Дерево моего детства

Публикация на сайте НА  «Когда умирают деревья» навеяла мне воспоминания о дереве моего детства.

Татьяна Ширшова
Сыктывкар,  Россия
Лауреат Наталийской премии (2020)

Дерево моего детства

Дом моего детства до сих пор стоит буквой «Г» на пересечении улиц Кирова и Орджоникидзе. Мне кажется, что это самый прекрасный уголок Сыктывкара. Часть дома, расположенная на улице Кирова, выходит окнами прямо в парк, на реку Сысолу, а та часть, которая расположена вдоль Орджоникидзе, смотрела окнами на бывший краеведческий музей и соседствовала с пожарной частью – пожаркой, как мы ее называли, которая отделялась от нашего дома двухэтажным деревянным жилым домом и домом Клочковых, при котором был «сад». В этом так называемом саду росла малина, черная смородина и единственный в то время в городе дуб (на рис. красный кружок).
Дом Клочковых снесли, когда расширяли пожарную часть, а дуб так и стоял, хотя ему подпилили ветви со стороны строения. Каждый раз, когда я оказывалась в той части города, я с особым душевным трепетом обходила все памятные с детства места и обязательно шла поздороваться с дубом. Но вот летом 2010 года, оказавшись рядом с домом моего детства, я, как всегда, пошла к дубу и к своему изумлению не обнаружила его. Смириться с мыслью, что нет моего дуба, с которым я выросла, к которому всегда водила детей – сначала класс, в котором училась Света, потом класс, в котором учился Кирилл, потом моего внука Сашу, было просто невозможно. Я искала его глазами, как будто дуб мог перебраться на другое место. Потом я с горечью подумала, что «пожарники», наверное, спилили его, потому что он им мешал, закрывая своими густыми и старыми ветвями часть здания. В задумчивости и растерянности я пошла по двору дома, увидела стоящего там мужчину, одетого по-домашнему, и спросила его, куда девался дуб. Он мне рассказал, что летом прошлого (2009) года сильным порывом ветра дерево сломало. Дуб был очень старый, не менее 80 лет, середка его была уже трухлявая, он рухнул, и его пришлось распиливать и убирать с его родного места. Этот мужчина сказал мне, что из отпиленных веток дуба они наделали веников, которые и сейчас еще есть у него. Теперь осталось только воспоминание о том месте, где когда-то стоял этот прекрасный дуб. (Когда же и след от гвоздя исчез под кистью старого маляра, мне было довольно того, что след гвоздя был виден вчера. Новелла Матвеева). Еще один свидетель моего детства навсегда покинул меня.

PS У каждого из нас есть или было свое дерево. На своей даче я посадила
дубочек, он подрастает и поддерживает мою память о том старом могучем дубе.
Конец

Читайте замечательное повествование  Т. Ширшовой о путешествии с Натальей Васильевой по Северу (в 4-х частях), за  которое она получила Наталийскую премию.
1-я часть — «Зарузье«,  2-я часть — «Архангельск«, 3-я часть — «Холмогоры«, 4-я часть «Соловки«,  а также смотрите вводную статью «О подругах«.

От сайта НА:  К слову о дубках на дачах.
На   нашей даче (Купавна),  где  любила бывать Наташа Васильева,  в первые годы обустройства 6 соток были  высажены  елочка и березка. Со временем  первая превратилась  в великолепную голубую ель , а хиленький саженец березки вырос в красивейшее дерево.   В компании двух шедевров не хватало третьего «классика» — дуба.
История дуба в трех фотографиях.
купавна 11.         2001 г.   Из леса вестимо. Запомнил даже день: Преображение Господне — 19 августа.

Купавна 22       2008 г. Первые годы — на грани выживания.

Купавна 33.       2015г.  В это время дача перешла к другим хозяевам и  дальнейшая судьба дерева нам  неизвестна.
Сделаем оборот на 180 градусов и закроем тему.
Купавна 4Слева видна упомянутая береза, справа —  ель.
Уходим.

Дерево моего детства: 4 комментария

  1. Интересно было прочесть. У меня есть рассказ о груше, дичке. Надо порыться в записях и перевести с белорусского. Есть несколько этюдов дички, а дерева нет.

    1. Если к тому, чтобы опубликовать на сайте, то конечно можно. Тем более лауреату Наталийской премии.

      1. Замечательный рассказ, как и твой рассказ Ярослав о тополе… Помню, как двоюродная сестра Ильи Трофимовича Богдеско -Людмила Федоровна позвонила мне и сказала о том, что упал орех, под которым он всегда работал в Ботушанах. Его орех. И мы поехали туда. Было ощущение большой потери, потери живого существа.

        Судьбы деревьев и людей переплетены крепче, чем кажется на первый взгляд Но лучше Тарковского не скажешь :
        Иван до войны проходил у ручья,
        Где выросла ива неведомо чья.
        Не знали, зачем на ручей налегла,
        А это Иванова ива была.
        В своей плащ-палатке, убитый в бою,
        Иван возвратился под иву свою.
        Иванова ива, Иванова ива,
        Как белая лодка, плывёт по ручью.

        1. Спасибо, Миша, за необыкновенный комментарий.
          Михаил Орлов — известный в Молдавии дизайнер, архитектор.
          Богдеско Илья Трофимович — выдающийся молдавский график.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *