родителей – Екатерины Николаевны и Семена Петровича Чоколовых, великого певца Федора Шаляпина, Художника Игоря Грабаря, архитектора Андроника Якубяна, жены скульптора Ольги Плэмэдялэ, привлекает документы, фотографии. Нужно отметить высокое качество полиграфического исполнения альбома – монографии, где каждая страница продумана и впечатляет прекрасным воспроизведением репродукций ковров, керамики, живописи большого мастера. В них он выражал красоту окружающей жизни – расцвет весенней природы, зной цветущего лета, многоцветье листопада и щедрых даров осени. Художник с благоговением изучал сундуки в молдавских селах, разглядывал каждый черепок народных образцов, принимая в свое сердце все лучшее, что создал молдавский народ за века. Он вобрал в себя столько, что мог и сам создать чудо. Поэтому его произведения будят воображение, заставляют думать, толковать, извлекать оставшееся за пределами увиденного. Искусство было его единственной исповедью.

Искусство было его единственной исповедью: 4 комментария

  1. Благодаря таким монографиям и остается память о художниках, оставивших яркий след в истории культуры.

  2. Ярослав, Добрый день! Скажите, можно ли каким-то образом приобрести монографию Чоколова? Остались ли тиражи? И еще вопрос, издавалась ли она когда-нибудь на русском? Спасибо.

    1. Алина, здравствуй! К сожалению весь тираж разошелся. Буду в феврале-марте в Кишиневе, свяжусь с издательством. Может быть там сохранились какие-то экземпляры. На русском она не издавалась, но Наташа свои экземпляры дарила вместе с переводом (вроде брошюрки). Этот перевод (без репродукций и фото) у меня есть. Его я могу как угодно множить.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *