Свет незакатный

От сайта НА: заканчиваем публикацию статей, вышедших в молдавских СМИ на публикацию книги Натальи Васильевой «Две жизни художника С. Чоколова» (см.  здесь, здесь, здесь и здесь).  Представляемый ниже рассказ  журналиста Александры Юнко, напечатанный в журнале «Русское слово» в мае 2005 года, посвящен автору книги Наталье Алексеевне.
IMG_7244Александра Юнко
Кишинев, Молдова

Свет незакатный

Не могу себе представить, каково это: жить в доме, на котором установлена мемориальная доска в честь твоего отца. Могла бы я жить в квартире, похожей на музей? Наталье Алексеевне это удается.Вокруг теснятся на полках книги с дарственными надписями авторов. В старинных и старых рамочках фотографии, очень много фотографий. Лежат стопками письма от людей знаменитых, очень знаменитых и мало кому известных. Висят на стенах картины художника Васильева и его друзей. Но центр композиции, безусловно,- родители. Умершие много лет назад, но не покинувшие своего жилища. На двух мольбертах, рифмуясь, стоят портреты мамы и папы, неотрывно глядя друг на друга.
IMG_4045
«Каса маре» квартиры художника А. Васильева и педагога Н. Васильевой.

…Васильевы в тот год оказались далеко на северо-востоке огромной страны. Беременной матери нечем было питаться, кроме одной только икры. Подобно Верещагину из «Белого солнца пустыни», женщина уже видеть ее не могла. Потом молодая чета с крошечной дочуркой на руках почти месяц плыла на шатком и валком суденышке. С тех пор Наталью Алексеевну всю жизнь укачивает.
Своей семьи она так и не завела. Возможно, не встретила того единственного, с кем могла бы соединиться навсегда и безусловно так же, как родители. Но жизнь ее не стала от этого менее наполненной и бесцветной.
Васильева – человек нестандартный: одним профилем она обращена в прошлое, другим в будущее. Острая наблюдательность и незамыленный глаз делают ее хранительницей множества захватывающих историй: семейных, городских, исторических – и великолепным собеседником.
И в то же время сотнями живых нитей Наталья Алексеевна связана с будущим. Сорок с лишним лет она преподает спецдисциплины в детской художественной школе имени А,В, Щусева. ( Сколько получает, не спрашивайте, это неприлично. Не в деньгах, впрочем, дело). Некоторое время даже директорствовала, но добровольно покинула начальственное кресло, когда почувствовала, что это – не для нее. В первую очередь, Васильева замечательный педагог. Тот самый, что полностью растворяется в учениках. Ее питомцы участвуют в выставках, становятся профессионалами, приобретают громкие имена, уходят в большую жизнь. А она остается и снова начинает строить с нулевого цикла.
Только не подумайте, будто прошлое и будущее разделены непреодолимой стеной. Все в этом мире взаимосвязано, и оба профиля Васильевой принадлежат одному и тому же лицу.
Много лет назад девочка Наташа запомнила поразившего ее воображение живописца Пискарева, который когда-то расписывал Кафедральный собор. Держался он с достоинством, ходил в роскошной шубе и выглядел совершенно по – буржуйски. В конце сороковых, в голодные и холодные годы, это было непривычно и дико. Особенно по сравнению с художниками той поры, элегантно носившими латаные – перелатаные обноски и опорки.
Прошло много лет, и однажды среди учеников Васильевой появился Александр Пискарев, внук того самого живописца. Одаренный мальчик, к несчастью, был тяжело болен гемофилией. Почти одновременно умерла от рака его старшая сестра – красавица. И самые разные, знакомые и незнакомые люди принимали участие в спасении Саши. Наталья Алексеевна до сих пор волнуется, заново переживая эти события прошедших лет и трагическую судьбу потомков «барина в шубе», в которых она приняла далеко не постороннее участие.
В эту минуту, когда я записываю последние слова, вдруг понимаю, в чем заключается человеческое призвание моей героини. Она не летописец, хотя отличается завидной памятью на имена и даты и факты. Не очевидец, хотя много прошло перед глазами. Она именно участник, в отличие от невнимательных, безразличных, короче говоря, безучастных людей.
IMG_0995Титульный лист монографии Натальи Васильевой об отце с дарственной надписью брату.

О двух людях, оказавших огромное воздействие не ее становление, Наталья Алексеевна написала книги, которые немедленно после издания стали раритетами.
Первый — ее отец, художник Васильев. Он родился в Самарканде в начале 20 века, колесил по всей стране и удивительно ощущал гармонию человека и природы. Приехав в наши края в 1941 – м, Алексей Александрович влюбился в красоту этой земли и остался здесь навсегда. В трудные послевоенные годы он возглавлял Союз художников Молдавии и своим примером показывал, как нужно поддерживать людей – реальными поступками, а не только сочувствием на словах.
Второй – один из тех, кому помогала семья Васильевых, к кому обратил лицом дочь Алексей Александрович. Это был выдающийся керамист Сергей Чоколов. Крестник Саввы Мамонтова, поцелованный в лоб, серебреным веком русского искусства, закончив знаменитое Строгановское училище в Москве, он сразу же попал на фронты первой мировой, а с 1918 года осел в Бессарабии, откуда была родом его первая жена. Последние четырнадцать лет Сергей Семенович прожил затворником. Он двигался с трудом, плохо слышал и не мог говорить. Но именно в эти годы Чоколов создал самые потрясающие свои работы – свободные композиции в лепной терракоте.
046_smКишинев, 1963 г. На выставке А. Васильева «60 дней в Китае». Слева С. Чоколов и А. Васильев.  Справа чета  М. Петрика и китайский врач-иглоукалыватель Лин

Двадцать лет Наталья Алексеевна собирала материалы о его жизни и творчестве, документально подтверждая свои детские и юношеские впечатления, расширяя знания о потаенных периодах его жизни (например, дореволюционном или заграничном). Ее рукопись в девяностые года вылетела из планов государственного издательства. Но теперь Васильева считает, что ее труду это пошло только на пользу: он стал богаче фактурой, вобрал в себя еще несколько десятков драгоценных документов, фотографий, репродукций. В прошлом году в издательстве «ARC» в серии «Мастера бессарабского искусства 20 века», наконец вышла прекрасно оформленная монография, посвященная несправедливо забытому художнику и его драматической судьбе.
V 190Обложка книги Натапьи Васильевой «С. Чоколов»

Парадокс заключается в том, что прочитать ее можно только по – румынски (дайджест – на английском), русскому читателю она недоступна не только в силу ограниченного тиража и высокой цены. А ведь в числе тех, чьи пороги обивала Наталья Алексеевна, вымаливая ее гонорары для себя – деньги на издание, были и весьма небедные наши сограждане, почти профессионально борющиеся за права русскоязычного населения и сохранность русской культуры в Молдове. Ко всем доводам и просьбам они остались… Да, именно так безучастны.
Один курьезный случай той поры врезался ей в память. Пока Васильева ждала аудиенции одного высокого лица, другое лицо, рангом пониже, обласкало ее и завело к себе в кабинет, поинтересовавшись:
— Вы по какому делу?
И пока доверчивая женщина излагала суть своей просьбы и рассказывала, кто такой Чоколов и что значит для искусства, этот доброхот прерывал ее вопросами:
-Да, кстати, вы знаете, что я возглавляю такую – то творческую ассоциацию?
Нет, Наталья Алексеевна была не в курсе этого и терпеливо продолжала излагать свою проблему. Но ее снова прерывали:
-Да, кстати, вы знаете, что я получил такую-то литературную премию России?
И об этом « кстати» Васильевой тоже не было известно. Но она упорно продолжала свой рассказ – в надежде хоть до кого – то достучаться. Наконец, он утомленно произнес:
— Говорите, говорите…. Я вам не мешаю, я думаю о своем.
Догадайтесь – ка с трех раз, о кои идет речь? В общем – то славный человек и неплохой поэт был бы совершенно очарователен в своем детском тщеславии и эгоизме, если бы…Нет, будем реалистами, -не откликнулся и помог, а хоть бы дослушал и вник в то, что ему пытаются сказать.
Но ни лауреат премии и руководитель творческой ассоциации, ни его патрон ее не услышали. В результате книга о русском художнике на русском языке не вышла.
А ведь Наталья Алексеевна умеет быть очень убедительной. Нет ничего такого, чего нельзя было бы сделать для спасения человека – по такому принципу она живет. И, ей – Богу, это не менее благородно, чем забота о лесах или бездомных собаках! Однажды, ей даже пришлось встать на колени перед вдовой одного художника – лишь бы та позволила (а на правах наследницы та не позволяла) хоть бы сфотографировать уникальные работы покойного мужа. Никакого унижения для себя маленькая седая Васильева в этом не видела. Более того, сознательно пошла на этот шаг, надеясь, что коленопреклоненному просителю отказать невозможно.
IMG_6547Кишинев, 2003 . Наталья Васильева у могилы родственников Чоколова — представителей семьи Кристи.

Наталья Алексеевна скептически относилась к членению человечества по национальному признаку. Две православные – она и ее подруга – ухаживают за могилой знакомого, похороненного на еврейском кладбище. Потому что больше это делать некому. Если, прежде чем откликаться на зов, мы предварительно начнем допытываться, какой у страждущего «пятый пункт», необходимость в помощи уже исчезнет.
Наташа выросла в кишиневском дворике, под завязку населенном колоритными персонажами всех кровей и мастей. Тут были молдаване и русские, украинцы и поляки, евреи и немцы, семья беженцев из Румынии, может быть, болгары и гагаузы…Все смешалось в этом небольшом филиале Вавилонской башни. По детским впечатлениям, это были невероятно оригинальные люди. Потом в течение жизни некоторых из них она находила – и они поражались, как много видела и запомнила та маленькая беленькая девочка, которая пешком под стол ходила.
И если уж продолжать библейские аллюзии, Васильева иногда кажется мне капитаншей современного ковчега, спасающей от потопа времен то, что казалось, обречено на забвение. Берет на борт, не деля на «чистых» и «не чистых», а повинуясь врожденному инстинкту добра, помноженному на уроки любви, полученные в семье. И делает это без всякого пафоса и надрыва, не требуя благодарности и чествований. Уверенной рукой ведет Наталья Алексеевна утлое судно туда, где зеленеет желанный берег. И горлица, слетав туда, вернется с оливковой веточкой в клюве. Что будет означать: «Приплыли!»

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *